Курсы валют:
  • Обменный курс USD по ЦБ РФ на 24.07.2017 : 58.9325
  • Обменный курс EUR по ЦБ РФ на 24.07.2017 : 68.6623
  • Обменный курс GBP по ЦБ РФ на 24.07.2017 : 76.5828
  • Обменный курс AUD по ЦБ РФ на 24.07.2017 : 46.5979

Мир

Image

СССР и "бесплатное жилье"

Расхожим тезисом в защиту СССР стало то, что квартиры сейчас стоят миллионы, а вот при советской власти жилье давали бесплатно . Этот аргумент вылезает отовсюду, как гоголевская красная свитка Басаврюка. К тому же и цвет соответствующий.

Image

Смерть в Linkin Park: шоу продолжается

«Самоубийство – это дьявол, который ходит по Земле меж людей», – написали в Twitter коллеги покончившего с собой рокера Честера Беннингтона. Имя этому дьяволу – слабость. На одной чаше весов популярность, музыка, деньги, жена-красавица из Playboy, шесть (!) детей. На другой – алкоголь, наркотики, депрессия. Почему перевесила вторая?

Во Франции шалят

Давно замечено: в благополучной стране очень скучно жить. Когда неактуальна проблема выживания, человеку хочется развлечений. Похоже, эту проблему решили французские студенты, представив, что они революционеры.

Такое во Франции бывало и раньше. Не будем вспоминать времена и вовсе далёкие, когда, начиная с Великой французской революции, восстания во Франции происходили регулярно. Относительно недавно, в 1968-ом году, студенческие бунты потрясли страну настолько, что в отставку вынужден был уйти сам генерал Де Голль.

Тогда у бунтарей были вполне благородные цели. Они боролись с мещанством, выступали за освобождение личности от предрассудков. Вдохновлённые столь высокими идеалами французские студенты тогда воевали с полицейскими сатрапами весьма серьёзно.

Сегодня дело гораздо прозаичнее. Премьер Доминик де Вильпен, в тайне уже видящий себя следующим президентом, решил сделать вид, что борется с безработицей среди молодёжи, и придумал новый закон, заставляющий работодателей под угрозой разных налоговых неприятностей брать на работу молодых.

Однако, по новому закону, молодых сотрудников весьма легко уволить по любому капризу работодателя. Студентам это не понравилось. Видимо, они хотели, чтобы их обязательно сразу нанимали без опыта работы, всяких условий и обязанностей. Они решили бороться. Для начала примерно триста человек забаррикадировались в Сорбонне. Пришедшие жандармы весьма вежливо попросили их разойтись по домам.

Однако новые бунтари оказались не лишены революционного запала. Говорят, что особые смельчаки швырнули в правоохранителей пару огнетушителей и даже ломали стулья. Жандармы оказались не менее решительны – пустили немного слезоточивого газа и даже достали резиновые дубинки.

Этого оказалось вполне достаточно для убеждения «революционеров» в том, что дома жить гораздо удобнее, чем в мало приспособленных для этого университетских помещениях. Что и говорить, смелости наследникам Робеспьера и Парижской коммуны явно не хватает. Не стоит удивляться и тому, что ничего лучшего вместо пресловутого разработанного правительством первого контракта они не предлагают.

На первый взгляд пока всё очень серьёзно: на завтра запланирована национальная акция протеста, а на четверг массовые демонстрации. Более того, о поддержке старших товарищей уже заявили учащиеся выпускных классов лицеев, которым, по всей видимости, пришлась по душе идея бросить учёбу.

С другой стороны, есть все основания предполагать, что молодёжные протесты серьёзных последствий иметь не будут. Де Вильпен уже заявил, что в новый закон будут внесены дополнительные гарантии, дабы успокоить юношество. В частности, каждый молодой работник будет два года опекаться персональным референтом социальной службы, в случае увольнения получит деньги от государства на профессиональную переподготовку, а также сможет каждые полгода потребовать пересмотра условий первого контракта. Но, самое главное, вспомним, чем закончился «студенческий бунт» 1968-го года.

А закончился он ничем. Пошумели и разошлись. Видимо, тогда бурление гормонов, свойственное молодости, уступило место начавшемуся взрослению. Бунтари-радикалы превратились в таких же мещан-обывателей, с которыми они рассчитывали бороться до победного конца. Нет никаких основание думать, что на этот раз всё будет по-другому.