Курсы валют:
  • Обменный курс USD по ЦБ РФ на 20.07.2019 : 62,8666
  • Обменный курс EUR по ЦБ РФ на 20.07.2019 : 70,7941

Молитва за самоубийц: прощенный грех?

/image/article/0/8/9/1089.jpeg

Молитва за самоубийц: прощенный грех?

Незыблемых истин у Церкви не так уж и много. Строго говоря, все они укладываются в догматическую основу христианства - Символ веры. Все остальное - правила, каноны, традиции, которые могут подлежать переменам. Другое дело, что порой эти устои настолько прочно въедаются в церковное сознание, что отступление от них кажется настоящей революцией. Особенно, если это касается вопроса важного, вопроса страшного и, казалось бы, раз и навсегда решенного. Не молится Церковь за спасение душ самоубийц! Или все-таки...

Самоубийство, в христианском понимании - это не просто грех. Это единственный грех, в котором невозможно раскаяться и, следовательно, получить прощение от Бога и спасение души.

Церковь провожает самоубийцу в последний путь воистину гробовым молчанием. Невозможно спеть «со святыми упокой» над телом человека, который всю свою волю, все свое стремление в последний час направил на то, чтобы навсегда замкнуть душу от Бога.

Церковь шарахается от самоубийства с самого начала своего существования. Недаром Иуду Искариота, который раскаялся в предательстве и покончил с собой, больше осуждают за самоубийство, чем за предательство. И недаром английский писатель Г.К. Честертон в своем эссе «Ортодоксия» писал, что самоубийца - это противоположность христианскому герою-мученику, самоубийство - оскорбление всему, за что стоит, чем дорожит Церковь.

Человека, лишившего себя жизни, нельзя поминать в храме. За самоубийцу нельзя подать записку на поминание. За него не вынет частицу из просфоры священник, служащий Литургию. Единственное, что остается стоящим у его гроба - молиться дома, но и то - многие священнослужители рассказывают, что такая молитва может свести молящегося с ума.

И это, отчасти, правда. Невозможно простому человеку в одиночку вместить в себя боль, ужас и страх того, кто принял катастрофическое решение покончить с собой. А нежелание Церкви молиться за самоубийцу приводит того, кто все-таки решился просить Всевышнего об упокоении души умершего, к чувству вины и страха. Как бы Бог не вменил в вину моление за грешную душу. И получается замкнутый круг: человек молится, но вместо утешения и сопереживания ушедшему зарабатывает себе лишь чувство всепоглощающей вины перед Господом. Начинает бояться Бога, который (как якобы логично следует) только накажет за то, что больно и хочется молиться и плакать. Как тут не свихнуться?

Одна из таких вполне узаконенных лазеек - свидетельство, что лишивший себя жизни был в невменяемом состоянии и не мог отвечать за то, что делает. Если есть подтверждение этому - отпеть самоубийцу позволяется. Но здесь возникает множество «кривых» ходов - кто-то выпрашивает справку у психиатра и с ее помощью обманывает благословляющего отпевание архиерея. Где-то под психическим расстройством согласны понимать алкогольное и наркотическое опьянение или состояние аффекта. Но до сих пор единого понимания - когда можно отпевать, когда молиться - у Церкви не было.

Столетиями Церковь отгораживалась от этого вопроса, либо закрывая глаза на явное попустительство, либо наоборот - проявляя чрезмерную строгость, губящую вслед за самоубийцей его родных и близких. О том, как выгорают души тех, кто не может в храме помолиться за родного, пишет в своем Живом журнале священник:

«...У меня на телефоне раздаётся звонок и прерываемый рыданиями женский голос пытается рассказать о своем горе. - Батюшка, сыночек, мой сыночек покончил с собой. Что делать? Потом я встречаюсь с родителями. Во время встречи отец, как правило, стоит и, опустив голову вниз, смотрит себе под ноги, а мать, стараясь прикоснуться к священнику, словно к соломинке, иногда припадает к тебе, прижимается головой к груди и плачет. Господи помилуй, как же они страшно плачут. Это не то, чтобы крик, а точно всхлипывает и подвывает маленькая обижаемая всеми собачёнка.

А ты ничего не можешь сделать, самое главное, ты не можешь о нём молиться, и утешить никак не можешь. Можешь только гладить её по руке и плакать вместе с человеком. Потом самоубийцу хоронят, и в храме появляется новая прихожанка, которая приходит на все службы, потому, что молитва единственное средство, чтобы не сойти ей с ума. Она не может, подобно мужу, уйти в запой, она уходит в молитву. Чёрная одежда - это теперь её одежда на годы. Она часто исповедуется, винит себя во всем, что произошло с её сыночком. Приходится постоянно уже от неё отгонять мысль отправиться вслед за сыном.

Эта борьба длится месяцев семь - восемь. Потом женщина приходит реже. Проходит ещё несколько месяцев, мать приходит в себя, вновь начинает здраво рассуждать, её жизни больше ничего не угрожает. И она уходит из храма, обыкновенно навсегда. Но я никого не осуждаю, ведь это невыносимо тяжело не иметь возможности помолиться об ушедшем».

Это невыносимо тяжело - не сметь помолиться. И Церковь, в конце концов, решилась разделить страшное бремя вместе с родными самоубийцы, подставить плечо там, где не поддержит никто другой.

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл заявил, что на открывшемся архиерейском соборе в Москве будет обсуждаться вопрос - как позволительно молиться за самоубийц и как можно их поминать.

«Всем правящим архиереям приходится сталкиваться с таким явлением, когда скорбящие родственники лица, покончившего с собой, обращаются с просьбой о его отпевании. Полагаю, что здесь необходимо ввести единую практику, дабы избежать злоупотреблений - как в сторону избыточной строгости, так и в сторону неоправданных послаблений. В Москве был выработан особый чин молитвы о самоубийцах», - сказал патриарх Кирилл собравшимся на Собор.

«Я поручаю богослужебной комиссии его изучить. В случае одобрения Священным синодом он будет направлен во все епархии для использования», - сказал Святейший Патриах.

1090.jpegСтоит отметить, что в некотором смысле «чин молитвы за самоубийц» у Церкви уже есть. Это молитва мученику Уару, которому, в обход всех правил, молятся и за самоубийц, и за некрещеных. Но следует оговориться - это те молитвы, которые каждый читает строго один, келейно - то есть, не общецерковно. И далеко не всех священник благословит читать эти молитвы. Поэтому то, что свой голос вместе с молящимся наконец-то возвысит Церковь - это настоящее откровение.

Некоторые эксперты поспешили заявить, что таким-де путем Церковь приспосабливается под современный мир, в котором проблема самоубийства стоит очень остро.

"Это новое решение для РПЦ, - рассуждает в этом духе научный сотрудник центра изучения Восточной Европы Бременского университета Николай Митрохин. - До этого было строгое разделение: если человек покончил жизнь самоубийством - церковь прекращает за него молиться. Церковь осознала, что живет в новом мире. В XIX веке это была редко встречающаяся вещь, а сейчас у России один из самых высоких рейтингов по самоубийствам. Это проблема, касающаяся многих семей, которыми в условиях, когда люди редко посещают церковь, пренебрегать не стоит. На уровне локальных общин священники уже давно пытаются придумать, как приспособить эту проблему к современным реалиям".

Это мнение человека, не очень хорошо понимающего, как ориентируется в нашем мире Церковь. Она не может «осознать», что живет в новом мире, тем более что в смысле грехов мир со времен падения Адама и Евы ничуть не изменился. И не может сделать из этого некую «пиар-акцию», чтобы заманить к себе тех, кто редко ходит в храм. И совершенно неважно, сколько самоубийств происходит - одно или миллион, количество не переходит в качество в смысле церковного отношения к проблеме. Если с собой покончит миллион человек - самоубийство не перестанет быть смертным грехом.

Чуть больше года назад, в декабре 2009, Патриарх Кирилл уже говорил о проблеме молитвы за самоубийц. И там он высказался вполне определенно: "категорически нельзя молиться за тех, кто ушел сознательно, в твердом уме и доброй памяти", а отпевание таковых - «грех и профанация». Вряд ли позиция Патриарха изменилась с тех пор в угоду «реалиям».

Пресс-секретарь Патриарха Московского и всея Руси протоиерей Владимир Вигилянский поясняет: молитва создана для тех случаев, когда отпеть человека все-таки против всех канонов, но хочется дать родственникам церковное утешение и поддержку в их горе.

И из этого следует - изменяется не отношение Церкви к смертному греху. В решении, которое Патриарх Кирилл принес на Архиерейский Собор, заложено нечто иное, чем «приспособление проблемы к современным реалиям», что прямо-таки звучит как уступка всеобщей либерализации.

И все-таки, молитва - это не только инструмент утешения. Возможно, в какой-то мере это попытка отстраниться от вынесения самоубийце заочного приговора на всю вечность. Слишком часты случаи, когда невозможно определить, насколько «тверд ум и добра память» у того, кто так уходит из жизни.

Конечно, церковные слова о том, что самоубийство - это отречение от Божьей любви, а, следовательно - прямой путь в ад - звучат пугающе. Но только не тогда, когда думаешь о том, как много боли и страха испытывал тот, кто покончил с собой. От какого ужаса он бежал? Да и может ли отвергнуть Божью любовь тот, кто никогда ее толком не знал? И в таком случае - нет ли надежды, что самоубийцы - даже те, кто сознательно полез в петлю - в глазах Божьих будут теми, кто «не ведал, что творил»?

Пока неизвестно, как звучит новая молитва за самоубийц. Ее рассмотрит Священный Синод и, только если согласится с каждой буквой, она попадет во все храмы России. Но очень хочется верить, что, всецело осуждая самоубийство здесь, Церковь в ней все же предает окончательный суд Богу. Который все-таки лучше знает, что ощущала за секунду до смерти душа самоубийцы. Что, если он все-таки успел покаяться - хоть в самый последний миг?

Image

В Камбодже откроют частную "тюрьму для богатых"

Известно, что в Камбодже, так же как и в соседних странах Юго-Восточной Азии, очень жесткие условия содержания заключенных в местных тюрьмах. Но власти Камбоджи решили создать более гуманные условия для заключенных.

Image

Вдова узнала, что ее муж 64 года был британским шпионом

Одри Филлипс, понятия не имела, что ее муж Глин был шпионом. Они прожили вместе 64 года.

Image

Барефутинг, набирающий популярность, опасен инфекциями и травмами

В столице России становится популярным так называемый барефутинг, или ходьба босиком (с англ. "barefooting" — босоногий). Однако врачи предупредили об опасности такого, казалось бы, "полезного" увлечения.

Image

Мустай Карим: из Казахстана с любовью

В Казахстане знают и любят творчество советского российского поэта Мустая Карима. В преддверии 100-летнего юбилея знаменитого мастера литературы в Алматы появилась улица его имени.