Курсы валют: USD 26/05 56.0701 -0.2042 EUR 26/05 63.0116 0.0913 Фондовые индексы: РТС 18:50 1083.52 -0.37% ММВБ 18:50 1947.26 -0.24%

Чего добивались боевики?

Мир | 05.09.2004


NewsInfo: Сейчас, когда операция по освобождению заложников завершена, уже можно делать какие-то предположения о том, как именно боевики планировали захват?

Цыганок: То, что террористы отказывались от продуктов и от воды, ясно говорит о том, что акция была запланирована, как кратковременная. Для чего заложникам не давали ни пищи, ни воды? С одной стороны, чтобы заложники были отупевшие от жары и от жажды, ослабить их внимание. Это основной момент психологический. А с другой стороны террористы просто боялись, что под видом подвоза воды и продовольствия спецслужбы попытаются получить какую-то информацию о том, где размещаются заложники, где размещается взрывчатка, как у террористов организована охрана здания и так далее. Рошаль же сказал в интервью, что наверху, под потолком спортзала подвешены гранаты, которые могут быть взорваны. В итоге, эти гранаты и были взорваны, из-за чего во время штурма обрушилась крыша спортзала. Но при этом дальше коридора, дальше раздевалки, боевики не пустили Рошаля, чтобы он не увидел чего-нибудь лишнего.

NewsInfo: Если бы дети не начали толпой выбегать из школы, как могла бы дальше повернуться ситуация? Ведь официальные власти говорили, что штурма не будет…

Цыганок: Я считаю, штурм был наиболее вероятным исходом. Спецслужбы обязаны проводить планирование силовых спецопераций по освобождению заложников. Да, президент сказал, что никакого штурма не планируется. Но президент в данной ситуации обязан говорить одно, а спецслужбы в это время должны делать совершенно другое и брать всю ответственность на себя. Но операция была запланирована из рук вон плохо. Почему? Нужно было дать террористам возможность для выхода, а не устраивать бойню внутри города. То, что внутренние войска из дальнего оцепления открыли ответный огонь, когда террористы стали стрелять по выбегающим из школы заложникам, это говорит о слабом взаимодействии между внутренними войсками и спецчастями. И вообще пора признать, что в России, в отличие от западных стран, нет системного подхода к борьбе с терроризмом. Сейчас благоприятный момент для того, чтобы выступить с инициативой создания Международного центра по борьбе с террористической угрозой, разговоры о котором шли ещё 10 лет назад, но дальше разговоров дело не двинулось. Кроме того, пора, наконец, установить контроль за деятельностью спецслужб со стороны парламента. На сегодняшний день этот контроль носит чисто декларативный характер. В отличие от западных стран наш парламент деятельность наших спецслужб никак не контролирует. Отсутствует единый центр обмена информацией между спецслужбами и формированиями МВД.

NewsInfo: А зачем?

Цыганок: Я понимаю, что многие вещи спецслужбы просто боятся говорить милиции, опасаясь утечки информации – коррупция. Кстати, это беда всех спецслужб мира, но положительных результатов такого обмена гораздо больше, чем негативных. Пока у наших спецслужб слишком много полномочий – сами выявляют террористов, сами их арестовывают, сами проводят дознание, следствие. ФСБ считает себя самодостаточной структурой, которая сама со всем справится без помощи других силовых структур и населения. Это не так, но спецслужбы сами этого никогда не поймут, если у них не отобрать функции, дублирующие милицию и прокуратуру. Кстати, в Беслане полностью повторяется ситуация с Назранью. За пять часов до прибытия боевиков таксисты-ингуши, которые там работали, отказывались вести пассажиров в центр города. То есть «на земле», на низших уровнях, все знали о том, что вечером будет, а ФСБ не было к этому готово. Даже таксисты знают, а спецслужбы не знают! Но население не будет сотрудничать со спецслужбами и вообще с силовыми структурами, пока те продолжают врать людям.

NewsInfo: Многие отмечали, что даже в официальных комментариях было огромное количество нестыковок…

Цыганок: В данном случае заведомо принижалось количество заложников, находящихся внутри школы. Цифры были сначала 150, потом 350, хотя местные жители говорили – такого быть не может. 860 школьников все пришли на линейку. Плюс к тому утром в Беслане не было газа, и близлежащие детские сады оставались закрытыми. Поэтому матери с детьми дошкольного возраста, придя в детский сад и видя, что садик закрыт, пошли на ближайшее мероприятие, которое проводилось – на линейку в школу. По подсчётам местных жителей получалось около 1000 заложников. Министр МВД, председатель ФСБ или секретарь Совета Безопасности РФ посчитали, что не нужно говорить людям правду, чтобы не сеять панику в обществе. А получилось наоборот – люди запаниковали, видя, что им врут. Врали и на счёт двух взрывов, которые произошли в здании школы, когда сотрудники МЧС стали выносить тела убитых со двора. Мне кажется, когда телеканалы передали, что «произошёл подрыв», это и был момент истины. Потом стали говорить, что произошли взрывы. А сначала сказали, что произошёл именно подрыв. То есть эти два взрыва в тот момент, когда происходил вынос трупов, это не совпадение, а запланированный отвлекающий манёвр. Разрешить вынос, затем произвести подрыв, выгнать детей, а в этот момент с противоположенной стороны школы основная часть боевиков «под шумок» выбралась и скрылась. Если они успели выйти, тогда второй вопрос – как они преодолели оцепление? А они его преодолели, потому что затем боевиков начали искать по всему городу. Боевики прошли через оцепление там, где у них были договорённости, там, где им сделали проход, там, где помогли извне. А почему помогли – был ли мотивом подкуп или страх за близких – это сейчас сложно сказать.

NewsInfo: Получается, основная часть боевиков, и в первую очередь главари, успели выбраться из здания ещё до того, как спецназ побежал к школе?

Цыганок: Да, основная часть боевиков, скорее всего, скрылась, и найдут их нескоро. Не могли 30 боевиков удерживать в заложниках тысячу человек. Боевиков должно было быть больше. Но самое страшное в этой ситуации то, что взорвано хрупкое перемирие, которое было в Северной Осетии между мусульманами-ингушами и христианами-осетинами. Самое страшное то, что терроризм расползается из Чечни в четвёртую уже республику. Самое страшное, что Россия меньше внимания будет уделять Южной Осетии. Самое страшное, что Россия в глазах мирового сообщества в очередной раз показала, что она не способна справиться с угрозой терроризма.

NewsInfo: То есть Северная Осетия была выбрана боевиками не случайно?

Цыганок: Естественно. Ведь там шаткое перемирие в течение последних 12 лет было только из-за того, что в этой республике проводилась более-менее грамотная национальная политика. Там не было по религиозному признаку никаких делений – несмотря на то, что 30 тысяч мусульман-ингушей после осетино-ингушского конфликта ушли на территорию Ингушетии. Своими действиями террористы явно рассчитывают «запалить» весь Северный Кавказ. Ведь не случайно они потребовали к себе президента Ингушетии Зязикова, который по каким-то причинам не пришёл. Зато вывел 26 человек опальный, снятый администрацией Путина, бывший президент Руслан Аушев. Это тоже щелчок по носу администрации Путина – это говорит о том, что опальный бывший президент имеет больше влияния и у себя в стране, и в соседней Осетии, если с ним стали разговаривать боевики. Первым свидетельством того, что ситуация начинает выходить из-под контроля является самосуд на улицах Беслана. Без суда и следствия был расстрелян человек, потому что толпе показалось, что он был террористом. Это очень страшно.

NewsInfo: По некоторым источникам федеральные власти уже не могут удержать под контролем ситуацию ни в городе, ни в республике…

Цыганок: Вы же видите как. Не спецслужбы занимаются прочёсыванием города, потому что им не доверяют. Занимаются прочёсыванием Беслана в поисках боевиков ополченцы, осетинские жители, у которых есть оружие. По большому счёту федеральные структуры авторитетом не пользуются. И это в Северной Осетии, которая оставалась наиболее спокойным регионом России последние 12 лет. Телеканалы сейчас передают, что спецслужбы и сотрудники МВД занимаются прочёсыванием города, но это не совсем так. Прочёсывают в основном не спецслужбы, а вооружённые ополченцы, и сколько раз ещё будет происходить самосуд на улицах Беслана, неизвестно.

Светлана Лыжина

tech
Код для вставки в блог

Новости партнеров