Курсы валют: USD 25/03 57.4247 -0.0981 EUR 25/03 61.8636 -0.2323 Фондовые индексы: РТС 18:50 1124.66 0.03% ММВБ 18:50 2039.77 -0.55%

Как остановить «серый террор»?

Мир | 11.12.2007


«Социальные бунты» мигрантов во Франции все чаще и чаще принимают жестокий оборот. Погромы, поджоги, грабежи и даже убийства – все это звенья одной цепи. Социальное неблагополучие «серых зон» - пригородов, населенных в основном мигрантами, которые тщетно пытаются найти достойное место в обществе, приводит к печальным последствиям.


Прокатившиеся по Франции беспорядки показали, что основной проблемой национальной интеграционной модели в последние годы стало характерное внутреннее противоречие. С одной стороны, об­щество упорно пытается не замечать реально существующие в стране механизмы дискриминации, а если и замечает, то на практике предпринимает недостаточно усилий для их преодоления. С другой стороны, в стране постоянно говорится об отрицании различий внутри единой нации. А суть проблемы – в хронической неспособности общества и элит принять потомков иммигрантов. Весьма показа­тельно в этой связи, что людей, родившихся во Франции и являю­щихся ее гражданами, называют «вторым», «третьим» поколением иммигрантов.

Другая беда заключается в том, что бедные пригороды, расположенные в самом центре Западной Европы, медленно, но верно превращаются в настоящие «серые зоны». В некоторых из них даже нет полицейских, нет полноцен­ной медицинской службы, нет социальных служб, а пожарных, при­бывающих на тушение горящих автомобилей, забрасывают камня­ми, как врагов, вторгшихся на чужую территорию. Название «серые зоны», используемое французами для обозначения неблагополучных пригородов, вполне символично: они являются «серыми» и по внешнему облику и по положению живущих в них людей. Районы, рас­положенные всего в 15 минутах от центра Парижа, стали удобным укрытием для вандалов, громящих пригородные поезда и торговые центры, для наркоторговцев и организованных преступных груп­пировок.

«Серые зоны» есть и в Лионе, и в Марселе (печально знаменитые «северные кварталы» города), и в других крупных городах страны. «Рас­садником» асоциальных элементов такие пригороды стали не потому, что населены преимущественно иммигрантами, а потому, что долгие годы власти не принимали достаточных мер по наведению порядка и законности, проявляя сомнительную снисходительность.

По словам Олега Зегонова, корреспондента русскоязычного офиса агентства «Франс-Пресс», «политика умиротворения была гуманной, но не позволяла раз и навсегда провести четкую грань между теми, кто преступает закон и должен понести наказание, и теми, кто законов не нарушал, но и чувства благодарности к обще­ству не испытывал. И те, и другие апеллировали к бедности, социаль­ной несправедливости и дискриминации. Уступки молодежным бан­дам, в действиях которых видели проявление социального протеста, привели в итоге к дискредитации этого протеста, особенно, если он исходил от представителей иммигрантской общины. И это же приве­ло к формированию негативного образа всей иммигрантской моло­дежи, в которой видели скопище тунеядцев, воров и насильников. Хуже всего в этой ситуации приходится той части молодежи, которая чувство со­циального протеста испытывает, но не противопоставляет себя об­щественным и государственным институтам: они оказались между молотом и наковальней, между терроризирующими кварталы банда­ми и подозрительным, нередко враждебно настроенным обществом».

Любопытную характеристику положению мигрантов дают и арабские СМИ. Так, в марокканской Эль-Ватан раз от разу появляются статьи, призывающие к «консолидации марокканской молодежи во Франции перед лицом дискриминации со стороны французских властей». Подобные заявления можно встретить и на целом ряде сайтов, организованных выходцами из стран Магриба в Европе. Например, сайт «молодых марокканцев во Франции» Ya Biladi несколько раз в неделю публикует репортажи о случаях «проявления дискриминации» по отношению к землякам, об «избиениях со стороны полиции», о «вымогательствах» и т.д. Справедливости ради надо сказать, что многие из этих «случаев» имеют под собой реальную подоплеку.

При этом нельзя забывать, что французские мигранты представляют собой отнюдь не однородную массу. В их среде часто находятся люди, которые благодаря своим способностям и трудолюбию устраиваются в жизни. А вот остальным, менее удачливым, только и остается, что сетовать на «несправедливое отношение» со стороны государства. Так что оборотной стороной молодежных беспорядков во Франции является нежелание выходцев из иммигрантской среды интегрироваться в общество.

Беликов Андрей
Код для вставки в блог

Новости партнеров