Курсы валют:
  • Обменный курс USD по ЦБ РФ на 19.10.2017 : 57.2721
  • Обменный курс EUR по ЦБ РФ на 19.10.2017 : 67.3577
  • Обменный курс GBP по ЦБ РФ на 19.10.2017 : 75.519
  • Обменный курс AUD по ЦБ РФ на 19.10.2017 : 44.8784

Культура

http://pravda-team.ru/pravda/image/article/5/3/2/346532.jpeg

Что теряет русский язык вместе с буквами?

В старославянской азбуке было 45 букв, в древнерусской - 39. После реформ Петра I и Академии наук букв стало еще меньше. Октябрьская революция сократила их до 32, но буква "ё" отбила позиции, и теперь их 33. Удобно, но не лишились ли мы с буквами чего-то важного? Об этом в интервью Pravda. Ru рассказал историк-публицист Петр Александров-Деркаченко.

— Русский язык, безусловно, пострадал в течение всего ХХ века, но я бы сейчас говорил не о нововведениях, не о новоязах и прочих большевистских экспериментах. Я бы хотел поговорить о той орфографической революции, которая была проведена в 19173-1918 году и которая полностью изменила нашу орфографию. Благодаря тому злодейству, которое было сделано в 1917-18 годах, тексты, написанные Александром Пушкиным, и тексты, которые читаем мы, — это совершенно разные тексты.

То есть речь идет о немногих буквах нашего алфавита — ерь, ять, фета, ижица?

Букв-то немного, но не всегда количество соотносимо со значимостью. Скажем, была у нас буква "i" десятеричная, и ее отменили. Действительно, зачем языку две буквы "и"? Но в этом был свой смысл. Во-первых, эта буква употреблялась в случае соседства с другой гласной буквой, и слово "Россия" писалось совершенно иначе. Во-вторых, в русском языке было два слова "мир". Было слово "мир" в отношении перемирия, сотрудничества, а было слово "мир" в значении вселенной. И роман Толстого "Война и мир" изначально писался "Война и мiр", с "i" десятеричной, то есть имелось в виду "Война и вселенная", а не "Война и мир" в смысле воюем — не воюем, это слишком примитивно для Льва Николаевича. Он писал про войну как зло вселенское. Когда "i" десятеричное сократили, получилось "Война и мир".

Других изменений тоже было достаточно много. Прежде всего, любой из нас, кто откроет антикварное издание, выпущенное до 1917 года, увидит, насколько более изящно, красиво и наполнено выглядит русский текст. Все это было порушено в 1918 году.

Что с этим теперь можно сделать? Можно каким-то образом передать утраченный смысл учащимся школ, широкой общественности?

— Если вы спросите мое скромное мнение, то я считаю, то сползание в абсолютную безграмотность, которое сейчас происходит, когда идет уже даже не упрощение, а выхолащивание русского языка и всякой грамматики, подрывает смысл языка. Это можно было бы остановить, если бы произведения, написанные до 1918 года, школьники и мы все читали в подлиннике, то есть в старой орфографии. Я вас уверяю, что если вы возьмете достаточно известное произведение Александра Пушкина, возьмете Николая Гоголя и прочтете несколько глав со старой орфографией, у вас будет совершенно другое ощущение от прочитанного.

Для людей прежнего мира, дореволюционного времени было важно не только содержание, для них очень важна была форма, оформление текста, и наш алфавит в этом отношении очень этому способствовал. Но, конечно, мы ничего не вернем, время упущено. И хотя Александр Солженицын считал, что букву "ять" надо хотя бы восстановить в каких-то правах, и я с ним согласен, — все равно это утопия.

Нам главное понять, какое чудовище было сделано в 1918 году, чтобы уберечься от подобных изменений сегодня. Потому что проводятся попытки еще более упростить наш язык. Но результат только один — это обеднило нашу культуру, истощило нашу орфографию, только и всего. В русском языке, в русской поэзии все-таки орфография играла не последнюю роль. Даже наш алфавит, который нам проще сейчас заучивать, раньше звучал как "Азъ, буки, веди, глаголь, добро" — я азбуку знаю нести добро. То есть во всем был смысл.

А сейчас смысл пропадает?

— Да. Я помню, как читал вырезки из газет, где рабочие типографии радостно докладывали о том, насколько легче стали весить романы Толстого после исключения лишних букв. Если мерить роман Толстого по весу, то, наверно, да. Если по восприятию, то здесь я бы поспорил. Но, на мой взгляд, то, что мы сейчас переиздаем наших классиков в новой орфографии, — это неправильно. И вообще, вам не кажется, что сейчас есть какая-то такая подсознательная тяга: мы очень любим сейчас вывески, названия учреждений писать со старой орфографией, зачастую безграмотно, но все-таки.

В общем, да — банк "Мiръ", газета "Коммерсантъ" и так далее. И все же, как вы считаете, возможно ли вернуть старую орфографию? Сейчас есть типографии, которые печатают с ерами, с ятями?

Сейчас это только копии, репринтные издания. Вернуть это нереально. Надо ставить реальные задачи. Достаточно перевести классику в старую орфографию, и я вас уверяю, что отношение нас самих к себе изменится.

Вы в своей статье сравниваете ситуацию с русским литературным языком с той ситуацией, как если бы мы сейчас стали переодевать исторические памятники.

— Да, совершенно верно. Вообще, решение о том, что есть лишние буквы, было достаточно анархическим по своей природе. Оно было у маргинализированных членов Академии. Оно не обсуждалось никак. Были проведены попытки чтения, и даже послали императору брошюру с предложением провести такую реформу. По свидетельству Фредерикса, император двумя пальцами отнес эту брошюру в корзину и сказал, что ответа не будет.

Революция со сломом институтов семьи, армии, Церкви стала ломать и институт русского языка. Была сделано преступление в отношении нашей орфографии. И даже тогда, когда это было объявлено, сами большевики не могли толком перестроиться на новую орфографию. Они еще до 1918-1919 года пользовались старыми буквами. Сама эта идея абсолютно деструктивна. Она могла возникнуть только в русскую революцию, очень страшную, очень разрушительную, последствия которой мы до сих пор на себе испытываем, но уроки из которой мы должны делать.

Получается, что мы продолжаем идти в том же направлении, потому что правила русского языка меняются чуть ли не ежегодно. Например, у кофе, который всегда был мужского рода, появилась вторая форма, можно говорить о кофе в среднем роде. Слово "считанный" уже пишут с одной "н", потому что мы избавляемся от исключений из правил.

Продолжается, причем мы занимаемся не своим делом. Еще Александр Солженицын говорил, что вместо того чтобы постоянно пикировать на нашу несчастную орфографию, нам надо заняться нашей пунктуацией, потому что она у нас самая сложная в мире. Такое количество запятых не имеет ни один европейский язык. И, конечно, запятые можно было бы упростить, потому что эти правила хаотически наросли со временем. Сейчас в них путаются все, и стар, и млад.

Как вы считаете, если бы сейчас Толстой или Пушкин взяли свои произведения, они бы сумели их прочесть?

— Я думаю, они бы спросили: "Зачем?" Потому что до 1918 года никаких проблем не возникало. Более того, красная профессура тогда выступала за то, что упрощение орфографии снизит количество ошибок и повысит уровень грамотности. А этого абсолютно не произошло, сколько было безграмотных, столько и осталось. Это не упрощение, это ограбление, я считаю, орфографии. И именно поэтому я назвал статью "Великая орфографическая революция". Потому что такой революции, во-первых, не было ни в одной другой стране мира, во-вторых, она проводилась насильственно и сверху.

Как можно менять орфографию, когда все писательское сообщество и все издатели против? Это нужно было сделать сознательно, для оглупления, для понижения уровня образованности. Но тогда, как мы знаем, большевики поставили задачу из народа сделать человеческую массу. А масса должна быть достаточно однородной, достаточно унифицированной, и великая орфографическая революция была частью этой задумки. Они ее свершили.

Подготовила к публикации Мария Сныткова

Беседовала

Image

Как служилось в советском стройбате

«Королевские войска» или стройбат были настоящей легендой в СССР. Правда, скорее в плохом смысле слова – этого рода войск сторонились многие призывники, а военное руководство вообще выступало против его существования.