Курсы валют: USD 29/03 56.9364 -0.0869 EUR 29/03 61.8102 -0.1513 Фондовые индексы: РТС 18:50 1125.58 0.98% ММВБ 18:50 2032.54 0.96%

РАН: ликвидации не будет?

Наука | 26.10.2004



Интерес президента к РАН - можно считать оправданным. РАН – это структура, к созданию которой приложил руку еще сам Петр I, остро нуждавшийся в экспертах из научного сообщества. Правда, осуществить предложенный Лейбницем проект, он не успел. Позднее Академия приобрела статус императорской и существовала в качестве некоего клуба, но на государственном обеспечении. При И. Сталине РАН получила существенную поддержку со стороны государства, что послужило громадным вкладом в развитие самой Академии, и, как следствие, науки. Тогда из клуба Академия наук стала практически министерством по производству знаний. Число сотрудников достигло двух миллионов, включая не только академическую, но и вузовскую часть научного мира.

Именно развитие фундаментальной науки, которая позиционируется, как нерентабельная, привело к тому, что ВПК СССР был впереди планеты всей. И не только оборонная промышленность, но и энергетика, особенно ядерная, стали результатом работы РАН и тех институтов, которые хоть официально не входили в состав, но курировались Академией.

После развала СССР проблемы посыпались, как из рога изобилия. Прежде всего, РАН была адекватна именно советской централизованной системе, в основе которой лежало планирование. Распад всесоюзности, когда НИИ были при производстве и решали конкретные задачи, причем территориально они были раскиданы по всей территории СССР, привел к тому, что образовались существенные пробелы. Развал ВПК послужил причиной того, что многие научные институты оказались в подвешенном состоянии. А так называемые наукограды оказались парализованы.

Второй проблемой стало то, что в России производство, оказалось не очень востребовано. Если раньше РАН работала на расширение производства, то сейчас многие его отрасли оказались за бортом. Учитывая, что в России и само общество переживает период инволюции, то РАН не оказалось вне этого процесса. Сокращение финансирования РАН достигло критической отметки: до сих пор средняя ЗП научного сотрудника замерла на отметке 2000 – 3000 рублей. С начала 90-хх годов начался отток специалистов, о котором также высказался президент. Владимир Путин потребовал отреагировать на отток российских специалистов за рубеж, отметив, что «Европа подпитывается за наш счет, и мы должны делать выводы и реагировать на это».

По оценке самого научного сообщества, пик оттока уже прошел, потому что те, кто могли уехать, уже уехали. Кстати, среди оставшихся не мало тех, кто не могут уехать только из-за подписок о невыезде, не потерявших свою актуальность. Оценить, сколько страна потеряла на этом оттоке, представляется трудной задачей, хотя бы потому, что со статистикой в России существуют проблемы. Но и без статистики очевидно, что потери колоссальные.

Об Академии Наук сейчас много пишут и все благодаря недавнему делу о принятии «Концепции участия Российской Федерации в управлении государственными организациями, осуществляющими деятельность в сфере науки». Суть этой концепции в том, чтобы из 2338 существующих НИИ к 2008 году оставить 400-700.

Конечно, предполагается сделать так, чтобы эти НИИ полностью покрывали бы и фундаментальные, и прикладные цели, то есть за счет повышения качества сократить количество. Но, как известно, многие благие начинания ведут в ад. А потом особенность российской политической жизни такова, что редко одно начинание до конца доводит один и тот же министр, включая команду чиновников.

Поэтому во что для науки может вылиться реформирование такого рода можно только гадать. Хотя есть и те, кто считают, что вся концепция, по сути, сводится к двум вещам: первое, это имущество. Достаточно лишь сказать, что около 800 из НИИ расположены в Москве, например, на Ленинском проспекте или улице Покровка.

Второе, это автономия РАН, вернее, ее ликвидация. В настоящее время РАН самостоятельно распределяет выделяемый бюджет, а также самостоятельно избирает руководство. Кстати, в отношении последнего аспекта в верхах уже обсуждается идея избирать главу Академии наук указом президента.

Дело в том, что после того, как в Концепцию была включена поправка о неприкосновенности имущества РАН, в прессе появились оценки такого рода, что, дескать, после того, как академики предали интересы всего научного сообщества, то консолидация внутри него будет разрушена.

Но, по мнению тех научных сотрудников РАН, которые не являются академиками, а носят куда более скромные звания – докторов или кандидатов наук, но эти люди как раз и есть те, кто производят новые знания, никаких особых изменений не произошло. Как рассказал NewsInfo один из научных сотрудников РАН, все понимают, что академики – «это старые всего боящиеся люди, которые хотят спокойно дожить свои годы». Основной костяк академиков – это люди, которые получили звания за прошлые заслуги, многие из которых уже не в состоянии работать. Они могут носить почетный титул советника, но это не значит, что академики занимаются активной научной работой. Кстати, средний возраст таков, что в 70 лет человек считается юношей, который может сделать карьеру в Академии наук. Правда, эти «старые люди» весьма четко осознают, что им нужно от правительства. Весь скандал с Концепцией, несмотря на громкие слова о науке, сводится к тому, что руководство РАН попросту отбила свое имущество, но возникает резонный вопрос, а надолго ли. И насколько можно верить тем гарантиям, которые были даны министром образования и науки Андреем Фурсенко.

По мнению сотрудника РАН, называть руководство оппозицией – неправильно, ибо оппозицией в РАН являются вовсе не академики. В президенте Академии Юрии Осипове никто не склонен видеть защитника интересов науки. Тем более успокоить «оппозиционность» РАН можно легким способом: иногда вся оппозиционность сводится к торгу. И самому событию включения поправки в научном мире склонны придавать частное значение: академикам дали гарантии, что «не выбьют стул», на котором те сидят. Ведь иногда использование тех же допустимых по законодательству площадей в коммерческих целях – это вопрос выживаемости. Скажем, в некоторых институтах директора могут, помимо заработной платы, выплачивать небольшие премии или пособия, тем самым, сохраняя людей на местах.

Сама по себе идея реформирования науки хороша. Но, когда начинают звучать речи о переводе на самоокупаемость, то становится ясно, что в конечном итоге то, что осталось от науки может окончательно исчезнуть.

Самоокупаемыми могут быть только отдельные отрасли. По оценкам некоторых специалистов, иногда в фундаментальной науке лишь1 % деятельности, который привел к открытию, может компенсировать все затраты.

По сообщению информационных агентств, президент России отметил, что с 1999 по 2004 г. государственные расходы на науку увеличились в 4 раза и к концу года достигнут 46,2 млрд рублей. «И нельзя говорить, что деньги мизерные. Можно говорить, что их недостаточно, но в развитых странах их тоже недостаточно, но с их помощью уже можно решить пусть несколько, но крупных, значимых, приоритетных для страны задач», - заявил глава государства. Прогнозы и отчеты всегда звучат оптимистично. На деле в российском научном сообществе царит пессимизм. Многие из ученых и научных работников искренне убеждены в том, что в конечном итоге власть дореформирует науку до полного развала. Академия Наук – это, пожалуй, то, что можно назвать последним бастионом, который, по идее некоторых ее сотрудников, хотят раздробить, а потом и ликвидировать. Или сохранить в максимально «карманном виде».

Ольга Монина

Автор благодарит за помощь в подготовке материала старшего научного сотрудника Центра конфликтологии ИС РАН, кандидата философских наук, доц. МГИМО, А. Н. Самарина

tech
Код для вставки в блог

Новости партнеров