Курсы валют: USD 25/03 57.4247 -0.0981 EUR 25/03 61.8636 -0.2323 Фондовые индексы: РТС 18:50 1124.66 0.03% ММВБ 18:50 2039.77 -0.55%

Сорванное сердце Печорина

Культура | 27.05.2004



Ничто не предвещало ему актерской карьеры. Отец - Иван Зиновьевич - был крупным железнодорожным инженером, мать - Павла Петровна - учительницей. Детство Олега прошло в Люблине, которое тогда было пригородом Москвы. Тогда артисты у мальчишек не очень-то котировались, и каждый порядочный пацан мечтал избрать себе в качестве будущей профессии что-нибудь героическое, например, стать летчиком или моряком. Об этом же мечтал и Олег. Однако во время учебы в школе, играя в баскетбол, он “загнал” себе сердце, и мечта рухнула. И сфера интересов парня почему-то резко изменилась: его стало увлекать творчество - живопись, поэзия. А, заразившись в школе лермонтовским “Героем нашего времени”, юноша твердо решил стать актером, чтобы когда-нибудь сыграть Печорина. Теперь уже никто не сомневается, что именно этот лермонтовский герой стал одной из лучших ролей Даля. Но в те годы, когда у него только возникла эта мысль, не то, что о Печорине, а вообще об актерстве помышлять было смешно. Во-первых, потому что профессия эта считалась ненадежной. А во-вторых, имелись солидные “противопоказания”, а именно – катастрофическая картавость претендента на актерство. Но мальчик оказался не из робкого десятка: он стал бороться с физическим недостатком и в короткое время его исправил. Тут-то родители и сдались!

Про его поступление в Щепкинское театральное училище до сих пор ходят легенды. Процитирую его биографов: “На экзамене в училище Даль выбрал для себя два отрывка: монолог Ноздрева из “Мертвых душ” и кусок из “Мцыри” своего любимого Лермонтова. И уже во время исполнения первого отрывка он буквально сразил приемную комиссию наповал. Правда, несколько в ином смысле, чем это требовалось. Длинный и тощий абитуриент, с пафосом декламирующий монолог Ноздрева, привел экзаменаторов в состояние, близкое к обмороку. Хохот в аудитории стоял такой, что к ее дверям сбежалось чуть ли не все училище. Самому Далю тогда, видимо, показалось, что дело провалено, но отступать он не умел и поэтому решил идти до конца. Когда хохот улегся, он стал читать отрывок из “Мцыри”. И тут экзаменаторы удивленно переглянулись: вместо мальчика, минуту назад вызывавшего дикий смех, перед ними вдруг вырос юноша с горящим взором и прекрасной речью. Короче, Олега Даля зачислили на первый курс училища, которым руководил Н. Анненков”. Кстати, на этот же курс попали будущие знаменитости - Виталий Соломин, Михаил Кононов, Виктор Павлов.

Еще в училище на долговязого тощего студента с грустными глазами обратили внимание кинорежиссеры. Видимо, потому, что он всем своим видом походил на задиристых молодых героев хрущевской оттепели. И уже в неполные двадцать лет Олега прославился одной из главных ролей в фильме Мой младший брат режиссера Александра Зархи, снятом по повести молодого Василия Аксенова Звездный билет. Я в те годы была еще совсем ребенком, но почему-то до сих пор помню эту картину. Виновата в этом была, конечно, прежде всего, замечательная тройка блистательных артистов – Даль, Миронов, Збруев. Двоих из этой компании уже нет с нами… Как водится, раз первый блин не оказался комом, на Даля положили глаз многие режиссеры, причем, даже мэтры. Сергей Бондарчук пригласил его попробоваться на роль младшего Ростова в “Войне и мире” а Леонид Агранович доверил главную роль в картине “Человек, который сомневается”. Не беда, что Олег не прошел пробы, зато здорово сыграл в психологическом детективе, где даже звучали крамольные для тех времен слова о превышении власти милиции.

Впрочем, кино для Даля в то время было делом второстепенным. Главным же был театр. Для каждого выпускника творческого вуза всегда важно, кто его “купит”. Множество надежд и даже судеб часто рушится именно в этот период. Даль, слава Богу, не остался незамеченным. Более того, его позвали в самый прогрессивный театр того времени – “Современник”. Правда, прежде чем попасть в знаменитый театр, кандидату требовалось пройти экзамен из двух туров. Но Олег с таким блеском сыграл свои роли в обоих показах, что его тут же зачислили в труппу. И не беда, что он поначалу не играл значительных ролей. Важнее было то, что он приобщался к настоящему искусству.

Но так казалось только поначалу. С годами количество ролей не прибавлялось, хотя талант актера был безусловным. И Даль стал показывать зубки: “качать права”, срываться. Ну, а следствием творческого простоя довольно часто становится извечная русская болезнь. Не миновала она и Олега: он все чаще стал выпивать. Потом ушел из театра. Его семейная жизнь тоже пошла наперекосяк: брак со знаменитой в то время актрисой Татьяной Лавровой, ставшей знаменитой после роли Лели в фильме “Девять дней одного года”, рухнул после полугода совместной жизни. Но, как говорится, есть Бог на небе. И спасение пришло из того же кино: Олега нашел режиссер Владимир Мотыль, который собирался ставить фильм по сценарию Б. Окуджавы “Женя, Женечка и "катюша”.

Сейчас этот фильм стал классикой отечественного кино, но тогда его пришлось пробивать с огромным трудом. Тем более, что на главную роль пробовался молодой, не очень известный актер, уже успевший испортить отношения со знаменитым “Современником”.

Татьяна Ломме

Продолжение следует

Использованы некоторые материалы статьи Федора Раззакова

tech
Код для вставки в блог

Новости партнеров