Курсы валют: USD 27/05 56.756 0.6859 EUR 27/05 63.6689 0.6573 Фондовые индексы: РТС 18:50 1073.04 -0.97% ММВБ 18:50 1934.25 -0.67%

Прибалтийская богиня - 21 июля 2004 г.

Культура | 21.07.2004


Между тем, жизнь этой королевы начиналась отнюдь не во дворце. Сама актриса говорит, что родилась сироткой: через четыре месяца после смерти отца, умершего в девятнадцать лет. Мать ее была полькой, отец - из прибалтийских немцев. “Правда, я всегда выглядела какой-то “высокопоставленной”, что ли, девочкой. Видимо, что-то было в крови. Мама одевала меня так, чтобы все думали, что я из обеспеченной семьи. Хотя на самом деле все было наоборот… Жизнь у меня была совсем не богатой. Но я справлялась. Очень рано стала работать. Я жила в хуторе у бездетных хозяев. Научилась делать все. Пять лет работала пастухом. Зарабатывала денежки, на которые мы с мамой могли жить зиму”.

Страсть Вии к искусству, к театру возникла и разгорелась в одном богатом рижском доме, куда ее мать взяли прислугой. Предоставим слово биографам: “Старшие дочери хозяев учились в Берлине, одна — пению, вторая в балетной школе. Последняя однажды заметила, как Вия танцевала в пустой комнате, включив радио, и научила дочь батрачки нескольким балетным па. Когда в Риге была создана школа танца “а-ля Айседора Дункан”, способная девочка стала ее ученицей. Потом Вию увлек театр, и каждый вечер она бегала на представления то русской, то латышской труппы. После окончания актерской студии Артмане принимают на работу в театр “Дайлес”. Примадонны театра придирчиво разглядывали девятнадцатилетнюю Вию, шипя: “Что за актриса? Ни груди нет, ни задницы. Нет профиля!” А еще говорили, что за душой у нее нет страданий, что она “чистый лист”. Не ведали соперницы, что девчушке за ее недолгую жизнь пришлось испытать больше, чем им всем, вместе взятым. Кстати, мама Вии очень не хотела, чтобы она стала актрисой. Ей почему-то казалось, что все актрисы - распутные женщины. И, когда ее чудная Виечка поступила в театральную студию, она рыдала, хороня порядочность дочери... Но порядочность дочь все же сохранила, несмотря на “развратную профессию”. Впрочем, про нее все равно ходила масса всяческих сплетен и небылиц…

В жизни она была неприступна, а в театре и кино – страстна и сексуальна. Как пишут знатоки, “флер холодноватой прибалтийской стильности всегда придавал ей загадочное обаяние, а несеверная сила эмоций сделала ее идеальной актрисой мелодрамы…Сильные чувства удавались Артмане, будь то юная романтическая Кристина (“Эдгар и Кристина”), драматичная Соня (“Родная кровь”) или Джулия Ламберт в “Театре” С.Моэма. Думаю, каждый согласится с тем, что английская актриса Джулия Ламберт как будто написана с латышки Вии Артмане. “При этом Артмане сыграла квинтэссенцию женственности и артистизма, некий модуль мировой актерской души, у которого нет ни национальности, ни эпохи. Впрочем, для тех зрителей, что видели Вию Артмане на сцене Латышского драматического театра им. Я. Райниса в первых ролях мирового классического репертуара, блистательная и острая театральность Джулии не стала новостью”.

Злые языки не могли не перенести ее экранную и сценическую страстность на ее личную жизнь. Ее даже называли любовницей Брежнева. (Для непосвященных напомню, что Брежнев - это генсек ЦК КПСС времен Владимира Высоцкого). Сама актриса, смеясь, рассказывает: “Говорили, что у меня к Брежневу есть прямой телефонный провод. На такие слухи я реагировала со смехом. Мне говорили: “Ты знаешь, ведь Брежнев — великий бабник!” “Разве? — говорила я. — А мне так не показалось. По-моему, шикарный дядька”. Ей приписывали связь с партнерами по экрану и сцене. Долго гуляла легенда, что свою дочь Вия родила от актера Евгения Матвеева. Зрителям хотелось продолжения истории любви, которую они так убедительно изобразили на экране. Она на это отвечала с истинным целомудрием: “Моя жизнь была счастливой, потому что я любила своих партнеров. Искала в них мужчину, которого не было рядом, и кого хотела иметь. И нежность, которой мне не хватало, я от них получала. От того же Жени Матвеева в “Родной крови”. А иначе сыграть было бы невозможно”.

Муж – известный латышский актер Артур Димитерс - страшно ревновал Вию. Но она свою супружескую постель ни с кем, кроме мужа, не делила, хотя настоящей любви у них не было. “Любовь была на сцене, а в жизни она прошла мимо, - говорила Вия, - но у меня есть другой подарок судьбы - мои дети”. И все-таки с Артуром Димитерсом Вия прожила 27 лет. Когда его не стало, она долго не могла прийти в себя. Про него она говорит: “Он был великим актером. Такого в Латвии не будет еще лет 50 как минимум. Конечно, наша семейная жизнь не была такой, о которой я мечтала, но со временем страсти улеглись, и мы долгие годы были друг для друга отдушиной. Для меня и для него театр был главным в жизни. Он придал мне смелости и уверенности в себе. Правда, думал, что раз я моложе, то будет мною всю жизнь управлять и поучать. Так не получилось. Сейчас образ Артура с нами. Внуки любят его по моим рассказам. У нас много смешных историй про него”.

Казалось бы, замечательная актриса должна была встретить преклонные годы в уважении и почете. Но накануне своего семидесятилетия она вынуждена была начать свою жизнь с нуля. В Латвии началась “неонационализация”, когда прежним хозяевам, выселенным из своих владений после воцарения советской власти, стали возвращать их собственность. Далее – слово самой Армане: “Моя семья сорок семь лет прожила в одном из таких домов. И вдруг заявился человек, назвавший себя потомком владельца дома. Это все произошло в девяносто третьем году. Дом ему вернули, а он заложил его сразу в несколько банков. И банки, чтобы вернуть свои деньги, стали требовать их с нас. Мы забунтовали. Дошло до того, что в доме отключили отопление. Зимой в комнатах было 8 градусов. Кроме того, прохудилась крыша, домоуправление чинить ее отказывалось. А мы жили как раз на последнем этаже. Все мои картины, мебель испортились. Мне было негде ночевать.

Я терпела-терпела, а потом взяла внучку, перевела ее в сельскую школу и перебралась в наш летний домик в селе. Но и ему уже сто лет, и он не приспособлен для зимы. Но что делать — пришлось приспосабливаться”.

Потом ей все же предоставили выгоревшую квартирку в центре города. Она сделала в ней хороший ремонт, но теперь вынуждена выплачивать за эту квартиру по двести долларов в месяц. А это для латышской пенсионерки, несмотря на регалии и звания, штука непосильная. Результатом стали два инсульта и один инфаркт... О причинах такого к себе отношения она предпочитает не распространяться. Только с улыбкой говорит: “Мои милые латыши немного пеняют мне за излишнюю любовь к России. Их можно понять: они много страдали и даже научились гордиться этим страданием. Только мне кажется, что гордиться надо не страданием, а счастьем”.

Мы тоже всегда будем гордиться счастьем, что было такое время, когда снимались великие фильмы и в них играли такие великие актрисы, как Вия Артмане.

Павел Подкладов

Использованы интервью Натальи Бояркиной и Игоря Изгарышева

tech
Код для вставки в блог

Новости партнеров