Курсы валют: USD 03/12 64.1528 0.4721 EUR 03/12 68.4703 0.8541 Фондовые индексы: РТС 18:50 1050.21 0.27% ММВБ 18:50 2128.99 0.34%

Мировое кино: итоги первого полугодия

Культура | 02.07.2005



Кинокритик Светлана Хохрякова – постоянный "работник" Каннского фестиваля - считает, что он остается первым фестивалем на нашей планете. И по уровню организации, и по масштабу звезд, которые туда приезжают, и по уровню фильмов.

- Какое событие каннского фестиваля вы считаете самым достойным?

- Самым достойным фильмом стал "Дитя" братьев Дарденнов. То, что они получили "Золотую пальмовую ветвь" – это абсолютно справедливо. Скромные бельгийцы, которые когда-то занимались театром, потом стали снимать документальный проект, Дарденны увлеклись этим и, уже будучи немолодыми людьми, стали делать игровые картины, которых у них сейчас всего три. Первый же их опус - "Розетта" - был отмечен в Канне "Золотой пальмовой ветвью". Тогда все были страшно удивлены! Ведь когда картину поначалу увидели в списке, да еще в последний день, никто на нее не пошел. А теперь даже появилась шутка: когда в Каннах появляется бельгийская картина неизвестного режиссера, надо непременно пойти: мало ли что!

- А что же признанные гении – Триер, Ханеке, Гас ван Сент?

- От Триера все ожидали очередного шедевра. Но то, что с ним произошло – это трагическая страница и самого Триера, и Каннского фестиваля, и все тех, кто любит этого режиссера. Когда два года назад, когда он привез в Канн "Догвилль" – все задыхались от восторга. Это был невероятный прорыв! Но Триер тогда остался ни с чем, а "ветвь" получил Гас ван Сент за своего "Слона", который сейчас уже никто не вспоминает. Прошло два года, и опять эти два режиссера встретились в одной конкурсной программе. Но теперь оба не получили ничего. В "Мандерлае" – все, вроде бы, хорошо, за исключением одного: это - буквальное повторение "Догвилля". И на этот раз никто даже не заикался, что Триеру надо что-то дать, он даже не котировался в рейтинге критиков. Эта трагедия доказывает, что все надо делать вовремя. Событием нынешнего Канна можно считать тонкую и умную картину Джима Джармуша "Сломанные цветы". Это, по мнению Светланы Хохряковой – высший пилотаж! И вообще в целом конкурс был очень сильный: собрался настоящий элитарный клуб. Однако трудно сказать, по какому вектору будет развиваться мировое кино дальше, определять тенденции – дело сложное и неблагодарное. Возник интерес к Африке, а к Ирану и Корее – несколько остыл.

- Отгуляв по набережной Круазетт, вы практически без промедления переместились на другой Лазурный берег - в Сочи. Там, как известно, прошел "Кинотавр" нового образца: с другими хозяевами, с иными установками и в другом формате. Что-то изменилось в связи с этим?

- Кардинально мало что изменилось. Новые "боссы" : известные продюсеры - Толстунов и Роднянский - говорили, что фестиваль будет пробным камнем, и от него не стоит ждать новаций. Хотя новации все же были. Изменилась жизнь фестиваля, его распорядок. Стало удобнее работать, появились новые формы обсуждения. Раньше устраивались традиционные пресс-конференции и круглые столы, а теперь фильмы обсуждались каждый в отдельности по ночам, на холодном ветру, в шторм. Громили режиссеров, порой со скандалами. Например, произошла шумная история с фильмом Ильи Хржановского "4". Он был подвергнут настоящей обструкции, что даже вынудило Алексея Германа написать письмо в поддержку молодого режиссера. Жюри во главе с Галиной Волчек тоже поддержало этой фильм, отметив его спецпризом. Но при этом было подчеркнуто, что приз дается не фильму, а режиссеру, который так неожиданно и смело ворвался в кинематограф. Но в целом в сочинском конкурсе поисковых, экспериментальных картин было немного. Были фильмы, которые по всем статьям не должны были попадать на главный национальный кинофествиваль. Сколько бы не ругали прежние фестивали, но в конкурсе "Кинотавра" всегда были лидеры: три-четыре картины, о которых спорили. А на этот раз и спорить-то было особенно не о чем.

- Даже о победителе – фильме Павла Лунгина "Бедные родственники"?

- Даже о нем. В нем не было того "необъяснимого нечто", что делает просто хороший фильм выдающимся. Многим понравилась картина Ларисы Садиловой "Требуется няня". Садилова что-то знает про эту жизнь, про современные ритмы. У нее есть чувство правды, как бы фантастична ни была предложенная ею история. Интересно, что ее взгляд на мир со времени предыдущего фильма "С любовью, Лиля" значительно изменился. А Лунгин в этом смысле оказался боле предсказуемым… На "Кинотавре" была одна по-настоящему выдающаяся картина, правда, вне конкурса. Это фильм Рустама Хамдамова "Вокальные параллели". Понять, что это за материя, трудно. Сюжет картины даже пересказать невозможно. Но это – настоящее кино. Даже не кино, а музыка. После ее просмотра хочется жить. Создавал ее режиссер девять лет…

- Нет ли опасности, что с приходом к руководству "Кинотавром" руководителей развлекательного канала СТС - Толстунова и Роднянского - фестиваль станет тоже отчасти "ширпотребным"?

- Это может присниться только в самом кошмарном сне! А деловая хватка СТС-ников поможет решать дальнейшие прокатные судьбы фильмов... Конечно, на нынешнем "Кинтавре" в известной степени не хватало Марка Рудинштейна – личности бурной и яркой. Но у него – новое начинание – фестиваль "Лики любви", который пройдет в августе в том же Сочи. Кстати, Рудинштейн говорил, что не появится на "Кинтавре" два года, но, тем не менее, некоторые его в Сочи видели. Правда, на фестивале он, действительно, не появился. По общему убеждению, Рудинштейн – настоящий герой труда: это невероятно - 15 лет тащить такой воз! Говорят, что Игорь Толстунов за два-три месяца подготовки фестиваля похудел на восемь килограммов.

С другой графой полугодового кинобаланса – ММКФ – надеюсь, всем все ясно. Г-н Учитель знал, что делал, когда переметнулся из Сочи в Москву. Да и Никита Сергеевич потенциального неудачника переманивать бы не стал. Но приятно, что в остальных позициях награждены достойнейшие.

Бланк баланса будущего полугодия пока чист. Скоро начнем заполнять.

Павел Подкладов

tech
Код для вставки в блог

Новости партнеров