Курсы валют: USD 26/05 56.0701 -0.2042 EUR 26/05 63.0116 0.0913 Фондовые индексы: РТС 18:50 1083.52 -0.37% ММВБ 18:50 1947.26 -0.24%

Швыдкой забил последний гвоздь в гроб Большого театра

Культура | 06.04.2005


Елизавета Канаузова: Любовь Юрьевна, последнее время складывается такое впечатление, что Большой театр плавно перемещается в Краснодар. Балетную труппу возглавляет Григорович, который ставит несколько спектаклей в год и приглашает прим, со скандалом уволенных из театра. С чем это связано? Почему сейчас в Большом театре, как сказала Настя Волочкова, осталось только руководство, которое делает себе пиар, а что касается исполнителей, которые приводят публику в этот театр, делают имя театру, от них просто освобождаются?

Любовь Казарновская: Так оно и есть. Я думаю, что эти исполнители раздражают таких руководителей. Они считают, что Большой театр настолько велик, могуч и прекрасен, что публика идет ради имени Большого театра. Это большая ошибка, потому что уровень тех постановок, которые они делают в последнее время… Я не беру балет, потому что в балете сейчас увидела "Пиковую даму", я была потрясена Колей Цискаридзе и Ильзой Лиепа, это великолепный балет. Он действительно, наверное, показывает новое лицо балета Большого, но это единичный случай. А где те спектакли, которые когда-то ставил Григорович?

Елизавета Канаузова: А что касается оперы?

Любовь Казарновская: К сожалению, я должна сказать, что последние постановки меня наводили на мысль, что что-то здесь не так. И это раздражение, накопление отрицательной энергии против тех людей, которые действительно что-то могут.

Они могут привести публику, могут провести проекты. Сколько раз мы предлагали г-ну Ведерникову интересные проекты. Он говорил: "Да, да, это интересно", – и на этом все затихает, потому что он считает, что он настолько хорош, и его имя настолько велико, что он сам справляется со всеми проблемами оперной труппы Большого театра. Это неправильно. Это вообще тенденция в России – каждый сам за себя.

Елизавета Канаузова: Но есть же Министерство культуры, есть люди, которые должны этим заниматься.

Любовь Казарновская: Должны. Но они не занимаются. Не к чести нашего бывшего министра будет сказано, что в программе, например, "Культурная революция" им ни разу не был поднят вопрос о состоянии оперного театра сегодня, где надо называть вещи своими именами и прямо сказать: "Почему вы, дорогой Михаил Ефимович, поставили Ведерникова в Большой театр? Почему вы сделали этот шаг, забив тем самым последний гвоздь в этот гроб?" Г-н Швыдкой не понимал некоторых вещей, не хотел их понимать, и не хотел их слышать. Что у нас происходит с классической музыкой? Почему все распродается? Почему Большой зал консерватории отдается Малининым, Басковым? Я сама могу на эти вопросы ответить: Потому что они платят большие деньги! Разве имеют право такие певцы выходить на сцену Большого зала консерватории? Не имеют. Раньше вы могли себе такое представить? Это же смешно! Были специальные залы, где звучала эстрада, а сейчас что? Большой зал консерватории, как отхожее место. Кто больше даст, тот и играет. Это ужасно.

Елизавета Канаузова: Год назад, Вы были у нас в гостях и рассказали, что вам предложили поработать в качестве художественного руководителя Калининградской филармонии. А как сложились ваши отношения?

Любовь Казарновская: Это был достаточно печальный для меня опыт, потому что я пришла туда без команды. Меня просто стали использовать. Надо уволить этого, надо уволить этот хор. Я говорю, зачем мне этим заниматься? Для чего вы Казарновскую призвали? Вы могли бы призвать г-жу Х, которая бы вам прекрасно эти вещи делала. Я так понимаю, что меня призвали для того, чтобы из этой филармонии сделать европейскую филармонию и сюда приглашать интересных исполнителей, а не решать какие-то производственные проблемы. Мы не нашли общий язык, к сожалению, директор, который работал со мной, решил, что раз Казарновская пришла, я на нее все свалю. Она нам будет и деньги добывать, и исполнителей привозить, и заниматься всей этой хозяйственной частью. Я сказала: "Дорогие мои, так не пойдет". Поэтому я очень рада, что мы расстались, и я думаю, что, к сожалению, Калининградская филармония так на уровне областной и останется. А я хотела сделать из нее часть европейского пространства.

Елизавета Канаузова: На что сейчас направлены Ваши усилия?

Любовь Казарновская: Сейчас мои усилия направлены на Краснодарский театр, где в начале апреля мы собираемся сделать премьеру оперы "Манон Леско". Я пригласила туда международную команду. Постановочная часть будет из Канады, Голландии, приглашенные певцы: итальянец - Де Грие, испанец – мой брат Леско, и я буду петь партию Манон. И второй состав делается на базе артистов краснодарского театра, чтобы спектакль жил, имел продолжение. Мне это интереснее, ближе и понятнее, и им понятнее, что я хочу и что я могу, поскольку я оперная певица, и это пространство мне интересно. И вы знаете, то, что сегодня Григорович уехал в Краснодар и поставил на сцене Краснодарского балетного театра уже более 12 своих собственных постановок, которые были сняты из репертуара Большого, я думаю, это доказательство того, что большое искусство не там, где Большие театры, а большое искусство там, где большие профессионалы.

tech
Код для вставки в блог

Новости партнеров