Курсы валют:
  • Обменный курс USD по ЦБ РФ на 18.12.2017 : 58,8987
  • Обменный курс EUR по ЦБ РФ на 18.12.2017 : 69,4298
  • Обменный курс GBP по ЦБ РФ на 18.12.2017 : 79,0892
  • Обменный курс AUD по ЦБ РФ на 18.12.2017 : 45,2813

Общество

Ульяновская область стала самоуправляемой

Ульяновская область одна из первых вошла в реку под названием "реформа местного самоуправления". И с введением 131-го Закона здесь решили не тянуть, хотя многие регионы предпочли всё же воспользоваться возможностью растянуть это удовольствие на три года. Провели выборы глав и порядка 1600 законодателей 167-и заново нарезанных муниципальных образований.

Официально практически все представители местной власти российских регионов единодушно одобряют грядущее народовластие, однако, что называется в "кулуарах", их оптимизм по этому поводу не столь очевиден. Главный вопрос, как всегда, упирается в деньги. Спрашивается: возможна ли какая-либо уважаемая власть, не подкрепленная достаточными финансовыми средствами? Чаще всего сходятся на одной простенькой мысли: будут деньги - самоуправление на местах состоится, не будет - тогда... А вот ответа на этот-то ключевой вопрос даже уже перешагнувшие в "эпоху самоуправления" ульяновцы, похоже, еще не получили.

Первая же проблема, с которой сталкивается самоуправление в своем младенчестве - где взять средства, чтобы самоуправляться? Ведь предварительно федеральная власть уже успела позаботиться о том, чтобы лишить регионы поступлений от наиболее доходных налогов.

Возникшие на месте привычных сельских, поселковых и городских территориальных единиц поселения, осчастливленные возможностью иметь собственный бюджет, принялись было считать да подсчитывать - только прослезились. К примеру, в наиболее успешном Майнском районе Ульяновской области собственных доходов наскребли на этот год в пределах 16 млн. 830 тыс. руб. Выходит, примерно по 550 рублей на одного майнского жителя в год!

На эти деньги, по Закону, местные "самоуправленцы" должны... ну, практически всё. Наиболее болезненно воспринимается почетная обязанность, возложенная 131-м Законом на органы местного самоуправления, по содержанию поселковых, местных дорог и мостов в границах муниципальных образований. Но кто сегодня это может? Как они будут это делать?

Бывшие сельсоветы, у которых порой не хватает денег на банальную лампочку, чтобы заменить перегоревшую? На их же плечи возлагается содержание детских садов, библиотек, домов культуры и даже ЖКХ, для чего одно общее на весь район коммунальное хозяйство делится на несколько - по количеству поселений. Здесь только в затылке чешут: как будем эту трубу делить-то? И где взять огромные средства на отопление, освещение улиц и прочие жизненно необходимые достижения цивилизации? А тут еще и пожарные подсуетились, обнаружив в Законе о таких новых полномочиях поселений как "первичные меры пожаротушения". Что это такое - каждый понимает в силу своих интересов. Областные брандмейстеры уже спешат сбросить всю ответственность за "пожаротушение" на места. А это значит, что новым органам власти придется не только управляться самим, но самим и тушиться: содержать собственную пожарную машину, бойцов, водителей, бензин и пр.- конечно, сделать это они не в состоянии.

Однако в этой, казалось бы, безвыходной ситуации для российской глубинки есть и большой плюс. Заключается он в том, что дремлющая провинция, привыкшая лишь ждать манны небесной от областного или федерального центра, вдруг проснулась. Придется шевелиться. Альтернатива такая: или будешь развиваться, или загнешься. В Ульяновской губернии это особенно четко начинает проявляться. Некогда цветущая область, задавленная губернатором, обещавшим вечный социализм в одном отдельно взятом регионе, сегодня, похоже, начинает выбираться из экономической ямы.

Во всяком случае, Закон о самоуправлении подстегнул, пусть пока что не народ, а местные власти, шевелиться. Перешагнув через нелюбовь к "приезжим" и "богатым", начались поиски инвесторов. И инвесторы стали, хоть и потихоньку, но притекать. Стали поддерживать частных предпринимателей - и стали появляться ЧП. В том же Майнском районе заработала брошенная когда-то птицефабрика, воскресла бывшая "Сельхозтехника", пришел хозяин в лесхоз, возрождается разваленное СМУ, мордовские инвесторы запустили, казалось бы, навеки усопшую текстильную фабрику. Стала расти налогооблагаемая база.

Правда, реализация столь важного Закона наткнулась на неожиданное, но важное, препятствие: большой кадровый голод. Особенно в сельских поселениях (а их в России большинство, к примеру, в Ульяновской области из 167 муниципальных образований - 111 сельских). Доходит до смешного: в некоторых сельских поселениях большого труда составляет найти просто желающего стать местным депутатом. С одной стороны, какой-нибудь пьянчужка или бездельник на эту уважаемую должность никак не подходит. С другой, если даже и случается, что в деревне остался-таки какой-нибудь активный, непьющий человек, он сам на горит желанием возлагать на свои плечи ответственность за всё поселение, ему и своих хлопот хватает. Действуют уговорами.

Так что, в конце концов, местными депутатами становятся люди в большинстве своем грамотные: учителя, сельская интеллигенция, руководители хозяйств и местных производств. Хотя и это положения не спасает. С этого года каждое поселение должно принять собственный бюджет. То есть если в районе до 1 января был лишь один такой "главный экономический документ", то после 1 января их должно быть уже около двух десятков - по числу поселений. Увы, учительница даже вместе с библиотекаршей не в состоянии грамотно сверстать бюджет так, чтобы он был принят казначейством. В новых поселениях мечтают заиметь хоть каких-нибудь экономистов или юристов. Да где же их взять?

Председатель Законодательного собрания Ульяновской области Борис Зотов рассказал NEWSINFO.RU о проблемах осуществления местного самоуправления:

"Что мешает? То, что очень мало местных налогов. Тенденция, которая шла из федерального центра последние 5-6 лет, - это уменьшение доли местных налогов, трансформация их в федеральные налоги. В субъектах что остается? Земельный налог. Но неоформленность земельных отношений не позволяет гарантировать, особенно сельским поселениям, значительную сумму поступлений земельного налога. А ведь этот налог собирается не только тяжело, но и лишь два раза в год. А за эти полугодия нужно местной власти как-то финансировать текущие расходы. Ели говорить о налоге на доходы с физических лиц, то ведь доходы сельчан не такие уж высокие. Кроме того, налог на прибыль с физических лиц тоже не отрегулирован до конца", - считает Зотов.

"Мы считаем так: если человек тут живет, то он должен и налоги тут же платить. У нас сейчас большая миграция рабочей силы, многие уезжают работать, например, в Москву, получают неплохую зарплату. Но дети его учатся здесь, лечится он и его семья здесь. Получается так: налоги его идут туда, по месту работы, а здесь, по месту жительства, мы должны предоставлять ему услуги. Мы также выходили с инициативой оставить за местным налогом долю НДС. Этот налог очень хорошо собирается. Оставьте нам часть. Производство  ведь есть не только в Москве. Нам говорили, что отмена налога с продаж активизирует снижение цен. Ничего подобного не произошло. А для субъектов это стоило 280-300 миллионов рублей, все это было потеряно. Думаю, перекос налоговых отчислений в пользу центра - это сдерживающий фактор развития регионов", - убежден собеседник NEWSINFO.RU.

Мария ПАНОВА, Ульяновская область, специально для NEWSINFO.RU.

Image

Президент наводит марафет – Франция смеется

Эммануэль Макрон никакими доходами не обладает, его супруга получает пенсию провинциальной учительницы, но это не мешает главе республики тратить десятки тысяч евро... на макияж.

Image

Винтокрыл из будущего

«Вертолеты России» представили беспилотный конвертоплан – «помесь» вертолета с самолетом, унаследовавшую лучшие свойства от обоих своих прототипов. Сейчас новинка проходит летные испытания…