Курсы валют: USD 28/03 57.0233 -0.4014 EUR 28/03 61.9615 0.0979 Фондовые индексы: РТС 18:17 1113.15 -1.02% ММВБ 18:17 2014.47 -1.24%

Вавилонская блудница

Культура | 10.02.2004



Анна Петровна Керн, урожденная Полторацкая родилась на стыке веков (в 1800 г.) в доме своего деда, губернатора Орла. Через несколько месяцев ее перевезли в Лубны Полтавской губернии, затем в Берново под Тверью. Роды трагическим образом отразились на здоровье ее матери - Екатерины Ивановны, урожденной Вульф. Она не смогла сама кормить ребенка грудью и долгое время Анну кормили во вторую очередь, пока не обзавелись своей мамкой. Отец запрещал домашним укачивать ребенка, пеленать и вообще баловать. Очевидно, решил воспитывать дитя, пока оно лежит поперек кровати. Когда дочь плакала от голода или потребностей ухода, отец бросал ее в темную комнату и оставлял там до тех пор, пока, накричавшись, она не засыпала от усталости.

Родные всячески скрывали от родителя заботу о ребенке. Но страх, как известно, приводит к последствиям еще более скорбным. Однажды бабушка во время гололедицы пряталась с кричащей Аней на дворе, но споткнулась и чуть не задавила ребенка собой. А тетушки пытались, чтобы унять слезы, укачать малышку на подушке и уронили на кирпичный пол. Но отец дознавался, и опять страдал ребенок.

С детства Анна поняла, как жесток мир, если от тебя самой ничего не зависит, если ты не в силах что-либо изменить. Кукол ей заменяли книги и уединение, малышка читала с пяти лет, а впечатления жизни и радушный прием она получала от добрых людей. Иностранным языкам и различным наукам c 8 до 12 лет Анну обучала талантливая гувернантка m-le Benoit.

До 16 лет Анна вела обычную жизнь провинциальной барышни - наслаждалась природой и книгами, учила братьев и сестер, участвовала в домашних спектаклях, ходила в гости к знакомым, танцевала на балах, кокетничала. "Ни один бал не проходил, чтобы мне батюшка не сделал сцены или на бале, или после бала", - вспоминала о своем девичестве Анна.

Там квартировал егерский полк, среди офицеров которого у Анны было много поклонников. Но отец мечтал видеть свою дочь генеральшей. И когда появился 52-летний Ермолай Керн, мечта стала явью. Генерал посватался, ему даже выделили комнату в доме Полторацких, чтобы упростить свидания с 16-летней Анной. И заставляли дочь навещать ненавистного воздыхателя.

Старый служака превыше всего почитал военные игры - смотры, парады, маневры, обожал фрунт, всему предпочитал военную карьеру и чины. А она... С детства она воображала себя романтической героиней прочитанного. Ум ее развивался, красота расцветала, наблюдательность обострялась, суждения отличались самостоятельностью и вовсе не девичьей оригинальностью. Трудно вообразить большую противоположность: генерал, считавший книги "дурью", и юная восторженная девушка, вычитавшая весь свой мир из книг. О какой любви с ее стороны могла быть речь?

Сама Анна позже писала: "От любезничаний генеральских меня тошнило, я с трудом заставляла себя говорить с ним и быть учтивою, а родители все пели похвалы ему... Я знала, что судьба моя решена родителями, и не видела возможности изменить их решение... Я венчалась с Керном 8 января 1817 года в соборе. Все восхищались, многие завидовали..."

Вскоре юная генеральша блистает на балу в Полтаве, там же происходит памятная для нее встреча с императором.

В 1818 году у Кернов родилась дочь Катя, Екатерина Ермолаевна.

Первое знакомство Пушкина с Керн произошло в 1819 году в семье Олениных в Петербурге. Со свойственной себе непосредственностью молодой Александр увлекся Керн.

Вскоре в высшем свете стали упорно поговаривать, что Анна Петровна не в ладах с супругом. Двадцатипятилетний "гений чистой красоты", госпожа генеральша Анна Петровна Керн, видимо, действительно постоянно испытывала чувство острого сексуального неудовлетворения в супружестве. Поэтому она решила покинуть своего мужа, которому уже исполнились шестьдесят, и постараться получить недостающие удовольствия в другом месте. Она не разводилась, - тогда это считалось не принятым, - а просто уехала из дома гостить в имение, расположенное в селе Тригорском. Там она делала вид, что сильно скучает без общества.

Общество скоро ей составил ее двоюродный брат Алексей Вульф. Он же стал и пылким кровосмесительным любовником Анны Петровны. Их связь продолжалась довольно долго, и вскоре "гений чистой красоты" начала слегка тяготиться связью с братом.

Свои отношения они не афишировали. Однако шила в мешке не утаить, и все, тем не менее, выплыло наружу: из частных писем, недомолвок, вскользь брошенных замечаний, "таинства" исповеди и прочего: от света трудно что-то утаить. Особенно сексуальные похождения, а уж кровосмесительный грех тем более смаковали с упоением.

Известно, что, вскоре вновь обретя себя в свете, прелестница Анна Петровна не скупилась на ласки любовникам, которых не стеснялась заводить, чтобы доставить себе массу сексуальных удовольствий.

"Вавилонская блудница" - так сказал о Керн сам Пушкин, который сам был далеко не безгрешен. Даже знаменитую Болдинскую осень накануне свадьбы с красавицей Натали Гончаровой он проводил в постели с дочерью местного старосты Ольгой, которая родила поэту внебрачную дочь. Правда потом, к несчастью, ребенок умер. Но это еще далеко не все большие и малые сексуальные грехи поэта. На него писали жалобы даже содержательницы публичных домов столичного Санкт-Петербурга, жалуясь, что господин Пушкин "развращает проституток". Что же надобно было такое вытворять, чтобы развратить проституток? И если этот человек, способный развратить проституток, назвал Керн уже не "гением чистой красоты", а "вавилонской блудницей", значит, там было нечто такое…

Между тем разрыв ее с генералом Керном стал неотвратим. В июне 1825 года Анна Петровна прикатила в Тригорское к тетушке Прасковье Александровне Осиновой. Пушкин жил рядом в Михайловском. Новая встреча побудила Пушкина написать стихотворение "Я помню чудное мгновенье". В дальнейшем их знакомство продолжилось в Петербурге. Они встречались у родителей поэта, семье Дельвигов и других общих знакомых.

После разрыва с мужем Анна Петровна вернулась из Риги в Петербург, даже жила одно время у родителей Пушкина. Она очень подружилась с его сестрой Ольгой. В нее влюбился младший брат Александра Сергеевича Левушка и тоже писал ей стихи. Она нравилась отцу поэта, и он дарил ей духи. Но сам великий поэт уже охладел к ней. Из ее воспоминаний видно, что долго еще Пушкин волновал ее сердце, и как ревниво и зорко следила она за ним, особенно после его женитьбы, и как была счастлива, если он оказывал ей прежние знаки внимания.

С Михаилом Ивановичем Глинкой Анна Керн познакомилась в 1826 году. В зиму 1828-1829 года все они: Пушкин, Глинка, Анна Керн - часто встречались у Олениных, у Дельвига, у пианистки Марии Шимановской.

Глинка тогда написал романс на стихи "Я помню чудное мгновенье", посвященные Анне Керн, но не для нее, а для дочери ее - Екатерины Ермолаевны Керн, - на которой он хотел жениться.

К тому времени Катенькины родители окончательно расстались, хотя генерал все еще писал жалобы на жену императору, дабы Николай I заставил Анну Петровну "силою закона жить совместно с мужем".

Теперь она живет с матерью на Дворянской улице, на Петербургской стороне в Петербурге, живет небогато и скромно. Отказавшись от генеральской пенсии, Анна Петровна вскоре выйдет замуж по горячей любви за мелкого чиновника, который на двадцать лет моложе ее, Коллежского асессора Маркова-Виноградского. Она с гордостью будет носить его фамилию, найдет тихую пристань и счастье в жизни с ним, станет печь прекрасные пироги.

Потом к ней пришла старость. Когда ей было шестьдесят четыре года, ее увидел Иван Сергеевич Тургенев. Он сообщил Полине Виардо: "На месте Пушкина я бы не писал ей стихов..." Поспешное замечание! Кто-нибудь мог бы сказать что-то подобное и о Тургеневе и Полине Виардо. Ведь старость Анны Керн - завершение бренной жизни. А стихи ей Пушкина - послание всем любящим в вечность.

Бог отпустил Анне Петровне долгий век: она прожила восемьдесят лет и на склоне дней своих любила пописывать мемуарную литературу: благо, образованные женщины того времени хорошо умели владеть пером. В частности, кроме "Воспоминаний о Пушкине", Анна Петровна в семьдесят лет выпустила книжицу "Три встречи с Александром I" и несколько иных произведений подобного рода.

Муж Анны скончался в январе 1879 года, а она пережила его всего лишь на четыре месяца.

Существует легенда, будто гроб с телом Анны Керн повстречался с памятником Пушкину, когда его ввозили в Москву, с тем самым памятником, который украшает нашу столицу и поныне.

Но было иначе. Глыба гранита - пьедестал для фигуры Пушкина - застряла возле дома, где жила престарелая Анна Петровна. Пытаясь сдвинуть глыбу, рабочие начали громко подбадривать друг друга. Анну Петровну встревожили крики. Ей объяснили, что произошло. Она улыбнулась: "Наконец-то! Ну, слава богу! Давно пора..." И до самой смерти все спрашивала: ну как, строится памятник Александру Сергеевичу? До открытия памятника она не дожила.

Ольга Веснина

tech
Код для вставки в блог

Новости партнеров