Курсы валют:
  • Обменный курс USD по ЦБ РФ на 27.07.2017 : 59.4102
  • Обменный курс EUR по ЦБ РФ на 27.07.2017 : 69.6406
  • Обменный курс GBP по ЦБ РФ на 27.07.2017 : 78.0234
  • Обменный курс AUD по ЦБ РФ на 27.07.2017 : 47.6707

Общество

Image

Уронили Мишку на пол, оторвали Мишке паспорт

Экс-президент Грузии попал, по выражению российского премьера Дмитрия Медведева, в фантастическую трагикомедию. Даже трудно сказать, кто там главный герой – Саакашвили или свершивший его судьбу украинский лидер.

Image

«Яки» спасут авиацию России от утечки кадров

КБ им. Яковлева доработало Як-130, на котором пилоты готовятся к полетам на Су-30, и «самолет пионеров» Як-152.

Шагом марш от суровых армейских будней

Во вторник же стало известно, что у Сычева обнаружили заражение крови. Все это время состояние военнослужащего оставалось, по словам врачей, "стабильно тяжелым". До сих пор никто не может с уверенностью сказать, что Сычев выживет.

Эта кошмарный случай всколыхнул общественность, как будто бы решившую, что былые проблемы российской армии под чутким руководством министра обороны и вице-премьера Сергея Иванова остались в прошлом.

Иванов в течение всего своего пребывания на посту министра обороны не переставал говорить о том, что дедовщина постепенно уходит в прошлое, что неуставных отношений не существует в 80% воинских частей. Позиция министра сводилась к тому, что главная проблема Вооруженных Сил сегодня – не моральный климат, а нехватка современной военной техники.

Конечно, вопрос о закупке вооружений был и остается очень актуальным. Страна, производящая суперсовременные истребители, системы ПВО и другое вооружение, должна обеспечивать свою армию необходимой техникой. И ситуация, когда ВПК выживает только за счет экспортных контрактов, является ненормальной.

Однако проблема закупки вооружений – это, прежде всего, проблема финансирования. Сегодня у государства достаточно, а по некоторым оценкам, даже и слишком много денежных средств. Поэтому поставки военной техники частям Российской армии год от года растут.

Есть ли в этом заслуга министра, вопрос спорный. Отчасти – безусловно. Конечно, чем-то заниматься он должен, однако появлению новой техники армия обязана в первую очередь ценам на нефть, а не чему или кому-либо другому.

Первейшей обязанностью любого министра обороны России сегодня является поддержание боеспособности армии. Сюда входят и заботы о финансировании поставок новых вооружений. Однако моральная атмосфера внутри Вооруженных сил не менее важна. И вот с этим-то как раз и возникают катастрофические проблемы.

После случая с Сычевым Сергей Иванов выступил перед депутатами Государственной Думы. Однако на фоне поразившей всех челябинской трагедии риторика вице-премьера не могла не показаться чересчур оптимистичной.

По всей видимости, Иванов пребывает в счастливом неведении относительно реального положения дел в Вооруженных силах. Его уверения в грядущем скором искоренении дедовщины и цитирование благодарственных писем от солдатских матерей за заботу об их сыновьях не могут, при всем желании, удовлетворить кого бы то ни было.

Сегодня в Российской армии царят воровство и нечеловеческие порядки. В этом отношении за последние 10 лет реальных изменений в лучшую сторону не произошло.

Автор этих строк приведет лишь один пример. Один молодой человек, окончивший московский ВУЗ, в котором не было военной кафедры, в соответствии с законом отслужил год в одной из подмосковных воинских частей. Сомневаться в правдивости его рассказа не приходиться, так как он - человек исключительно воспитанный и интеллигентный, поэтому стремился в разговоре дать самую объективную картину происходящего.

Вернулся он из армии в 2004 году, и первые его слова по прошествии где-то полугода были следующими: "Мне вообще грешно жаловаться на армию, так как вернулся я оттуда живым и здоровым". Однако затем его тон был гораздо менее радостным.

В армии…  Хотя нет, чтобы быть объективными, отметим, в его части дедовщины как таковая не была главной бедой. Нашему герою было уже не 18 лет, он был взрослый человек с высшим образованием, отношение к которому в любом случае не могло быть таким же, как к юным новобранцам.

Главной бедой было тотальное воровство. Еда, которой по идеи должны были кормить солдат, до армейской столовой не доходила никогда. На разных стадиях ее разворовывали и продавали, а военнослужащих кормили отвратительно.

В той части, где служил этот молодой человек, велось строительство новой казармы. Строительство в России вообще одна из самых коррумпированных отраслей, однако, в армейских условиях масштабы воровства возрастали многократно.

Стройматериалы так же разворовывались, а качество тех, что оставались, не выдерживало никакой критики. В результате по ходу строительства казарму затапливало, она буквально разваливалась по частям. За день до официальной сдачи "объекта" на глазах нашего героя отвалился огромный кусок бетонной стены, насквозь отсыревший.

Без труда можно себе представить, как такой "моральный" климат в воинских частях сказывается на их боеспособности, и как он влияет на имидж армии в глазах всего общества.

Тотальный переход на контрактную армию многим кажется единственным способом изменить ситуацию. Представляется, что это не совсем верно.

Во-первых, содержание контрактной армии в необходимых России масштабах невообразимо дорого. Сегодня оно просто неподъемно для нашей экономики, поэтому разговор о полном переходе на службу по контракту - дело не самого ближайшего будущего. Однако предпринимать что-то необходимо уже сейчас, и это должно стать главным предметом для размышления руководства страны и лично министра обороны. А полковые капелланы – это уж слишком наивно.