Курсы валют: USD 30/05 56.7106 -0.0454 EUR 30/05 63.3684 -0.3005 Фондовые индексы: РТС 18:50 1085.75 1.18% ММВБ 18:50 1940.77 0.34%

Загадка самоубийства Марины Цветаевой - 21 января 2008 г.

Общество | 21.01.2008


Она ушла из жизни неотпетой. Спустя полвека, в 1990 году, патриарх Алексий II дал благословение на ее отпевание, тогда как это делать в отношении самоубийц в РПЦ категорически запрещено. Что же позволило сделать для Цветаевой патриаршее исключение?

В самый канун нового, 2008 года в Москве, к 115-летию со дня рождения Марины Цветаевой был установлен памятник поэтессе. Его место - Борисоглебский переулок, напротив её дома-музея. Кстати, памятник был отлит в бронзе на средства московского департамента культуры, а также спонсоров. Сам собою возник вопрос: это - запоздалое признание, дань уважения или реабилитация патриотов-диссидентов?

Давайте вспомним, кем была для России Цветаева, по словам современников, «самый чрезвычайный поэт ХХ века»?

…Цветаева родилась в Москве 26 сентября 1892 года. В Борисоглебском переулке прошла ее молодость. Как поэт, прозаик и драматург она состоялась именно в Москве. А свела она счеты с жизнью, не дожив до своего 50-летнего юбилея одного года, в Елабуге (ныне Татарстан) 31 августа в тяжелом 1941 году. Её могила в Елабуге затерялась. Памятником ей остались лишь книги и публикации тех людей, которые ее знали, любили, изучали.

Цветаева была далеко не «простой русской девочкой»: её отец был профессором-искусствоведом, создателем музея изобразительных искусств, мать - пианисткой, ученицей знаменитого А. Рубинштейна, дед – известнейшим историком. Из-за чахотки матери Цветаева подолгу жила в Италии, Швейцарии, Германии; получила прекрасное образование в пансионах Лозанны и Фрейбурга. Юная Марина свободно владела французским и немецким языками, прошла курс французской литературы в Сорбонне. Оттого-то и стихи девочка начала писать в 6 лет одновременно по-русски, по-немецки и по-французски.

Она оставила три посмертные записки: официальную, со словами "дорогие товарищи", вторую - поэту Н. Асееву, где умоляла усыновить 16-летнего сына и выучить его (чего Асеев, кстати, не выполнил) и самому сыну Георгию,подростку - о том, что она попала в тупик и выхода, увы, не видит…

За неделю до самоубийства Цветаева написала заявление с просьбой принять её на работу посудомойкой в открывающемся предприятии, но столовую открыли аж зимой 43-го, когда Цветаевой в живых уже не было. Ее любимчика-сына сперва переэвакуировали в Ташкент, потом призвали на фронт, где он, крупный и неспортивный, был убит в бою в конце войны.

Тогда многие сказали, что это была его расплата за жизнь матери... Так ли это?

…Семья эмигрантки Цветаевой воссоединилась в России в канун Великой Отечественной войны, в июне 1939-го. Муж, Сергей Эфрон с дочерью Алей вернулся на родину чуть раньше, в 1937 году. О нем говорили как о «запутавшемся на Западе разведчике». По официальной версии, С. Эфрон ради возвращения в СССР принял предложение сотрудничать с НКВД за границей. А затем оказался замешанным в заказном политическом убийстве, из-за чего бежал из Франции в Москву. Летом 1939-го вслед за ним и дочерью возвратилась и Цветаева с сыном Георгием, которого она до конца жизни называла Муром (производное от слова «мурлыка»).

Вскоре в семье репатриантки Цветаевой начался сущий ад: дочку Алю забрали в НКВД как шпионку, потом – Сергея, горячо любимого мужа, да еще с издёвочкой: "ждал-то – орден, а получил - ордер". Дочь и муж были арестованы: Эфрона расстреляли в 1941-м, дочь после 15 лет репрессий была реабилитирована. Сама Цветаева не могла ни трудоустроиться, ни найти жильё, ее произведения никто не печатал. По словам близких людей, они с сыном буквально голодали.

"Белогвардейцы возвратились», - перешёптывались об Эфроне и Цветаевой. И…пошло-поехало: тюремные очереди и хлопоты, истерики, страх за себя и детей, как за последнего кормильца, неизвестность впереди, предчувствие беды – она была словно в жуткой мясорубке…

Цветаева была страстная мать, однако и здесь гармонии не испытала: в гражданскую войну потеряла младшую дочь, потом она сделала идола из сына, обожала его буквально тиранически, а «идол» взял да и стал строптивым, амбициозным: просил не перекармливать его материнской любовью.

Все два года в России они ссорились с сыном, громко крича на французском. Кстати, Эфрон с отеческим сарказмом называл мальчика "Марином» – именно потому, что и норовом, и «нервенностью», то бишь чувственностью, он был схож именно с матерью. Цветаева хотела вырастить из сына гения, а не сумела простейшего: просто научить жить среди людей на равных. Уйдя из жизни, она оставила его изгоем в чужом мире.

Почему Москва встретила Цветаеву настороженно? И ведь не просто «парижанкой», не просто «из бывших»,а именно – клеймёной. Есть версия, что возвращения поэтессы-изгоя испугались именно собратья «по поэтическому цеху». Ее далеко отодвинул даже Борис Пастернак, с которым у нее был бурный эпистолярный роман. И не только «политически», но и по-мужски. Причем на очень большую дистанцию: он испугался возможного «пожара», именно он и произнес: мол, у Марины и керогаз пылает «Зигфридовым пламенем». «А так нельзя!», - заключил он.

После возвращения на родину она готовит к изданию сборник стихов, много переводит, но ее никто не печатает.

«Нищая элегантность» - так называли Цветаеву в последнюю пору её жизни. С виду она была мышкой: серенькой, неброской, на низких каблуках, с огромным поясом и янтарными бусами, на запястьях - серебряные браслеты, с недлинной стрижкой. А глаза зеленые, как крыжовник. И походка - твердая, почти мужская. Но только с виду! На самом деле Цветаева будто всегда преодолевала что-то: боялась уличных машин, в метро - эскалаторов, в домах – лифтов, казалась близорукой и незащищенной от мира.

Объявленная в 1941-м война и перспектива окунуться в гитлеровское иго ужаснуло ее еще сильней, куда сильней, чем сталинское: в победу России она верила с трудом. 22 июня, в день объявления войны, Цветаева произнесла странную фразу: "Мне бы поменяться с Маяковским". И еще сказала такое: «Человеку немного надо: клочок твердой земли, чтобы поставить ногу и удержаться на ней. Вот и все».

Судить о причинах её самоубийства - бессмыслица. Об этом знала лишь она сама, навеки замолчавшая. Может ее страшную тайну раскроют краткие вехи биографии поэтессы?

В революционную и пост-революционную пору, в 1918-22 годах, вместе с детьми она жила Москве, в то время как ее муж, офицер Эфрон, сражался в белой армии. С 1922 года семья эмигрировала: жила в Берлине, 3 года - в Праге, с 1925 года – пошел «парижский период», отмеченный полнейшей нехваткой денег, бытовой неустроенностью, непростыми отношениями с русской эмиграцией, в это время возрастала враждебность критики в её адрес. Условия жизни семьи за границей были трудны. На родине – еще труднее.

Главная её основа - Цветаева выросла в демократически настроенной семье. И если революция 1917 года стала направляющей силой для таких, как Маяковский, Блок, Есенин и других, то перед М. Цветаевой 1917-ый представал иначе.

Тхорова
Код для вставки в блог


Рубрики

Культура, Наркотрафик, Наука, След в истории
Новости партнеров