Курсы валют: USD 25/05 56.2743 -0.2809 EUR 25/05 62.9203 -0.6986 Фондовые индексы: РТС 15:17 1085.63 -1.02% ММВБ 14:11 1946.77 -0.68%

Кипящая ревность пылает…

Культура | 20.09.2004


При всем уважении к “неистовому Висссариону” отметим, что порой он направо и налево выносил “приговоры”, руководствуясь одному ему ведомыми критериями. Вот и утвердилась в головах читающей публики эта нелепая мысль о том, что Кукольник был средненьким поэтом и драматургом с “неверной концепцией”. А ведь имя Нестора Васильевича Кукольника в свое время, как пишут некоторые современные исследователи, гремело на Руси, чуть ли не на равных с Пушкиным и Байроном, пьесы его игрались на всех русских сценах. Он считался признанным кумиром в петербургском свете.

Но тех, кто впервые услышал это имя, прежде чем говорить о Поэте, осмелюсь побаловать его стихами.

Уймитесь, волнения страсти!

Засни, безнадежное сердце!

Я плачу, я стражду,-

Душа истомилась в разлуке.

Я плачу, я стражду!

Не выплакать горя в слезах...

Напрасно надежда

Мне счастье гадает,-

Не верю, не верю

Обетам коварным:

Разлука уносит любовь...

Как сон, неотступный и грозный,

Соперник мне снится счастливый,

И тайно и злобно

Кипящая ревнасть пылает...

И тайно и злобно

Оружия ищет рука...

Вот вам и “реакционный писатель”, вот вам и “монотонность вымысла и формы”. Так что, уж простите, Виссарион Григорьевич, позвольте вам не поверить!

Итак, родился замечательный поэт 20 сентября 1809 года в Петербурге, в семье переселенцев - словака и польки. Уже в школьные годы вместе с Н.В. Гоголем и Е.П. Гребенкой издавал журнал "Звезда". Работал учителем русского языка и словесности в Вильне. В 1830 издал "Практический курс русской грамматики". С 1833 жил в Петербурге, служил, одновременно занимаясь литературой. В 1833 г. появляется его драматическая фантазия "Торквато Тассо". Звучные стихи понравились широкой публики, их декламировали в гостиных, но отношение критиков (мы это уже знаем!) было весьма сдержанным. За "Тассо" последовали многочисленные драмы из жизни людей искусства. Все они построены на противопоставления "чистого искусства", которому служит гонимый страдающий герой, и низкой действительности, в которой преуспевает его соперник, профанирующий искусство ради наживы. Потом появились и исторические трагедии на русскую тему, пропагандирующие идею национального единения, "демократического монархизма" и патриотизма. Они получали поддержку царя и незамедлительно ставились в театрах. (Если это заставило наших энциклопедистов написать о реакционности Кукольника, то, думаю, сделали они это зря. Царь тоже неплохо разбирался в литературе. Да и идея национального единения – не самая плохая идея. Нам бы сейчас она очень не помешала…)

Думаю, что и Михаил Иванович Глинка был далеко не профаном в поэзии и не с бухты-барахты решил положить на музыку стихотворения Кукольника (цикл "Прощание с Петербургом", "Сомнения" и др.) Глинкой же написана музыка к трагедии Кукольника "Князь Холмский". Ну, а если вспомнить еще и великую оперу “Жизнь за царя” (которая в СССР шла под названием “Иван Сусанин”), либретто к которой написал именно Кукольник вместе с Егором фон Розеном, то все, к счастью встанет, на свои места. И мы тотчас забудем “отвлеченную идеальность” и “неверность концепции”. Кстати, как пишут музыко- и литературоведы, “именно в архиве Кукольника сохранился "Первоначальный план" "Ивана Сусанина". Однако этот проект не осуществился. В начале 1835 года Кукольник вернулся в Москву и лишь впоследствии, в августе 1837 года написал для Глинки текст дополнительной сцены Вани у ворот монастыря. Осталось последовать совету Жуковского и передать либретто в руки барона Розена - "усердного литератора из немцев". Порекомендовав Глинке именно этого, вполне "благонадёжного" автора, занимавшего при дворе должность секретаря наследника, Жуковский несомненно имел в виду деловые интересы Глинки: сотрудничество с Розеном заранее обеспечивали успех оперы на императорской сцене”.

А вспомните мощную, “ураганную” “Попутную песню” Глинки, которая была также положена на стихи Кукольника:

Дым столбом - кипит, дымится

Пароход...

Пестрота, разгул, волненье,

Ожиданье, нетерпенье...

Православный веселится

Наш народ.

И быстрее, шибче воли

Поезд мчится в чистом поле.

Нет, тайная дума быстрее летит,

И сердце, мгновенья считая, стучит.

Коварные думы мелькают дорогой,

И шепчешь невольно: "О Боже, как долго!"

Нестор Васильевич написал 17 пьес, 5 романов и более 20 повестей.

Но с 40-х годов он все большее внимание стал уделять службе: занимается финансами, военным снабжением, коннозаводческим делом. А после поражения России в Крымской войне, расстроенный, уезжает за границу, откуда возвращается уже не таким противником всего западного, каким был раньше. Последние десять лет активно занимался благоустройством юга России: строительством железных дорог, учреждением банков и т.д. Как свидетельствует ростовский историк и краевед М.Б.Краснянский, Н.Кукольник, П.Чехов (отец Антона Павловича) и А.Байков (будущий городской голова Ростова-на-Дону) в 1854 году создали коммерческую структуру, которая во время Крымской войны поставила на действующий фронт консервы.

Но если уважаемый читатель думает, что Нестор Кукольник был этаким сухарем-витией, думающим лишь о национальной идее, то он глубоко заблуждается. Сохранилась байка, которая свидетельствует о том, что Нестору Васильевичу ничто человеческое не было чуждо. “В петербургском доме Кукольников по средам собиралась столичная богема. Друг Кукольника, Михаил Иванович Глинка был там частым гостем. Приглашали и Карла Брюллова. По замыслу Кукольника, его "среды" должны были способствовать союзу трех искусств - ведь вместе собирались первый поэт, первый композитор и первый живописец. Но беседы о высоком искусстве отступали перед обильными возлияниями, и кукольниковская братия прославилась в Петербурге своими веселыми пирушками. Однажды Нестор Кукольник отмечал свой день рождения в кругу друзей на даче графа Безбородко. В конце пирушки, когда все было уже выпито, и нужно было достать еще вина (вот уж вечная проблема - что в 19-м, что в 21-м веке!), Нестор Васильевич сочинил свое бессмертное стихотворение, которое навсегда вошло в анналы питерского фольклора:

"Дача Безбородки -

Скверная земля!

Ни вина, ни водки

Здесь достать нельзя".

Воспользуемся тем, что у нас сейчас и вина, и водки – хоть залейся, и поднимем полные стаканы за замечательного поэта Земли Российской - Нестора Кукольника!

Павел Подкладов

Использованы биографические материалы из Интернета, а также издания “Питерская байка”

tech
Код для вставки в блог

Новости партнеров