Курсы валют: USD 30/05 56.7106 -0.0454 EUR 30/05 63.3684 -0.3005 Фондовые индексы: РТС 18:50 1085.75 1.18% ММВБ 18:50 1940.77 0.34%

Война: 70 лет скорби и молчания

Война: 70 лет скорби и молчания
Страна | 21.06.2011


В этом году исполняется 70 лет с начала Великой Отечественной войны. 22 июня 1941 года перед страной разверзлась бездонная пропасть, которая пожрала почти 30 миллионов советских граждан. Нечеловеческими усилиями народы Советского Союза сумели переломить ход этой битвы и освободить Отчизну, а затем и Европу, от чудовищного ига фашизма, и эта победа вошла в историю как беспримерный подвиг наших соотечественников. Но рассекреченные документы свидетельствуют: совершен он был вопреки действиям советского руководства.

И 70 лет спустя потомки тех, кто жил и умирал в те страшные годы, не побороли всех последствий кошмарной войны. Некоторые из них побороть уже и не удастся. Во всяком случае, удар, который нанесла война по демографическим процессам в Советском Союзе, до сих пор во многом определяет динамику народонаселения в России, Украине и Белоруссии. До сих пор мы не знаем, где захоронены многие жертвы политики геноцида, которую проводили фашисты на оккупированных территориях. До сих пор нет даже более-менее точных данных об общем количестве погибших в 1941-1945 годах. И таких "до сих пор" во всем, что касается этой войны, не счесть. Но величие трагедии, пережитой советскими людьми, обязывает нас, их потомков, знать о том, что происходило в те годы. Великая Отечественная война без конца. 1746.jpeg

Великая война и победа в ней стали частью культурного кода сотен миллионов людей от Калининграда до Владивостока, и знание Правды о ней - это неотъемлемая часть формирования национальной идентичности всех постсоветских народов.

Но и здесь дела обстоят не лучшим образом: наши знания о грандиозном противостоянии гитлеровской Германии и Советского Союза до сих пор находятся на уровне домыслов, легенд и откровенной лжи. На протяжении послевоенной советской истории была одна Правда - пропагандистская, поскольку все материалы о событиях Великой войны находились под чутким контролем партийных идеологов, которые вымарывали из них все, что могло поставить под сомнение решающий вклад ВКП(б) в мобилизацию советских людей на героическую борьбу.

Однако и крушение коммунистической системы не сильно приблизило нас к познанию реальных событий 1941-1945 годов. Вместо одной идеологически выверенной истории войны появилось необозримое множество других политических спекуляций. Так что, в конечном итоге, снова пришлось прибегнуть к идеологическому аппарату в виде президентской Комиссии по противодействию фальсификации истории в ущерб интересам России для унификации различных "версий" в некое более-менее непротиворечивое единство, которое бы не слишком контрастировало с пафосом и мифологией советского времени.

Но пафос - пафосом, а истина о великом подвиге и великой трагедии народа куда важнее для национального самосознания, какой бы горькой она подчас ни была. И, кажется, в одном из самых болезненных и противоречивых вопросов о начале Великой Отечественной - насколько хорошо было информировано советское руководство и лично Сталин об агрессивных планах Гитлера - появилась некоторая определенность. Накануне 70-летия со дня нападения Германии на Советский Союз вышла в свет "Агрессия" - Великая Отечественная война без конца. 1748.jpegвнушительный 576-страничный сборник рассекреченных документов Службы внешней разведки России, относящихся к самому кануну войны. Этот фолиант из сотен дипломатических депеш, донесений разведчиков и протоколов допроса перебежчиков собрал генерал-майор СВР, историк Лев Соцков. Из обнародованных документов становится ясно: каноническая формулировка "вероломное и внезапное нападение" к событиям 22 июня 1941 года неприложима. Высшее руководство Советского Союза прекрасно знало точную дату начала гитлеровского нападения. Знало - и ничего не предприняло.

"17 июня 1941 начальник внешней разведки Фитин лично докладывал Сталину о предстоящем нападении гитлеровской Германии на Советский Союз. На прием к нему он прибыл вместе с наркомом Меркуловым. Надеюсь, вы понимаете, что когда начальник разведки докладывает информацию лично, ручаясь за ее корректность и достоверность, то вопрос без всякого переносного смысла мог в тогдашней ситуации стоить ему головы. Фитин взял на себя эту миссию, подтвердив: информация полностью соответствует действительности. Она заключалась и в том, что наш агент "Старшина", офицер штаба военно-воздушных сил Германии, сообщил: из всех документов, прошедших через его руки, следует, что все приготовления к вторжению закончены, вермахт находится в режиме ожидания. Это может случиться завтра или послезавтра, через несколько дней, но не позже", - цитирует сегодня Льва Соцкова "Российская газета". Но советский лидер оставался глух ко всем сообщениям.

"Все-таки под нажимом наркома Тимошенко и начальника генерального штаба Жукова вечером 21-го июня убедили Сталина дать ориентировку в войска о приведении в полную боевую готовность. Он, в конце концов, такую команду дал, директива была быстро подготовлена там же, в Кремле, и, зачитанная вслух, подписана Тимошенко и Жуковым и ушла в войска. Считается, что пока расшифровывали, пока доводили до рядового звена, прошло время. И, кончено, опоздали. К моменту нападения многое не было готово. Но хочу обратить ваше внимание на ключевую первую фразу документа. В ночь с 21 на 22 июня может произойти "внезапное нападение" гитлеровской Германии на СССР. Потом указание частям - дислокация, рассредоточение авиации... Вдумайтесь сами: направляется директива, что может произойти внезапное нападение. Но если оно может произойти, то какое же оно внезапное? Тем не менее, формулировка "в результате внезапного нападения" вошла в обиход", - рассказал журналистам историк. В результате этого промедления Красная Армия уже в первые минуты войны понесла значительные потери, которые удалось восполнить лишь с большим трудом и при поддержке стран антигитлеровской коалиции. Великая Отечественная война без конца. 1747.jpeg

Но ответа на главный вопрос "почему?" документы все-таки не дают. Что мешало Сталину дать команду о боевой готовности раньше? Чем было вызвано это преступное промедление? И здесь остается только гадать.

"Создается впечатление, что Сталин больше всего боялся обвинений в развязывании войны, в первом шаге. Предложения об упреждающих мерах были, но все они Сталиным отклонены. Немцы у нашей границы. Значит, можно ударить. Но тогда мы - агрессоры, и могла бы идти речь об антигитлеровской коалиции? Мы стояли перед угрозой на два фронта - с Германией и Японией. Это потом, когда у немцев не стало получаться на Восточном фронте, японская угроза отпала. И все же все проводившиеся военные учения в районе Западного фронта на Украине и в Белоруссии имели в качестве противника Германию. Во время последних учений в 1941 году "синих" и "красных", "синими" были немцы. Сомнений ни у кого не было. Все, что происходило, начиная с 1938 года, - англо-французский договор, англо-польский договор, франко-польский договор, франко-советский договор, англо-советские переговоры - были против какого противника? Собирались воевать против немцев. Было очевидно: войне быть", -  отметил Лев Соцков.

Великая Отечественная война - это эпохальное событие в истории нашей страны и всего мира. И, конечно, изучение всех обстоятельств этого беспримерного конфликта займет еще много-много лет. И для нас, для потомков тех, кто принимал непосредственное участие в его кровавых перипетиях, формирование достоверной картины произошедшего имеет принципиальное, общенациональное значение. Ведь даже этот эпизод, маленький, но невероятно важный для понимания дальнейшего хода войны, дает четкое представление, к чему, к каким катастрофическим последствиям приводит неограниченная власть. Это тем более важно помнить, когда некоторые представители нынешней российской правящей верхушки не стесняются называть Сталина "эффективным менеджером". И до тех пор, пока это будет возможно, нельзя считать, что Великая Отечественная война закончилась.

Сергей Подосенов
Код для вставки в блог

Новости партнеров