Курсы валют:
  • Обменный курс USD по ЦБ РФ на 18.10.2017 : 57.0861
  • Обменный курс EUR по ЦБ РФ на 18.10.2017 : 67.2988
  • Обменный курс GBP по ЦБ РФ на 18.10.2017 : 75.9074
  • Обменный курс AUD по ЦБ РФ на 18.10.2017 : 44.9896

Культура

Константин Заславский: слухи о смерти театра «Около» преувеличены

На пожарище

На месте пожарища автор этих строк обнаружил большое стечение народа: и актеров, и работников театра, на лицах которых не было видно отчаянья. Все занимались своими делами, расчищая завалы, перемещая оборудование и документы в помещения, которые не пострадали от пожара. На первый взгляд масштабы пожара таковы: сгорел практически весь первый этаж, где располагалось зрительское фойе и сцена. Заходить в фойе и на сцену автор этих строк не стал: во-первых, во всем театре нет света. Во-вторых, в помещениях стоит ужасный удушающий “послепожарный” запах. Вплоть до того, что все работники театра, участвующие в субботнике, вынуждены были надеть респираторы. Пожар распространился и на второй этаж, где находились административные службы театра и репетиционные помещения. Несмотря на то, что стены этих помещений не пострадали, нормально работать в них невозможно.

Как мы уже сообщали, в театре “Около” существует и Малая сцена, куда из основного здания ведет полуподвальный переход. Ни он, ни сама Малая сцена не пострадали, так что есть вероятность, что очень скоро спектакли будут играться в этом зале. Но об этом и о многом другом – в интервью Константина Заславского.

Константин Яковлевич, каковы масштабы беды?

- Масштабы сейчас трудно определить, главное - что пострадала наша основная сцена. Я бы хотел сказать следующее: во многих новостных программах порой это событие интерпретировалось не адекватно тому, что произошло на самом деле. Произошла беда, мы будем с ней справляться, я надеюсь, что нас не оставят власти города, наши друзья и коллеги. Не пострадала Малая сцена, практически не пострадали костюмы. Декорации пострадали, но не так, как это преподносится в СМИ. То есть, не все так плохо. Слухи о нашей “смерти” преувеличены.

Слава Богу, что преувеличены, значит, театр будет жить. Есть ли надежда, что на Малой сцене через какое-то время начнутся спектакли?

- Да, конечно. Мы на это надеемся, и нас в этом вопросе поддержал министр культуры Москвы. Возможно, мы договоримся, и будем играть на других площадках города.

Впишутся ли эти спектакли, которые шли на большой сцене в масштабы Малой?

Не все, конечно. Но даже если мы там сможем раз в месяц играть, то это уже не плохо.

А каковы перспективы ремонта или реконструкции основного здания?

- Сейчас я не готов говорить о каких-то перспективах, но надеюсь, эти перспективы положительные.

Но вы, наверное, общались с руководителями Комитета по культуре, собираются ли они решать вопрос о реконструкции, выделять какие-то средства? Или начнется обычная волынка?

Идет нормальная конструктивная работа, которая всегда шла и с комитетом по культуре, и с правительством Москвы. Ничего экстраординарного в этом смысле не происходит, никакой волынки нет.

Константин Яковлевич, теперь вопрос главный: в СМИ обсуждаются самые разные возможные причины пожара. Есть ли у вас какие-то мысли на эту тему?

Я не буду озвучивать мысли на эту тему. Единственное, что могу сказать: решается вопрос о возбуждении уголовного дела по факту поджога. Надеюсь, что он будет решен положительно.

Говорят, что в свое время у вас шли судебные процессы с некими застройщиками, которые возводят здесь свои объекты. Есть ли опасность, что театр отсюда постараются удалить, что называется “не мытьем, так катаньем”?

Судебный процесс - это сильно сказано. Никаких процессов с застройщиками не было. Но трения, конечно, есть, потому что это - центр Москвы, это очень реальная и дорогая площадь. Но мне кажется, что в таком историческом месте, и в этом пространстве должен существовать наш театр, и вообще, должны существовать театры, учреждения культуры, а не только элитное жилье, дорогие офисы и рестораны.

Некоторые считают, что ваш скромный театр не вписывается в эти буржуазные особняки…

Может быть, эти буржуазные, как вы говорите, особняки надо вписывать в архитектуру театров, библиотек, консерватории, которые находятся рядом, а не наоборот?!

Мы сейчас разговариваем с вами в помещении театра, стены которого, слава Богу, устояли. Будет ли театр восстанавливаться в рамках прежней архитектуры?

- Я не готов пока точно ответить. Но, в любом случае, мы будем театр восстанавливать и стараться нормально работать.

В воскресенье ваш театр ваш должен был поехать на гастроли в Финляндию. Планы остаются в силе?

Да, конечно. Ушел трейлер с декорациями, сохранились все документы, паспорта. А ведь некоторые СМИ пишут, что чуть ли не все сгорело. Нет, все нормально: театр едет на гастроли в Финляндию.

Вы сказали, что теперь будете играть на других сценах. Возможно ли, что ваши спектакли будут играться в больших залах?

- Я не могу точно сейчас сказать. Это нужно решать с художественным руководителем Юрием Погребничко. Но могу сказать, что многие наши спектакли вполне выдерживают пространство больших залов. Наш зал маленький только по количеству зрителей. Можно ли сказать, что у нас маленькая сцена, если ее зеркало - почти 10 метров?! Можно ли наш театр назвать маленьким, камерным? Другое дело, что пространство зрительного зала и глубина сцены не такие, какие бы мы хотели иметь. В этом и уникальность многих наших спектаклей, что они не сделаны как камерные, как маленькая миниатюрка. Просто мы реально работали в том объеме, в том пространстве, которое у нас есть. Но эти спектакли можно играть и на других сценах.

Есть такая русская поговорка: “не было счастья, да несчастье помогло”. Нельзя ли будет воспользоваться случаем и расширить количество мест в вашем зале?

- Я на это могу только сказать тьфу-тьфу, но не знаю, пока не готов, сложно сказать.

Несмотря на то, что, что спектакли пока не будут играться на большой сцене, все остаются на своих местах? Никто никого не увольняет, все получают зарплату?

Об этом речи вообще не идет. Театр работает, функционирует, все нормально, мы продолжаем жить.

Сейчас на этом “субботнике” я не вижу отчаяния на лицах ваших работников…

- Ну, отчаяние - это последнее, надежда умирает последней. А уныние, это один из самых серьезных грехов. Мы не будем им предаваться.

Будете бороться?

- Конечно.

Павел Подкладов

Image

Как служилось в советском стройбате

«Королевские войска» или стройбат были настоящей легендой в СССР. Правда, скорее в плохом смысле слова – этого рода войск сторонились многие призывники, а военное руководство вообще выступало против его существования.