Курсы валют: USD 24/01 59.5034 -0.1663 EUR 24/01 63.9424 0.2152 Фондовые индексы: РТС 18:50 1137.67 -0.12% ММВБ 18:50 2146.09 -0.64%

Скажи мне, кто твой враг…

Культура | 09.04.2005



Спектакль "Косметика врага" уникален по ряду причин. Во-первых, он поставлен одновременно в двух театрах: "Сатириконе" и Театре им. А.С. Пушкина - и теперь фигурирует как самостоятельное название в афишах обоих театров. Причем, и в том, и в другом театре для спектакля создана собственная инфраструктура: декорации, свет, музыкальное оформление и т.д. А вот актеры одни и те же. Они-то и представляют собой так сказать вторую достопримечательность спектакля. Дело в том, что на сцену в "Косметике врага" вышли художественные руководители обоих театров: Константин Райкин и Роман Козак. Теперь получается, что в пушкинском театре приглашенным артистом считается Райкин, а "Сатириконе" - Козак. Кстати, Роман Ефимович является по совместительству еще и режиссером-постановщиком спектакля.

Но главная изюминка спектакля в том, что он не оставляет равнодушным буквально ни одного человека, более того - вызывает у зрителя настоящую бурю эмоций. Но пересказывать сюжет значило бы испортить впечатление будущему зрителю. Скажу лишь, что спектакль не вписывается в какие-то традиционные рамки и определения. Он создан как бы на стыке нескольких жанров: детектива, триллера, психологической драмы, черной комедии и даже трагедии. Уверен, что даже знаток самых крутых детективных сюжетных поворотов до самого конца спектакля не сможет предугадать его развязку. В этом, конечно, прежде всего, заслуга Амели Натомб, роман которой французская пресса назвала "Сто страниц динамита". Корни ее замысла, как ни странно, уходят в глубины русской классики – в частности, очень напоминают один из эпизодов романа Ф.М. Достоевского "Братья Карамазовы". Актерский тандем Райкина и Козака добавляет свою лепту в этот взрывоопасный материал. Иногда кажется, что противостояние героев спектакля – на первый взгляд абсолютных антиподов – достигает такой точки кипения, за которой возможен только катаклизм. Впрочем, нечто подобное и происходит в финале этого динамичного, жесткого и при этом очень трогательного спектакля.

В актерском дуэте двух художественных руководителей партию первой скрипки исполняет, конечно, Константин Райкин. Его герой многолик и неуловим: он вызывает и отвращение, и жалость, а порой даже и сочувствие. Райкин просто купается в своей роли, он, как всегда, умен, подвижен, ловок, остроумен, ироничен. Как выяснилось, Константину Аркадьевичу принадлежит и замысел проекта, он, собственно, и раскопал это удивительное литературное произведение. Поэтому первое слово в нашем репортаже - ему.

-  Это произведение в свое время совершенно поразило меня. Его автор – крутая молодая писательница в Бельгии. Такого уровня современной литературы я в последнее время не читал. Это – психологический детектив-триллер на двоих. Мы попросили человека, которому мы очень доверяем, чтобы она прокорректировала нас как артистов. Это Алла Покровская – выдающийся педагог Школы-студии МХАТ, где мы оба с Ромой работаем, руководим курсами. Я думаю, что она – лучший театральный педагог у нас в стране.

-  Вы когда-то сказали, что не должны свою публику эпатировать, но новый спектакль ведь из разряда шоковых?

-  Эпатировать мы не должны. Потому что эпатаж – это агрессия без любви к публике. Такой театральный напор с отрицательным знаком. Потому что слово прессинг применительно к зрителю я люблю. Я люблю атаку на зрителя добротой и красотой. В данном случае я думаю, что это произведение – чрезвычайно экстравагантное, страшноватое и от него нельзя оторваться с первой до последней строчки.

Если Райкин никогда не оставлял основную профессию и, несмотря на свои режиссерские опыты, каждый год радовал своих поклонников новыми актерскими работами, то Козак, казалось бы, давно забросил актерство: он не выходил на большую сцену уже 12 лет со времени работы во МХАТе им. Чехова. Напомню, что там он в свое время сыграл даже Треплева и Моцарта. Теперь вот худрук Театра им. А.С. Пушкина решил тряхнуть стариной и, надо сказать, вполне удачно. Встретившись после премьеры с автором этого репортажа, он сначала заговорил о необычности выбранного им и Константином Райкиным драматургического материала.

-  В каком-то смысле это – и черная комедия, и театр абсурда, и мелодрама. Там есть "слезные" куски, есть третье лицо – женщина, которая не появляется на сцене.

-  Скажите без ложной скромности: вы считаете новый спектакль своей удачей?

-  Без ложной скромности скажу: не опростоволосился. Мы с Костей понимаем, что сделали что-то бередящее душу: и его, и мою, и зрительскую. Причем, нам звонят и реагируют люди самых разных социальных слоев. И эти отзывы очень дорогого стоят. Работа очень тяжкая, затратная, что называется, не отдохнешь.

-  Не волновались, выходя на сцену спустя 12 лет?

-  Каждый актер волнуется. Но я все это время не в химической лаборатории работал. Я преподавал актерское мастерство в Школе-студии МХАТ. Но, конечно, этой – очень наглый поступок.

-  Важно ли для режиссера Козака, что у него есть актерская закваска?

-  Для режиссера Козака, наверное, важно. А принципе – нет. Анатолий Эфрос не был актером, а ведь он – один из лучших режиссеров мира. То же можно сказать о Питере Бруке, об Анатолии Васильеве.

-  Вы изначально рассчитывали на широкого зрителя?

-  Конечно! Иначе мы бы поставили это в малом зале на 50 зрителей. А мы играем в зале на 1000 мест. Это, конечно, риск.

Добавим от себя, что риск оправдался. Теперь два абсолютно одинаковых спектакля под названием "Косметика врага" идут на сценах разных театров – имени А.С. Пушкина и "Сатирикона", и попасть на них очень сложно. Newsinfo призывает читателя заранее позаботиться о билетах и незамедлительно отправиться на этот странный, поворачивающий глаза зрачками в душу спектакль.

Павел Подкладов

tech
Код для вставки в блог

Новости партнеров