Курсы валют:
  • Обменный курс USD по ЦБ РФ на 20.07.2017 : 59.0823
  • Обменный курс EUR по ЦБ РФ на 20.07.2017 : 68.0037
  • Обменный курс GBP по ЦБ РФ на 20.07.2017 : 76.7302
  • Обменный курс AUD по ЦБ РФ на 20.07.2017 : 46.7636

Культура

Image

Москва и Париж против максимализма США

Франция желала бы получить российскую поддержку по ряду вопросов, так как у нее существуют разногласия с США, пытающихся навязать ей свой подход в борьбе с так называемым «Исламским халифатом».

Image
Image

Сюрпризы и прогнозы МАКС-2017

Триумфатором нынешнего авиасалона по всем признакам обещают стать «Гражданские самолеты Сухого» со своим «Суперджетом-100», спрос на который, по прикидкам СМИ, растет по всему миру и сулит увеличение числа заказов на флагман российского авиапрома.

Храм Христа-Спасителя, бандит Джугашвили и коричневый суп

Писать о нем – дело непростое. Можно, конечно, попробовать сделать искусствоведческий анализ всего того, что он сыграл. Но для этого понадобилось бы больше бумаги, чем для Полного собрания сочинений Ульянова-Ленина. Можно было рассказать о его необыкновенном обаянии и интеллигентности. Но это – факт известный всем. Поэтому мы решили сегодня за этим праздничным виртуальным столом дать слово самому юбиляру. Пусть расскажет о том, что лежит на душе: о доме, о семье, о предках. А начнет пусть с бабушки. “Я бабушку очень любил. Она была хорошо образована, только языков не знала. Всю домашнюю работу делала. У нас были кружевные ламбрекены, которые она плела сама. Каждую неделю бабушка их стирала. Если плинтуса не отражались, как в зеркале, в полу, она не могла этого вынести. Все блестело, все было идеально чисто. Домашние должны были сесть обедать ровно в три часа. Все вместе, какая бы работа ни была. Если кого-то не было, сидели и ждали. Вот такая была бабушка”.

С одной ветвью древа – ясно. Вторая – дед. “Мой дедушка, был из церковной семьи. Он учился в духовной семинарии, но одновременно с этим рисовал. Он очень любил рисовать. Закончив семинарию, дедушка должен был получить приход. Но священник, вступая в сан, обязан жениться. А на ком жениться? На поповне. Дед приехал, увидел ее, и она ему очень не понравилась. Всю жизнь так жить? Вернулся домой к отцу и сказал: "Родитель, я благодарю тебя за то, что ты дал мне образование, но я не хочу быть священником. Меня тянет к рисованию". Отец ответил: "Ну что же, воля твоя. Благословляю. Ради Бога. Я дал тебе образование, теперь ты сам". И дед пошел сам. Поступил в училище живописи, ваяния и зодчества. Закончил его с малой серебряной медалью и остался еще на один год. Мечтал о золотой медали, но получил - Большую серебряную. Потом женился на моей бабушке. Родилось двое детей….Дед был больше архитектор. Сначала он делал кальки. Потом с приятелем они сняли дом, чтобы сдавать его. Так и выжил. При его участии построен Храм Спасителя и масса церквей в Москве”.

Это – со стороны мамы. А вот – отцовская линия. “Дед мой со стороны отца - Ношреван Кайсосоров Басилашвили - был полковником царской армии. Когда его полк стоял в Польше, он влюбился в мою бабушку. Военному жениться на иностранке было запрещено. Деда разжаловали. Вернулся домой, и, как бывшему полковнику, ему доверили пост в полиции. Однажды он поймал двух бандитов и отправил в тюрьму, фамилия одного из них была Джугашвили”.

О Москве. “Москву я люблю. Я родился в этом городе и застал старую Москву - дворики, переулки. Вот эта церковь напротив, храм Троицы Живоначальной, - была клубом работников местной промышленности, тут даже одна моя девушка танцевала. Колокольню и купол храма большевики взорвали. Когда мама рассказывала, что в этой квартире они просыпались под звон колоколов, я не мог в это поверить”.

О творчестве. “Я никогда не шел на то, что мне не нравится. Есть фильмы, где я плохо играю. Вот там стыдно. Ну, не вышло. Но таких - мало. Я всегда снимался в фильмах, которые были мне интересны. А в театре Товстоногов давал мне роль, и - будьте любезны. Спорить пытался - безнадежно. Когда он ставил спектакль по пьесе Шукшина "Энергичные люди", хотел дать мне роль простого человека. Но передумал и отдал другому актеру. Года через два после премьеры Товстоногов вдруг решил ввести меня в этот спектакль. Репетировать и учить текст было неохота, и я придумал, как отвертеться: "Георгий Александрович, внешне я произвожу впечатление интеллигентного человека. Как я могу играть роль человека с простым лицом? Это не моя роль". Он мне на это ответил: "Вот именно поэтому я и поручаю вам ее". И все - Крыть нечем. И я играл. Это была лучшая роль в моей жизни”. (Ох, скромничает Олег Валерьянович! Были такие роли, от которых до сих пор идет мороз по коже. У меня в мозгу навсегда – “Ревизор”, “История Лошади”, “Дядя Ваня”, “Антигона”, “Осенний марафон”, “Служебный роман” etc. etc… Каждый вспомнит десятки других…)

О политике. “Если говорить откровенно, то я до середины восьмидесятых был апологетом советского строя. Но когда умер Андропов, то покойный ныне Семен Давыдович Аранович начал снимать шестисерийный телефильм «Противостояние», и я там должен был сыграть роль сыщика уголовного розыска. Я не знал этих людей, а потому попросил устроить меня на работу в одно из отделений угро стажером.Присутствовал при допросах, участвовал в разработке версий... Чтобы понять своего сыскаря, я должен был понять и его гражданскую позицию. Ну, скажем, а как он к Щелокову относится?.. В сценарии Юлиана Семенова материалов к этому размышлению почти не было, и я спросил у Арановича что-то о политбюро... И впервые услышал членораздельное: “Это банда”. “Как банда?” “Банда бандитов с паханом во главе, захватившая всю власть и живущая в свое удовольствие. А мы обслуживаем эту банду. Вот и все”. Это было шоком. Но с тех пор я стал думать. (Его избирали народным депутатом. Но там надо было “холкою в холку плестись”. Он не смог. Ушел. И слава Богу!)

Опять воспоминания. Страшные… “Помню, в эвакуации, в Тбилиси, мы были прикреплены к столовой. Там давали коричневый суп, в котором плавали две макаронины. Больше ничего. До сих пор помню. Мне очень нравился этот суп. Как-то раз я взял свою порцию и мигом съел. Напротив меня сидел военный, офицер. И вдруг он сказал: "Мальчик, хочешь еще? Ешь мой". Я ел, а он плакал. Вот я и хочу, чтобы этого больше никогда не было”.

В финале - о главном. “Недавно я был в Грузии. С моими грузинскими родственниками поехал посмотреть на землю предков. Отец много рассказывал, было интересно. Деревня Карби. Напротив речка Ряхва и через реку - Цхинвал, как раз на границе с Осетией. Типичная грузинская деревня. Сидят два старика. Я спрашиваю: "Где тут дом или земля Басилашвили?" Отвечают: "Здесь все Басилашвили. Вся деревня. А кто вы такие?" - "Мы внуки Ношревана и правнуки Кайсосоро". Вдруг эти два старика срываются и убегают куда-то. Через десять минут был накрыт гигантский стол. Вся деревня сидела. Кто что мог, из угощенья, принес”.

Батоно Олег! 70 лет – это расцвет, у вас еще все впереди!

Материал подготовил Павел Подкладов

Использованы: публикация Ларисы Кукушкиной на сайте: People's History, Андрея Чернова на сайте Новой газеты и другие публикации.

Image