Курсы валют:
  • Обменный курс USD по ЦБ РФ на 19.10.2017 : 57.2721
  • Обменный курс EUR по ЦБ РФ на 19.10.2017 : 67.3577
  • Обменный курс GBP по ЦБ РФ на 19.10.2017 : 75.519
  • Обменный курс AUD по ЦБ РФ на 19.10.2017 : 44.8784

Культура

Тайские загадки в Каннах и последний парад “Кинотавра”

О том, что и как происходило в Каннах … мая на нашем сайте рассказала известный кинокритик Светлана Хохрякова, которая присутствовала на Лазурном берегу от начала до конца фестиваля. Она же, не распаковывая чемоданы, отправилась вчера в Сочи. Что не помешало ей высказать свое мнение и о “Кинотавре”, и его предстоящих событиях. Но мы, как и обещали, вначале решили продолжить начатый ранее разговор с критиком о Каннах, а уж потом - плавно перейти “к нашим баранам”. Во Франции главным скандалом стало присуждение Пальмовой ветви документальной ленте Майкла Мура “Фаренгейт 9/11”, в которой (в том числе с помощью всяческих технических манипуляций) Президент США Буш представлен чуть ли не идиотом. Светлана Хохрякова считает, что мы и европейцы по-разному смотрим на вещи.

- Вся та информация, которая есть в этом фильме, в частности о его связях с Саудовской Аравией, о войне в Ираке, для европейцев – не новость. Об этом часто говорят на их телеканалах. Но Тарантино (он был в этом году председателем жюри – П.П.) все же упрекали в том, что он дал приз Майклу Муру, потому что они работают с одной продюсерской компанией. Но все сходятся на том, что это был политический шаг. Вспомним прошлые Канны: тогда тоже приз отдали американцу Гасу Ван Сенту, а настоящий шедевр – “Догвилль” Ларса фон Триера не получил ничего.

- Неужели ни один другой фильм не мог составить конкуренцию документальной картине Мура?

- Нет, в этот раз явного лидера не было. Ждали фильма Вонг Кар-Вая, но с ним произошла накладка. Во время его показа был страшный ажиотаж. Причина была в том, что он свой фильм не доделал: не была субтитрирована последняя часть, из-за это переставлялись сеансы, что для Канн – нонсенс. Но лично меня картина разочаровала, поскольку даже для самого Кар-Вая она вторична. Хотя снята прекрасно. Так, как Кар-Вай снимает женщин, не может снять никто. Там даже слышен запах… Но он сам прекрасно понимает, что картину не доделал. Плохо, что теперь ему с ней нет хода на другой фестиваль такого же уровня. От братьев Коэнов также ждали многого, но они увлеклись коммерческим кино. Но и здесь, на этом поле они достигли многого. Классики есть классики! Они напоминают нам, что кино – это не только рассказанная история, а кураж, великая иллюзия.

- То есть таких восторгов, как в прошлом году от “Догвилля” у вас не было?

- Нет! “Догвилль” – это вообще какая-то черта, этап, после которого надо понять, куда дальше двигаться…

- А куда дальше двигаться?

- Мода меняется. Вот, например, в Каннах проходил русский день, на котором говорилось, что Россия сейчас не в моде. И к иранскому кино постепенно отношение меняется. Нет такого ажиотажа, как раньше. Вроде, наметилась мода на латиноамериканское кино. Тарантино дал специальный приз тайскому фильму, но их загадочное кино пока недоступно европейскому сознанию.

- Франция, США, Иран, Таиланд – это хорошо. Но что же Россия?

- Наших картин в конкурсе не было. Была одна во внеконкурсном разделе “Особый взгляд”. Это совместная казахско-российская лента “Шиза”. Она похожа на “Брата-2” и на “Сестер”. Невинный, тихий малохольный казахский мальчик с улыбкой идет в обменный пункт, забирает там деньги, потом стреляет, убивает и т.д. Но вне конкурса был в Каннах наш “Коктебель”, а также картина молодого режиссера, студента из Петербурга Артема Антонова “Столичный скорый”. Ее, кстати, взяли в Венецию на конкурс.

- Завтра вы едете в Сочи на “Кинотавр”. Не будет ли диссонанса во впечатлениях после Канн? Вы чего-то ждете от нашего фестиваля?

- Да, конечно! Но этот фестиваль портит его непрекращающаяся тяжба с Московским Международным. Организаторы “Кинотавра” отобрали для конкурса несколько картин, а их переманили в Москву. Но в Сочи будет 4-5 абсолютно новых фильмов, среди них “Водитель для Веры” Павла Чухрая, “Мой сводный брат Франкенштейн” Валерия Тодоровского и ряд других. Возобновлен конкурс молодых, так что увидим и их картины. Ну, а самое главное – этот фестиваль будет последним! Марк Рудинштейн с Олегом Янковским объявили о своем уходе. Что будет дальше, неизвестно. Может быть, он будет называться “Магнолия” или еще как-то. А, может быть, выкупят этот товарный знак. Этого пока не знает никто.

- У нас так много разных фестивалей. Одним меньше, другим больше, потеряет ли что-то в результате этого наше кино?

- Безусловно, потеряет! “Кинотавр” был и до последнего времени оставался главным отечественным кинофестивалем национального кино. “Круче” него (здесь подходит именно это слово – “круче”) я в нашей стране не знаю. И по качеству программ, и по уровню встреч кинематографистов.

- А как же Московский международный?

- Их нельзя сравнивать, это – разные весовые категории. ММКФ – это фестиваль класса “А”. Но , к сожалению, он пока не собирает фильмы такого уровня, как аналогичные фестивали за рубежом. А “Кинотавр” – это наш главный фестиваль, на котором собирается все лучшее. И сколько бы другие ни пыжились, им до него далеко.

- В финале вопрос о перспективах российского кино. Как вы думаете, мы все же выбираемся из той бездны, в которую однажды угодили?

- Все сложно, конечно. Но появилось много молодых людей с “нормальными” мозгами. Они не просят подачек у государства, а стараются делать то, что хотят. Характерен пример того же Андрея Звягинцева или авторов “Коктебеля”. Да и во ВГИКе сейчас растут хорошие ребята. Некоторые даже снимают кино на свои деньги. Это обнадеживает. Хотя есть и неприятные вещи. Например, чехарда с фестивалями. Например, и Бурляев и Рудинштейн все время жалуются на политику, которую проводит государство в области кино. Но все же стали хоть какие-то деньги давать на кино, появились новые возможности. Да и на международных кинорынках мы стали лучше работать, что-то сдвигается.

- Неужели прокатчики на Западе покупают наши фильмы?

- Ну, это пока неразрешимая проблема. С русским кино не работают так же, как с американским. Пробиться на рынок очень сложно, даже хорошим мастерам.

- Но все же в вашем настроении я чувствую оптимизм. Я не ошибся?

- Нет. Без оптимизма нельзя.

Newsinfo, будучи патриотически настроенным информагентством, конечно, скорбит по поводу того, что “Кинотавр” в этом году пройдет в последний раз. Но при этом, мы все же рады, что он-таки пройдет! И, поднимая бокалы за наше отечественное кино, мы по примеру рогожкинского генерала Иволгина провозглашаем тост: “За оптимизм!” И желаем нашим кинематографистам хорошо поработать и славно отдохнуть в городе Сочи, где темные ночи…

Павел Подкладов

Image

Как служилось в советском стройбате

«Королевские войска» или стройбат были настоящей легендой в СССР. Правда, скорее в плохом смысле слова – этого рода войск сторонились многие призывники, а военное руководство вообще выступало против его существования.