Курсы валют:
  • Обменный курс USD по ЦБ РФ на 22.07.2017 : 58.9325
  • Обменный курс EUR по ЦБ РФ на 22.07.2017 : 68.6623
  • Обменный курс GBP по ЦБ РФ на 22.07.2017 : 76.5828
  • Обменный курс AUD по ЦБ РФ на 22.07.2017 : 46.5979

Мир

Image

Винтокрыл из будущего

«Вертолеты России» представили беспилотный конвертоплан – «помесь» вертолета с самолетом, унаследовавшую лучшие свойства от обоих своих прототипов. Сейчас новинка проходит летные испытания…

Image

Смерть в Linkin Park: шоу продолжается

«Самоубийство – это дьявол, который ходит по Земле меж людей», – написали в Twitter коллеги покончившего с собой рокера Честера Беннингтона. Имя этому дьяволу – слабость. На одной чаше весов популярность, музыка, деньги, жена-красавица из Playboy, шесть (!) детей. На другой – алкоголь, наркотики, депрессия. Почему перевесила вторая?

Сегодня президент республики Беларусь Александр Лукашенко и президент России Дмитрий Медведев проводят переговоры, цена которых – 100 млрд. российских рублей. Именно столько, как ожидается, официальный Минск будет просить у Москвы.

Казалось бы, совсем недавно Россия предоставила Белоруссии стабилизационный кредит - и совсем немаленький, в размере 2 млрд. долларов. И в ноябре половина этих средств была выделена в распоряжение официального Минска. Но не прошло и дух месяцев – и «батька» снова на пороге, и все по тому же вопросу.

Вновь обратиться к России заставили, похоже, неудачные попытки «забугорных» займов: Международный валютный фонд надежд Лукашенко не оправдал (с ним также шли переговоры о двухмиллиардном долларовом стабилизационном кредите); эта организация известна тем, что в качестве условий предоставления кредитов требует либерализации экономической системы. Но Лукашенко на девальвацию национальной валюты не идет, и ограничивать зарплаты бюджетникам не собирается.

Обращалось белорусское руководство и к США – по собственному признанию Лукашенко, речь шла уже о 5 млрд. долларов. Однако тоже что-то не связалось, и вновь взоры устремились на российский кошелек.

Интересно, когда белорусская сторона сможет вернуть кредиты – и уже взятый, и эти самые 100 млрд. рублей? Серьезных перспектив для этого не просматривается. Достаточно взглянуть на ситуацию по оплате российского газа. В ходе переговоров приоритетным будет вопрос об условиях его поставки с учетом ранее достигнутых договоренностей о поэтапном переходе на принципы рыночного ценообразования. Еще 31 декабря 2006 года «Газпром» и «Белтрансгаз» подписали контракт, в соответствии с которым для Белоруссии с 1 января 2008 года формула поставок газа будет аналогична европейской, но «понижающими коэффициентами» на 2008-2010 годы - 0,67, 0,8 и 0,9 соответственно. Стороны, правда, исходили из ожидаемых мировых цен на нефть в размере 61 доллара за баррель.

Если в первом квартале текущего года Минск платил примерно 119,5 долларов за тысячу кубометров газа, то во втором - уже почти 128 долларов. И теперь, по расчетам, в 2009 году цена составит уже порядка 240 долларов за тысячу кубометров.

Сколько реально может платить Белоруссия? По словам самого Лукашенко – не более 140 долларов. То есть – на сто долларов меньше, чем ожидается. Об этом говорил белорусский премьер-министр Владимир Семашко; по его словам, «нонсенс, что цена на газ может подняться в три-четыре раза», если цены на нефть упали во столько же раз.

Итак, с учетом такого «потолка» цены за газ понятно – отдать взятые кредиты белорусская сторона не сможет. Но тогда закономерно возникает вопрос – зачем Россия раз от разу готова предоставлять их? Невольно возникает ощущение, что она все время ждет какого-то «чуда», готова его постоянно оплачивать, а изменений как нет, так и не предвидится. Нельзя сказать, что это самая дальновидная позиция.

И тем не менее определенный резон в действиях российской стороны есть. Занимать деньги белорусскому лидеру больше негде. А не занимать он уже не может – хотя бы даже для преодоления последствий кризиса и оплаты поставок газа даже на уровне 129 долларов за тысячу кубометров. Следовательно, речь идет об условиях предоставления очередного кредита, взамен которого можно добиться от Лукашенко твердых гарантий по целому ряду жизненно важных для России вопросов. Первый из них – признание Абхазии и Южной Осетии. Ожидается, что это станет одним из условий выдачи кредита. Лукашенко всячески уходил от этого вопроса, вел себя, что называется, «как уж на сковородке», ссылаясь на необходимость «консолидации народа и элит» в этом вопросе, после чего уже и должно было приниматься решение. Побудить «батьку» к более конкретным шагам теперь уже может только жесткая формула: «утром признание – вечером кредит».

Кроме того, вторым «слагаемым» может стать передача Минском контрольного пакета акций «Белтрансгаза» «Газпрому», о чем речь ведется давно, но воз пока и ныне там. Кстати, обращает на себя внимание и валюта кредита – российские рубли; это тоже в определенной мере – результат давления России: ведь недавно стороны договорились стремиться к переходу к российской валюте во взаимных расчетах. Однако все это будет действенным лишь при достаточно жесткой позиции России. Ухудшение мировой экономической конъюнктуры дает объективные предпосылки для такой позиции – но если в очередной раз новый кредит будет выдан под взаимные комплименты и договоренности о развитии «культурно-гуманитарных связей» - едва ли с российской стороны такие действия можно будет назвать разумными.