Курсы валют: USD 23/05 56.4988 -0.6614 EUR 23/05 63.1713 -0.4766 Фондовые индексы: РТС 18:18 1083.75 -0.37% ММВБ 18:18 1950.25 -0.62%

Код России и параноидальный падший ангел

Культура | 25.12.2004


Действие разворачивается на одной из дач Сталина, куда приглашают юную певицу из Большого театра. Вождь якобы был в театре восхищен пением девушки и пожелал видеть ее тет-а-тет. Она по его настоянию поет арии и песни, но, когда черед доходит до песни о товарище Сталине, которую написал Джамбул Джабаев, ее вдруг заклинивает: и голос пропадает, и память отказывает. Сталин, правда, выглядит довольно странно: он лыс и без усов. Да и ведет себя не совсем адекватно: то поит девушку вином, то кричит на нее, то вдруг исчезает и ведет с ней диалог откуда-то сверху из кромешной тьмы. Когда вождь исчезает надолго, девушка спрашивает охранника, когда же придет товарищ Сталин. Тот отвечает: «Товарищ Сталин в Кремле, он и не думал приезжать». Девушка в шоке. Но начинается второе действие и Сталин входит во всем своем традиционном «великолепии»: с трубкой, в усах и с жесткой шевелюрой. Дальнейшее вы узнаете, придя на спектакль. А после юбилейного спектакля корреспондент Newsinfo взял интервью у Сергея Юрского.

NewsInfo: Сергей Юрьевич, почему вы решили взяться за такую сложную тему?

Сергей Юрский: Это - одна из крупнейших фигур, достигших невероятных высот власти в прошедшем 20 веке. Тень этой власти «накрывала» и очень крупные фигуры, в том числе и Черчилля. Он чувствовал тень этой вершины, на которую ему взойти было не дано. Что это, - выдающийся талант этого человека? Да, отчасти! Но, как подсказали историки, с которыми мне пришлось общаться, это был иностранец – полугрузин-полуосетин – кавказский человек, так скажем. Который, будучи искренним марксистом и ленинцем, открыл «код» России. И этот код привел к тому, что он сам уже в 30-е годы хотел остановить этот ком, который катился. (Об этом свидетельствуют документы). Но уже не мог это сделать. Мало того, у него самого начало двоиться сознание, и он стал просто-напросто параноически бояться и жаждать уничтожения людей вокруг себя. Но это – код России и поэтому этот спектакль – не насмешка над тем, кто повержен. И за это я благодарен автору пьесы Иону Пантелеевичу Друцэ. Он написал о падшем ангеле, человеке, который достиг такой высоты, на которой он уже абсолютно одинок. А как сверходинокий человек он достоин наблюдения и даже сочувствия. Кроме того, болезнь, которой он болел: раздвоение личности или паранойя, как определили Бехтерев, - это болезнь не только его, а всех окружающих власть. А может быть, это болезнь территории и страны, которую надо лечить. Поэтому на сегодняшний «день рождения Иосифа Виссарионовича Сталина» я звал не друзей, не критиков, а политически ориентированных людей. Звал и Явлинского, который долго думал, позволят ли ему его либеральные убеждения найти два часа времени. Но не нашел. Звал Сатарова, который откровенно сказал, что занимается либеральными делами, поэтому не может найти времени. Не пришел очень болеющий Александр Исаевич Солженицын, но пришла его жена. Пришли Александр Яковлев, Егор Гайдар. Мы от них ждали не выводов, а прояснения мыслей. Мы не претендуем на то, чтобы сказать: «Ну что, теперь поняли?» Мы хотим понять, поэтому играем этот спектакль.

NewsInfo: Удалось ли вам хотя бы отчасти понять эту трагическую фигуру – Сталина?

Сергей Юрский: Нет. Петр Наумович Фоменко, который пришел на спектакль, сказал, что достоинство спектакля – в том, что он погружает в тайну и не дает ни одного плоского ответа, который можно было бы ожидать. Потому что Сталин сейчас по популярности – фигура, приближающаяся к Жириновскому. (Я говорю о телевидении). В нашем спектакле, как сказал Ион Друцэ, есть мистический привкус. И это для автора, скорее, не сочинение, а религиозно-метафизический анализ. А для меня – попытка «войти в тело» этого человека, который мне крайне интересен. Но не пытайтесь разгадать эту тайну. Главное для нас – посеять в вас сомнение. Если вы его ощутили – большое спасибо.

NewsInfo: Мистика проявляется и в том, что вначале вы играете в гриме, а потом в усах и парике.

Сергей Юрский: Я не буду рассказывать, как я мучался, решая эту проблему. В результате все случилось, благодаря озарению. Во-первых, потому что это тайна. Во-вторых, вы ждете Сталина и молодая певица ждет Сталина. Значит, ей можно подсунуть кого угодно, и все равно для нее это будет Сталин. Любой человек может войти, и это будет Сталин для нее! То, что товарищ Сталин входит без усов – это эмоциональный удар. А когда зритель уже сомневается, а Сталин ли это вообще и охранник тоже говорит, что это – всего-навсего репетиция перед встречей со Сталиным, тогда во втором действии Сталин входит в своем настоящем обличии. (Грим этот был сделан два года назад с замечательного портрета Исаака Бродского). У нас в спектакле нет мелких шоков и разжеванных объяснений, как это принято в нашем театре в последнее время. Вы все видели портреты Сталина или слышали разговоры о нем. Это – в нас. Поэтому мы можем даже подменить Сталина. У нас может прийти новый Сталин, а мы этого не заметим. И закричим: «Мессия явился!»

Следующим собеседником нашего корреспондента стал драматург Иону Друцэ.

NewsInfo: Ион Пантелеевич, чем основной смысл вашей пьесы?

Иону Друцэ: Молодая женщина, которая приходит к Сталину, это – не певица. Это Россия. В этом смысл пьесы. Я в связи с этим вспомнил свои детские годы в Бессарабии. Когда ее присоединили к СССР, мы в одночасье стали частью другого государства. В нашем селе была сходка, и на ней каждому главе семьи дали по портрету Сталина с распоряжением поставить в доме на видном месте. Мы тоже поставили, и с этого дня что-то изменилось в нашей семье. Мои мама и отец всегда молча проходили мимо этого портрета. И для меня это было тайной, загадкой. Сегодня, когда с тех пор прошло уже два поколения, физиология ужаса в какой-то степени осталась в людях. С одной стороны, Сталин – это строитель огромной державы, а с другой стороны – он внес страх в душу такой девушки, которая изображена в пьесе. Возникает вопрос: может ли потом такой человек со страхом в душе строить страну, свою семью?.. Получается, что с одной стороны – мощь, а с другой стороны – беззащитная березка. Александр Николаевич Яковлев говорил мне, что всю жизнь разбирает и читает бумаги Сталина. И чем больше узнает об этом человеке, тем дальше от него уплывает понимание этой личности. Потому что наряду с патологией в нем есть какая-то мистика. Пришел человек в этот мир, в эту страну и до сих пор не уходит. Вот в чем проблема!

NewsInfo: В этой пьесе Россия 30-х годов предстала перед нами в образе тонкой трепетной девушки, пребывающей в состоянии страха. А какой вам видится Россия сегодня?

Иону Друцэ: Я сейчас пишу пьесу, суть которой в том, что рядом существуют богатая квартира с итальянской дверью. А другая дверь ведет в убогую нищенскую коммуналку. И приходит женщина-монашка, которая старается соединить это безумное богатство и нищету, в которой живет умирающий старик. Но я думаю, что, если пьеса о Сталине ждала два года, то эта подождет лет десять…

Павел Подкладов

tech
Код для вставки в блог

Новости партнеров