Курсы валют:
  • Обменный курс USD по ЦБ РФ на 21.01.2018 : 56,7597
  • Обменный курс EUR по ЦБ РФ на 21.01.2018 : 69,2582
  • Обменный курс GBP по ЦБ РФ на 21.01.2018 : 78,5497
  • Обменный курс AUD по ЦБ РФ на 21.01.2018 : 45,2999

Культура

МЫ и КУЛЬТУРА: Абстракция между мышеловкой и свалкой

На этот жанр существует две принятых в разных кругах точки зрения. Первая - это что Россия - родина слонов, и то, что происходило в лишенном всякой информации Союзе 1960-70-х Неофициальное Искусство, придуманное и разработанное совершенно самостоятельно, - огромная заслуга наших великолепных художников. В пример далее приводятся звездные имена типа Кабакова, Комара и Меламида, Булатова и менее известного, но также эмигрировавшего Михаила Рогинского.

Другая точка зрения, - замечу, гораздо менее популярная! - состоит в том, что неофициальное искусство породило конъюнктуру ничем не меньшую, чем официальное, а хорошо продавались и получили наибольшую известность те, кто (вопреки распространенному мнению об отсутствии информации) работали "на Запад" и в контексте Запада, где как раз об ту пору был в моде поп-арт, оп-арт, ассамбляж, абстрактный экспрессионизм и черт знает что. Все это вы можете в больших количествах увидеть в коллекции Леонида Талочкина, музей "Другое искусство" на ул. Чаянова, который занимает именно сочетанием среднего и хорошего.

Но вернемся все-таки к Турецкому. В эпоху, когда каждый уважающий себя советский музыкант хотел быть Бобом Диланом, а художник - Уорхолом, Борис Турецкий был Арманом Фернандесом. Этот француз, принадлежавший группе "Новые Реалисты", основанной в 1960 году, отстаивал придуманный им жанр реди-мейда в сочетании со скульптурой. Проще говоря, налеплял всякий мусор на картонку и потом запаивал все это плексигласом.

Турецкий, придя к примерно той же системе и стилю (уж под воздействием опьяняющего Парижа или нет - это не ко мне), использовал гораздо более интересный советский бытовой мусор. И если на Западе тряпье и бумажки, помещенные в прозрачный ящик, давали возможность иронично взглянуть на мещанский, и, конечно, буржуазный "лайф" и подмешать трэша в столь же буржуйскую европейскую культуру, то в Союзе это хулиганство было окрашено в первую очередь политически.

Естественно, что само название "неофициального искусства" подразумевало политический контекст. Именно потому всю деятельность живописцев-шестидесятников неминуемо определяют как соц-арт. А что? Знаменитая "Обнаженная" Турецкого, то есть наклеенные на картоночку чулки, перчатки и ужасающее мутно- кружевные штаны с прочим бельем действительно выглядит не столько как коллаж-натюрморт и даже не как реди-мейдовская шутка, а как отстраненный и довольно холодный взгляд нового поколения на быт собственной страны. Быт, который уничтожает жизнь и властвует даже над женской красотой.

Конечно, закрадывается, закрадывается в душу сомнение, когда смотришь на "красную дверь" Рогинского и вспоминаешь точно такую же висящую на стене дверь красного цвета американского художника Питера Блейка. Правда, та дверь была по-солдатски обклеена плакатами с американскими же девицами. Ну а дверь Рогинского взята из ЖЭКа. И оказывается, что в советском контексте уцелеть не способен никакой оп-арт и поп-арт, все до неузнаваемости перекорежится. Тем и страшны самопальные ассамбляжи одиночек- неофициалов.

Впрочем, "вещевые картины" были не единственной формой, в которой работал Турецкий. Одно из самых сильных впечатлений выставки - его картины, посвященные все тому же быту. Как и Рогинский, Борис Турецкий, верный своей тяжелой, плотной живописной манере, до тошноты подробно и одновременно с гротескным схематизмом выписывал лица и фигуры прохожих, пассажиров метро. Огромные бабы, пляжные девицы под вывеской "модель". Совслужащие с бесконечно тупыми лицами. Между этими картинами не так уж долго нужно ходить, чтобы почувствовать, как на тебя наваливается почти Ван-Гоговская смертная тоска и одиночество. Нарочито толстые слои краски, в которых выворачиваются кривые ноги и огромные ступни смотрящих сквозь зрителя людей.. Брр!

Турецкий, как немногие художники неофициальной линии, продолжал некоторым образом живописную традицию 20-х годов. Помимо его инсталляций и фигуративных работ на выставке можно видеть и абстракции - разлитые по бумаге тушевые сетки, пятна и плоскости под конструктивистскими названиями ("Пространственный мотив", "Структура") он создавал еще в 50-х годах и занимался ими параллельно с "поп-артовскими" опытами. Сначала трудно понять логику такого смешения жанров, но при взгляде на работы художника последних лет (80-90-е), похожие на безумную рваклю ослепшего японца (белые, прилепленные пластырем друг к другу мятые обрывки каких-то неоконченных писулек) сводят в одно безнадежность замкнутого существования. Жизнь для него неизменно осталась огромной свалкой без выхода, сумасшедшим домом, мышеловкой автобуса.

Борис Турецкий умер не так давно: а Рогинский в Париже до сих пор пишет пейзажи советской Москвы, которая давно превратилась для него в необязательный ностальгический сон голубоватых тонов.

Надя Плунгян

Image

Президент наводит марафет – Франция смеется

Эммануэль Макрон никакими доходами не обладает, его супруга получает пенсию провинциальной учительницы, но это не мешает главе республики тратить десятки тысяч евро... на макияж.

Image

Гендиректор АО «ОЗК» М.Кийко получил Диплом РБИ «Организация года»

Генеральный директор АО «Объединенная зерновая компания» Михаил Кийко получил Диплом и Серебряный крест Русского биографического института. Награду ему вручили на торжественной церемонии, посвященной награждению лауреатов премии.