Курсы валют: USD 24/01 59.5034 -0.1663 EUR 24/01 63.9424 0.2152 Фондовые индексы: РТС 17:17 1135.15 -0.34% ММВБ 17:17 2145.03 -0.69%

Политические итоги недели: новое платье короля

Мир | 17.06.2005



Самой заметной персоной недели был президент В. Путин, демонстрировавший, как любят выражаться пиарщики, настоящий драйв. Уже на праздновании Дня Независимости вместо обычно сдержанного "менеджера" (как он иногда себя называл) публика увидела совсем другого президента – лидера, способного "зажигать" многотысячную аудиторию.

Вряд ли подобное перевоплощение вызвано только праздником, к которому у большинства россиян было, есть и, вероятно, еще долго будет сохраняться меланхолический скепсис, густо заправленный возможностью дополнительного отскока на дачу.

Обновление имиджа также вряд ли связано с возвращением после некоторого подъема, связанного с Днем Победы, в "инерционную зону" президентского рейтинга.

Здесь впору задуматься о более высоких стратегиях, например, о подготовке к транзитному предвыборному периоду, который может вывести первое лицо страны на новые роли в старом амплуа лидера...

В общем, президент был неутомим и радовал не только повышением своей энергетики, но и новыми идеями и умозаключениями.

За неполную неделю он успел обсудить мировые и африканские проблемы с британским премьером Блэром, контуры сближения – с главой крупнейшей партии "Индийский Национальный конгресс" Соней Ганди, заложить с японцами завод "Тойота" под Питером, принять грустно глядящего азербайджанского президента Алиева, сделать выговор спикеру Литвину за опять пропавший на Украине российский газ. Кроме этого, поучаствовать в Петербургском экономическом форуме, поддержать перспективного губернатора Валентину Матвиенко, пообщаться с испанским королем Хуаном Карлосом и даже поговорить по телефону с далеким другом американским президентом Бушем.

Причем в этом невероятном политическом ритме еще и пробрасывались идеи. Чего стоит одно предложение В. Путина "восьмерке" заниматься не только бедной Африкой, но и бедным постсоветским пространством. В смысле прощения долгов и разной другой помощи. Сравнив наших революционных соседей по уровню жизни с черным континентом, президент, правда, соблазнил озадаченных британских журналистов на сравнение Африки и России в области демократии, но тут же дал им аргументированный отпор.

Такого разного В. Путина мы не видели давно. Вот он, празднующий и поющий гимн, вот президент предлагает накормить беднейшие страны СНГ, чтобы они не впадали в революционные патологии, и вот он вдруг превращается во вкрадчиво-раздраженного хозяина, как бы невзначай прилепившего Украине ярлык "ненадежного партнера". Г-ну Литвину крыть было нечем. Понятное дело, во время революции всегда что-нибудь пропадает, причем в особо крупных размерах – за этим они и совершаются. Но при чем тут Россия, у которой столько всего напропадало из-за своих собственных революций, а теперь еще и чужие норовят что-то притырить?

В общем, в этот президентский бенефис остальным политикам было вписаться чрезвычайно трудно, и в конечном счете запомнились только двое: премьер Фрадков с бюджетом и инфляцией и депутат от ЛДПР Малышкин с говорящими воронами.

Перефразируя старую философскую истину, можно заметить, что и то, и другое прозвучало неким комментарием к непонятному.

Сенсацией недели стало сокращение американского военного присутствия в Узбекистане. Формальным поводом для переброски тяжелой авиации с базы К-2 в Ханабаде на базу Манас в Киргизию и афганский Баграм стало запрещение узбекской стороной ночных полетов и аварийное состояние взлетной полосы, деформированной тяжелыми грузовыми бортами.

Между тем, все западные издания считают демарш И. Каримова политически мотивированным: американцы в простое душевной думали, что им позволено называть человека последними словами и при этом использовать его по своему усмотрению.

Вашингтон не устоял и в своей привычной "двойной морали" присоединился к требованиям международного расследования событий в Андижане. От которого узбекский президент, поддержанный в этом Москвой и Пекином, отказался, начав оказывать явное сопротивление бесцеремонным манерам гостей.

Видимо, последней каплей, переполнившей чашу терпения Ташкента, стали заявления экспертов американского госдепа о том, что господин Каримов удержится у власти максимум несколько месяцев.

Как видно, и Америка умеет демонстрировать всему честному народу удивительный с точки зрения логики строй мышления: с одной стороны, держать в союзниках известный отнюдь не гуманитарными достижениями режим, на всю катушку использовать его в своих интересах, при этом, не особо скрываясь, подпиливать ему все четыре ножки табурета и еще удивляться, что Ташкенту, оказывается, это не нравится.

Американцы, конечно, уходят из Ханабада не полностью – в каком-то виде база, вероятно, еще посуществует.

Но создан прецедент сокращения американского военного присутствия в уже освоенной точке постсоветского пространства – и этого отрицать нельзя.

Эксперты не исключают, что помимо обструкций Ташкента, на решение о переброске части американской авиации в Киргизию и Афганистан повлияли действительные предпосылки надвигающейся на Узбекистан новой волны дестабилизации.

А также недвусмысленная позиция стран ШОС, которые вознамерились к 5 июля (новому саммиту в Астане) подготовить широкий комплекс мер по противодействию возникающим в регионе "чрезвычайным ситуациям". Говоря простым языком, эти меры направлены против местных "цветных революций" любого розлива и их покровителей, мечтающих рассадить в регионе еще более послушные им "глобалистские" правительства.

Кто-кто, а играющий одну из первых скрипок в Азии Пекин прекрасно понимает, что вслед за Ташкентом сразу может "пасть" Душанбе, и на очереди окажется стратегический Синдзян – Уйгурский Автономный район Китая, известный склонностью к сепаратизму и населенный исповедующими ислам этносами.

Все это создает в регионе иную систему безопасности, конкурентную по отношению к американским силам. И тут уж последним придется выбирать, чем поступиться. Афганистаном, где дела итак идут все хуже, но где они являются единственным гарантом кабульского режима, или территориями, с властями которых они вступили в явный политический конфликт.

По всему видно, что Афганистан для них важнее. С другой стороны, они всегда делают ставку на будущее, то есть на следующий режим по отношению к режиму стагнирующему (а узбекских бизнесменов с американским гражданством всегда можно подыскать...).

К сожалению, все эти революции и дестабилизация в одиночку не ходят. Вот наделал много шуму доклад М. Козака по ситуации в Южном Федеральном округе.

Как находящуюся на грани взрыва некоторые эксперты характеризуют ситуацию в Дагестане. Да и не только в нем.

Главная причина этого, как тонко подметил президентский эмиссар, в кланово-корпоративной структуре тамошних этносов.

Классическая потребность в смене элит повсеместно натыкается на практику клановых пролонгаций (и Южный Федеральный округ в этом смысле не исключение), создавая и восстанавливая друг против друга армии "приближенных" и "оттесненных" этнокорпораций. При этом коррупционные механизмы развития этих подсистем бесповоротно превалируют над демократическими процедурами. Собственно, остается только стрелять. Что и происходит.

В этом смысле отставка северо-осетинского президента А. Дзасохова тоже прецедент – очень серьезный (хотя и лукаво-половинчатый) - "разрядки" накопившихся противоречий в цивилизованной форме.

В общем, пестрая была неделя и неспокойная.

К.ф.н. С. Бубнов

tech
Код для вставки в блог

Новости партнеров