Курсы валют: USD 28/03 57.0233 -0.4014 EUR 28/03 61.9615 0.0979 Фондовые индексы: РТС 18:50 1114.66 -0.89% ММВБ 18:50 2013.16 -1.30%

Неформатный папа для внутреннего пользования и неуловимая Изабель

Культура | 04.07.2004



Марина, часто приходится слышать, что наше кино по уровню производства пока еще даже близко не подошло к западному. Как вы считаете, есть ли подвижки в этом вопросе?

Россия – богатая страна. У наших режиссеров есть и пленка дорогая, и камеры цифровые. Другое дело – умеют ли они пользоваться всем имеющимся. Но в этом ли дело? Вот вернемся к фильму “Возвращение”. Никто не знал, что этот фильм снимается. Он стоил каких-то анекдотических денег. Помните эту историю: они пошли просить денег у Анатолия Чубайса. Он увидел эту смехотворную для него сумму, удивился и подумал, а почему бы и не дать?! И в результате выиграл. Фильм был снят в России, нашим режиссером, нашими операторами и художниками. (Про актеров я вообще не говорю: лучше наших не существует в природе!). И что: он проигрывает западным фильмам по качеству изображения, звука или монтажа?! Ничего подобного! Если человек талантлив, он сделает кино “на двух пальцах”. Как это было замечательно показано в российско-азербайджанской картине “Национальная бомба”. Там в разоренной студии люди монтируют фильм на пальцах и говорят, что они делают это мысленно. И становится понятно, что эти талантливые люди мысленно смонтируют кино лучше, чем иной обладатель компьютерных технологий. Кино, прежде всего, - это личное высказывание. Если у человека есть что-то за душой и если он талантлив, то он снимет на обычной пленке обычной камерой. Кстати, мы только что с вами были свидетелями вручения приза ФИПРЕССИ картине Марины Разбежкиной “Время жатвы”. Она рассказывала, что они снимали камерой, которая жива со времен Великой Отечественной войны. Этим раритетом уже никто не пользуется. А она сняла! Имейте глаза, ум, душу, талант, и все остальное приложится!

Вы произнесли фразу о том, что лучше наших актеров нет в природе. А как же Ума Турман, Мерил Стрип etc. etc.?

Ну, Мерил Стрип не участвует в конкурсной программе фестиваля. Но если, например, я стану сравнивать Мерил Стрип с Инной Чуриковой…

Они обе – превосходные актрисы, нет нужды умалять достоинств одной или другой, по уровню таланта они равны. Но в любом случае Инна Чурикова мне ближе, она – своя. Я видела ее десятки раз на сцене Ленкома, могу проследить всю ее актерскую биографию. А про Мерил Стрип я этого не знаю. Кроме того, таких актрис, как Мерил Стрип в Америке - ровно одна Мерил Стрип. И еще три-четыре актера-мужчины. Все знают их: Роберт де Ниро, Джек Николсон, Аль Пачино… А у нас таких артистов в любом провинциальном театре – полтруппы!

Последний вопрос: будь вы на месте жюри, какой фильм вы бы наградили Гран-при?

Я лично отдала бы первенство израильской картине “Биография Бена”. Это очень любопытная картина. С одной стороны – абсолютно ясная и простая история: встречаются мужчина и женщина, и, желая исповедаться, рассказывает ей всю свою жизнь. Оказывается, что родился он в семье отца-психоаналитика и матери- ученого. Вроде бы, обычная человеческая история, но, при этом, человек, который снял фильм - Дан Волмен - разрушает невероятное количество сложившихся стереотипов. В частности, о взаимоотношениях человека с психоаналитиком. В фильме врач-психоаналитик умирает во время сеанса в самом начале рабочего дня. А к нему каждый час приходят разные пациенты и что-то ему рассказывают. И ни один из них не замечает, что их доктор мертв. Из этого следует, на мой взгляд, более глубокий вывод, что сам доктор Зигмунд Фрейд был великий врач, но его последователи – фрейдисты – не только не лечат людей, но калечат их, убеждая в том, что каждый человек – псих. Как результат , мы имеем огромное число фильмов, которые нормальный человек смотреть не может… Но в этом же фильме есть и смешные моменты. Мама героя – ученый – умудряется продать израильской армии совершенно завиральные идеи о разведении летающих солдат. Там есть мощный образ: мальчик покупает в магазине квадратные помидоры, которые выведены для того, чтобы их было удобнее паковать. И фильм – о том, как люди пытаются вырастить из других людей квадратные помидоры. Но при этом люди – не помидоры, и их не становится легче паковать… Они просто сходят с ума и теряют всякую связь с реальностью. Фильм умен и остроумен. Но остроумен не хамски, а очень деликатно. А что еще мы ждем от фильма?

Вторым собеседником нашего корреспондента стала кинокритик Светлана Хохрякова.

Было ли на фестивале что-то для вас из ряда вон выходящее?

Не могу назвать фильма, который бы произвел на меня неизгладимое впечатление. ХХУ1-й фестиваль стал обычным, не отличающимся особыми открытиями. Я уже не говорю про конкурсную программу, которая никогда здесь не была особо выдающейся. Но и фильмы информационного показа не были самыми ударными. Не было так называемых “авторских” программ, и это снизило уровень фестиваля.

Интересной мне показалась российская программа, в которой были показаны практически все фильмы “Кинотавра”. Она собирала максимальное количество публики, как никакая другая. Залы были набиты, и это неплохо. Публика, судя по всему, “шевельнулась”. Как говорится, время точит, как вода камень. Сдвиги есть!

Какие сдвиги?

Мы только что посмотрели “Ночной дозор”. Может быть, в мировом масштабе этот фильм и не представляет ничего особенного. Но для нас – это некий прорыв, хотя бы с технической точки зрения. Но я бы предпочла в качестве фильма закрытия “Папу” Владимира Машкова, как это изначально и планировалось. Это – симпатичный, очень сентиментальный фильм. Хотя он, конечно, не для фестиваля такого уровня. Он - абсолютно “для внутреннего пользования”. Потому что сделан не в формате фестиваля класса “А”.

А что вы называете форматом фестиваля класса А?

Приведу в качестве примера фильм с участием Руперта Эверетта “Иная лояльность”. При всем ее наиве в показе современной российской жизни, все компоненты, в том числе, и технические, говорят о том, что фильм сделан на определенном уровне. И когда что-то делается ниже этого уровня, то это нужно показывать где-то в другом месте. Дело не только в суперзвездах. Это видно “по картинке”.

Чувствуется ли, что Машков какое-то время работал в Голливуде?

По этому фильму – нет. Он как был русским парнем, так им и остался. Но это уже лучше, чем “Сирота казанская”.

Произвел ли на вас фильм Александра Велединского “Русское”?

Александр – человек известный в киномире и талантливый. Его короткометражка “Ты да я, да мы с тобой” получила несколько призов у нас, и даже была показана в Каннах. Теперь у него дебют в “полном метре”. Фильм вполне профессиональный. Но в первой его половине я ловила себя на мысли, что посматривала на часы. То есть, режим реального времени не соответствовал режиму кинематографического времени, в котором я находилась. А это – не очень хороший знак.

На наш фестиваль пока еще хорошие фильмы не привозят. Долго ли это будет продолжаться?

Ситуация пока не меняется. По-прежнему звезды, за исключением Руперта Эверетта приезжают сами по себе, а не со своими фильмами. Вот мы узнали, что приехала Изабель Аджани. Где она, кто ее видел? Ее функция – выйти на церемонии закрытия и вручить приз.

Все-таки есть какой-то прок от фестиваля?

Конечно, хорошо, что жизнь клубится. Теперь есть настоящий фестивальный центр в Доме кино, который родился, правда, в результате беды – пожара в Манеже. Теперь не надо носиться по городу: в одном месте проходят пресс-конференции, и показывают фильмы.

Как вы думаете, кто станет победителем?

Явных фаворитов нет. Тем более, что наши оценки расходятся с тем, как судят о кино западные деятели, тот же Алан Паркер. Мы можем прощать что-то, например, Машкову, а он – нет. Мне показалось неплохой картина Месхиева “Свои”. Это – лучшее, что он делал прежде. Другое дело, “с каким носом” он это делал. Искренность в творце тоже очень важна, а не только голое ремесло. А здесь я не вижу его сочувствия к тому, что происходит на экране. Мне очень нравится фильм Марины Разбежкиной “Время жатвы”. Но чувствуется, что фильм снимала документалистка: очень часто картинка забивает все остальное. Из иностранных картин мне понравилась греческая “Тяжело и безнадежно” и израильская “Биография Бена”. А если говорить об актерских работах, то это, прежде всего – великолепный Богдан Ступка и питерская актриса Наталья Суркова в “Своих”. Если наши кинематографисты не будут ее снимать дальше, то окажутся крутыми идиотами.

Вопросы задавал Павел Подкладов

tech
Код для вставки в блог

Новости партнеров