Курсы валют:
  • Обменный курс USD по ЦБ РФ на 25.07.2017 : 59.6572
  • Обменный курс EUR по ЦБ РФ на 25.07.2017 : 69.4708
  • Обменный курс GBP по ЦБ РФ на 25.07.2017 : 77.6498
  • Обменный курс AUD по ЦБ РФ на 25.07.2017 : 47.4573

Общество

Image

Чем удивила Россия на МАКС-2017

Уникальный МиГ-35, арктический «Терминатор» из линейки вертолетов Ми-8 и другие новинки авиасалона МАКС-2017, которыми наша страна может гордиться.

Необыкновенное свинство по - эстонски

Напомним, что деятельность, точнее бездеятельность Международного Красного Креста, была подвергнута резкой критике еще во время событий в Беслане. Самым известным критиком этой организации выступил доктор Леонид Рошаль, который заявил, что «МКК не исполнял свои прямые обязанности как гуманитарная организация, обязанная оказывать помощь жертвам войны и терактов». После этого национальные филиалы МКК наперебой принялись открывать специальные счета помощи жертвам трагедии. Наиболее известным стал расчетный счет Северо-Осетинского республиканского отделения Красного Креста, открытый в «Банке Развития Региона» города Владикавказа и названный как «Фонд помощи пострадавшим от теракта в Беслане». Не так давно заместитель министра труда и социального развития Северной Осетии Жанна Гасиева заявила, что сумма поступлений в «Фонд помощи» приблизилась к миллиарду рублей, и Осетинский Красный Крест приступил к выплатам пострадавшим из расчета 1 млн. рублей родным погибших заложников и от 500 до 700 тысяч раненым.

На благотворительный счет «Детям Беслана», открытый Красным Крестом Эстонии, поступил 1 млн. 265 244 крон (более двух с половиной миллионов рублей) от 2 348 физических и юридических лиц, что стало рекордным числом пожертвований, когда-либо собираемых обществом в Эстонии.

Однако решение оставить эти деньги в стране означает циничный обман тех граждан, которые доверились Эстонскому Красному Кресту.

Нам удалось связаться по телефону с руководителем Общества Красного Креста Эстонии Рийной Каби и получить ее комментарий ситуации:

- Прежде всего, я хочу подчеркнуть, что мы никого не принуждали перечислять деньги на счета нашей организации. А уж если люди это сделали, они должны принять правила нашей организации. Правила эти таковы, что мы никогда не переводим деньги напрямую жертвам трагедий. Мы оплачиваем разного рода реабилитационные программы. Такой программой будет прием пострадавших детей в санаториях Эстонии, и мы готовы оплатить этот проект.

- В начале сентября, когда вы лично, в интервью агентству BNS 6 сентября 2004, объявляли об открытии счета «Детям Беслана», вами произнесена была такая формулировка: «Пожертвованные деньги перечисляются прямо или посредством Женевской штаб-квартиры Красного Креста в местное (осетинское) отделение организации». Люди поверили, что деньги пойдут детям Беслана, а не эстонским санаториям.

- Это неправда. Я не произносила ничего подобного. Я вообще никогда не даю интервью на русском языке (сказала Рийна Каби на русском языке – прим. авт.). Скорее всего, это был неверный перевод. И потом, в таких делах никогда не стоит торопиться – жертвы трагедии будут нуждаться в реабилитации еще долгие годы. Им будут нужны психологи, протезы, что-то еще. Кроме того, деньги ведь продолжают поступать.

- Как долго вы намерены держать эти деньги в эстонском банке?

- Как минимум до весны. Возможно, на весенние каникулы мы примем беслановских детей и начнем расходовать деньги на их реабилитацию.

- Разве вам неизвестно, что российское правительство отказалось от вашего предложения?

- Нет, мне об этом ничего неизвестно. Я впервые об этом слышу.

- Почему бы вам просто не перевести собранные деньги на счет Северо-Осетинского республиканского отделения Красного Креста - там ведь уже начали выплачивать деньги пострадавшим.

- Это неправильно. Деньги надо тратить на программы, а не на людей. Кроме того, я не очень доверяю местным организациям – когда мы смотрели телевизионные репортажи о событиях в Беслане, мы не видели в кадре людей с символикой Красного Креста. Было много разных слухов о том, что деньги у вас в России уходят куда-то не по назначению. И вообще, я по телефону лично связывалась с осетинскими представителями, спрашивала, какая нужна помощь, а они отвечали, что ни вещи, ни медикаменты не нужны, потому что они не знают, что делать с уже поступившими грузами, которых очень много.

- Госпожа Каби, мы сейчас говорим с вами про деньги, а не про вещи. Почему бы вам просто не перечислить собранные в Эстонии деньги на счета Северо-Осетинского республиканского отделения Красного Креста?

- В таких делах не надо торопиться. Помните катастрофу парома «Эстония»? Так там люди до сих пор нуждаются в помощи. Мы будем аккумулировать эту помощь так долго, чтобы помочь жертвам беслановской трагедии и годы спустя, когда уже все про Беслан забудут. И вот еще что – вы предъявляете претензии только эстонской организации, а в соседней Латвии и в Литве точно такая же ситуация – они собрали деньги, но не перечисляют их в Беслан. Деньги надо уметь считать. Можно заплатить деньги, но душевного спокойствия это не принесет. За деньги ни физическое, ни духовное здоровье не купишь. Когда мы сможем узнать, где и сколько детей можно реабилитировать на эту сумму, тогда будем говорить о применении наших денег. Давайте не будем спешить.

С госпожой Каби мы разговаривали почти час, но ничего нового по сравнению с опубликованным выше, она не сказала. Зато к середине разговора она совсем забыла о том, что «плохо говорит по-русски» и заговорила вообще без акцента, напористо, но все так же неубедительно. Высказанные ею аргументы оказалось совсем несложно проверить и, как ни неловко об этом говорить, в них оказалось слишком мало правды.

Например, аргумент о том, что Эстонский Красный Крест «никогда не переводит деньги напрямую жертвам трагедий» опровергается следующей информацией, распространенной десятками новостных агентств в январе прошлого года: «Министерство юстиции Эстонии поддержало требование республиканского Красного креста к России выплатить компенсации гражданам Эстонии, репрессированным при Советской власти. Как передает Интерфакс, пресс-служба Минюста распространила в четверг сообщение, что правовое ведомство «направило в Красный крест Эстонии письмо с поддержкой инициативы начать сбор заявлений о компенсации ущерба, понесенного жертвами коммунизма». В сообщении отмечается, что правительство на заседании от 17 декабря 2002 года также поддержало инициативу Эстонского Красного креста».

Таким образом, ЭКК может и хочет выплачивать деньги пострадавшим, но, как вы видите, не всем.

Что касается идеи госпожи Каби о направлении бесланских детей в эстонские санатории, то здесь есть два очевидных изъяна.

Во-первых, ни в одной стране мира с осетинских детей не взяли ни копейки –даже не очень богатая Украина выделила из своего бюджета $283 тысячи на оплату проживания и лечения 300 детишек в Артеке. Так же происходило и происходит всюду, хоть в Рязани, хоть в Израиле. Почему именно в Эстонии местные санатории решили брать за реабилитацию этих детей деньги, т.е. делать бизнес, непонятно (точнее, понятно, но невероятно).

Во-вторых, счет, на который граждане Эстонии переводили деньги, так прямо и назывался - «Детям Беслана». Не «Санаториям Эстонии» и не «Эстонскому Красному Кресту на мелкие расходы», а «Детям Беслана». Поскольку дети Беслана с этого счета до сих пор ничего не получили и, видимо, не получат, речь идет о прямом обмане жертвователей.

Замечу также, что Рийна Каби на момент беседы со мной уже знала о реакции правительства РФ, но предпочла скрыть это – вот вам цитата из месячной давности интервью Рийны Каби газете «Молодежь Эстонии»: «У нас был один из первых вариантов — соединить пожертвования с доброй волей нашего государства помочь бесланским детям и пригласить их в Эстонию на реабилитацию, но Российское правительство отказалось от помощи Эстонского государства».

Комментарии излишни

Оценить действия национальной общественной благотворительной организации мы попросили эстонских политиков, для чего обратились с запросом в эстонское консульство в Санкт-Петербурге. Спустя некоторое время в редакцию позвонил Аарне Веэдла, советник министра по делам народонаселения и этническим вопросам Эстонской Республики, и заявил нам следующее:

- Обвинения в адрес Эстонского Красного Креста со стороны средств массовой информации России выглядят очень странными. Это как: «я Солженицына не читал, но мне рассказывали...». Ложными оказались обвинения в том, что Эстонский Красный Крест не работает совместно с российскими структурами. В действительности же, Эстонский Красный Крест тесно сотрудничает с министром Александром Реутовым и Игорем Широковым. Затянувшееся оказание помощи жителям Беслана связано со странным поведением МИДа России. По поводу помощи Эстонии людям, пострадавшим в Осетии, МИД Эстонии обращался в МИД России. Оттуда так и не поступило никакого ответа.

Разумеется, мы также связались и с самими жертвователями из Эстонии, чтобы выслушать их комментарии ситуации. Мы нашли более десятка человек, но их комментарии не могут быть здесь опубликованы – они либо нецензурны, либо вопиюще «неполиткорректны». «Обыкновенное свинство» - это самое мягкое определение из тех, что мы можем здесь привести.

Позволим себе не согласится с этим определением – если это и свинство, то необыкновенное.

P.S. Мы понимаем. что ситуация непростая и меньше всего нам бы хотелось, чтобы читатели воспринимали действия руководства Эстонского Красного Креста как действия от имени всей этой организации или, тем более, всей республики. Напомним, что свыше 2 тысяч граждан Эстонии пожертвовали свои сбережения на счет «Дети Беслана» и не вина эстонских граждан в том, как неловко распоряжаются их средствами местные чиновники. Мы уверены, что гласное обсуждение в СМИ этой проблемы приведет к ее благополучному разрешению, и мы первыми сообщим вам о том, как и когда это случится…

Автор Евгений Зубарев, газета «Петербургский Час пик»