Курсы валют: USD 20/01 59.3521 0.1691 EUR 20/01 63.1803 -0.0449 Фондовые индексы: РТС 18:50 1136.62 -1.31% ММВБ 18:50 2162.25 -0.36%

Как один историк Гитлера из солдат разжаловал

Мир | 17.09.2010


Национал-социалистическая пропаганда весьма преуспела в создании идеализированного образа Гитлера как смелого солдата, фронтовика, участника боев во время Первой мировой войны. Со времен Третьего рейха сложился хрестоматийный взгляд на вождя, который в одиночку, благодаря своей находчивости и мужеству, обезоружил и взял в плен отряд французов. Современный немецкий историк Томас Вебер подверг критике точку зрения некоторых авторитетов в исторической науке. Он взял на себя смелость доказать, что Гитлер был отнюдь не героической личностью. Награды он получал из рук евреев, и не ранения его мучили, а психический недуг.


3 августа 1914 года Адольф Гитлер подает прошение на имя короля Баварии с просьбой разрешить ему, коренному австрийцу, поступить добровольцем в один из баварских полков. На следующий день после отправки прошения он получил ответ. Ему предписывалось явиться в казармы 16-го баварского резервного пехотного полка. Во второй половине октября полк отправился в район боевых действий, во Францию. Позже Гитлер писал в «Майн кампф», что так началась для него «самая незабываемая и самая великая пора земной жизни». Так, известный немецкий историк Третьего рейха Иоахим Фест, автор по сей день лучшей биографию фюрера, представлял Гитлера времен Первой мировой войны безликим замкнутым одиночкой, погруженным в свои мысли, но на которого товарищи могли положиться как на добросовестного сослуживца.

На этой неделе в Германии вышла новая книга немецкого историка Томаса Вебера (Thomas Weber), в которой он опровергает устоявшиеся представления о Гитлере как о храбром солдате, смело сражавшегося на полях Первой мировой войны. Вебер, работающий в шотландском университете в Абердине, считает, что такой идеализированный имидж фюрера базируется исключительно на нацистской пропаганде и гитлеровской книге «Моя борьба». Историк обратился к архивным документам о составе полка, в котором служил будущий диктатор. Большая часть солдат являлась не добровольцами, а состояла из рекрутов, попавших на фронт по призыву. Не военная эйфория вскружила голову этим парням, просто они любой ценой хотели выжить.

Иоахим Фест писал, что Гитлер пошел на фронт добровольно: «в нетерпении, беспокоясь, как бы война не закончилась еще до того, как ему доведется вступить в первый бой». Но так ли это было в действительности? В книге Вебера Гитлер, который на протяжении всей войны был связным, доставлявшим приказы из штаба полка на передовые позиции, предстает скорее трусливым, нежели смелым. Якобы Гитлер предпочитал находиться подальше от линии фронта, чем в горячке и суматохе боя. По Веберу получается, что Гитлер доставлял штабные донесения чуть ли не в тыл. Правда, не понятно, откуда у Гитлера за четыре года войны шесть самых разных наград? Тем более столь редкий для рядового Железный крест I-го класса?

В то время как Фест полагал, что Гитлер получил свою награду «не за какой-то отдельный подвиг, а за свою добросовестную, хотя и незаметную службу», Вебер настаивает на пресмыкательстве ефрейтора перед начальством. То, что конкретный повод для этой награды так и остался невыясненным до сегодняшнего дня, и сам Гитлер ничего об этом не говорил - предположительно, чтобы не афишировать тот факт, что наградили его по представлению полкового адъютанта еврея Гуго Гутмана.

Один из приятелей отзывался о Гитлере, как о «чокнутом». Другой принимал его за «чудака». Начальник считал его истериком. Более уничижительных характеристик в публикациях не встречается, поскольку нацистская пропаганда причислила фюрера к героям войны. Миф о Гитлере как о солдате-смельчаке - целиком на совести пропагандистской машины национал-социалистов, подчеркивает Вебер. Но вот что любопытно, будущий диктатор позаимствовал штабную организационную структуру  военного времени, чтобы организовывать на этой основе свою партию и свое собственное бюро. Следовательно, Гитлер большую часть времени проводил не на передовой, а в штабе. Ведь за четыре года непрерывных боевых действий он дослужился всего-то до звания ефрейтора!

Между прочим, Фест это объяснил неспособностью Гитлера к установлению человеческих отношений. На Нюрнбергском процессе адъютант штаба полка, в котором служил будущий фюрер, сказал, что вопрос о производстве Гитлера в унтер-офицеры поднимался, но поскольку вышестоящие офицеры в нем не обнаружили командирских задатков, этого решено было не делать. По другим источникам, и сам Гитлер не хотел, чтобы его повышали. Со своим предшественником Вебер солидаризируется лишь тогда, когда Иоахим Фест критикует своего героя. Конечно же, речь идет об эпизоде, когда посланный с донесением Гитлер наткнулся у Мондидьё на отряд из 15 французов и как он благодаря своей находчивости, мужеству и хитрости сумел их обезоружить, взять в плен и привести к своему командиру.

В октябре 1918 года во время оборонительных боев во Фландрии, часть в которой служил Гитлер попала под многочасовой беглый обстрел газовыми снарядами. Это была знаменитая газовая атака англичан на Ипре. Гитлер попал в лазарет - он катастрофически терял зрение. Вебер же предполагает, что причиной временного нарушения зрения был не газ, позже получивший название «иприт», а психосоматическое расстройство. Этот синдром мог возникнуть у Гитлера на основании слухов о скором поражении Германии.

Томас Вебер также критикует расхожий в исторической науке тезис о том, что военный и предвоенный опыт привели к радикализации взглядов Гитлера-политика. Вплоть до 1918 года у Гитлера не было четких политических воззрений, считает историк.

Создается впечатление, что некоторые из современных историков пытаются донести до нас банальную мысль - скверный человек плох во всем, чтобы он ни делал. Злодею в истории всегда, как в театре кабуки, остается лишь маска злодея-катакияку. Поменять её на любую другую он никогда не сможет. Однако реальный человек куда как сложнее подобных примитивных схем.

Игорь Буккер
Код для вставки в блог

Новости партнеров