Курсы валют: USD 23/05 56.4988 -0.6614 EUR 23/05 63.1713 -0.4766 Фондовые индексы: РТС 18:50 1083.58 -0.38% ММВБ 18:50 1950.51 -0.61%

МЫ и КУЛЬТУРА: Цыганские страсти молодящихся старичков

Культура | 11.09.2003


Во-первых, это по сути дела, первая настоящая проба пера нового худрука Сергея Арцибашева в этом громадном, опутанном тяжеловесными традициями, театре. Знаток театра возразит: а как же "Женитьба" и "Банкет", которыми уже успел порадовать худрук труппу и фэнов Маяковки? Но тот же знаток ведает, что "Женитьба" - это по сути дела версия известного спектакля, который шел на "малой вотчине" Арцибашева - Театре на Покровке. Конечно, он приобрел на большой сцене иной масштаб, но водевильные мотивы с налетом "а-ла рюсс" в нем только усилились. Счастливое исключение - блистательная игра Евгении Симоновой в роли Агафьи Тихоновны. Неплох там и Михаил Филиппов в роли Кочкарева. Второй спектакль - "Банкет" - сделан режиссером быстро, как бы, между делом: этакая легкая пьеска для середняков театра, не выбившихся в "звездунов". И вот теперь - главный экзамен.

Вполне возможно, что театрала сразу же шокирует программка, в которой он обнаружит напротив имен знакомых с детства персонажей столь же знакомые имена актеров. "В чем же тогда шок?" - спросит читатель. А в том, что возраст некоторых актеров, мягко скажем, не всегда корреспондируется с соответствующим "показателем" действующего лица. Процитируем Федора Михайловича (главу четвертую - "Брат Алеша"): "Было ему тогда всего двадцать лет (брату его Ивану шел тогда двадцать четвертый год, а старшему их брату Дмитрию - двадцать восьмой)". В спектакле Театра им. В. Маяковского Ивана Карамазова играет Игорь Костолевский, отметивший на премьере свое пятидесятипятилетие. Брата Дмитрия играет 58-летний Михаил Филиппов. Актер, сыгравший Алешу, слава Богу, не шибко отличался по возрасту от своего героя. Других слов о нем, правда, автор этих строк подобрать не смог.

Впрочем, опытный зритель скажет, что ирония тут неуместна и что возраст в театре - дело весьма условное. Можно так сыграть, что поверишь и 70-летней примадонне в роли Джульетты. Если, конечно, такова концепция режиссера и в актрисе есть истинная страсть. Страсть-то есть и в "Карамазовых", но бешеная любовь седовласого актера к юной Грушеньке рождает совсем иные ассоциации, связанные с некими геронтологическими проблемами. Тогда больная страсть отца - Федора Карамазова - к той же роковой женщине производит мистическое впечатление общения с неким существом без возраста или явившимся из потустороннего мира. И ты начинаешь разгадывать совсем иные загадки, чем те, которые загадал нам классик.

Однако оставим проблемы возраста и поговорим собственно о спектакле. С первых же минут стало ясно, что давнишняя привязанность Сергея Арцибашева к сладкоголосым напевам одетых в яркие кокошники и сарафаны хористок, вновь обрела свое сценическое воплощение. А тут еще цыгане подмогнули (ибо начинается все со сцены в трактире, где Грушенька скучает с поляком), и зрелище уверенно приобретает черты бабкинско-сличенковского перформанса. Причудливо перетасованные сцены из "Братьев Карамазовых" меняют друг друга с калейдоскопической быстротой, но все более и более приводят зрителя в уныние. На смену цыганским напевам приходит сложная ми мрачная сцена Ивана с Алешей в трактире. Юбиляр Игорь Костолевский в ней дидактичен, криклив, и при этом отчаянно хлопочет физиономией. Но остается пустым, как бочонок из-под пива. Его не жалко, им не возмущаешься. К нему относишься никак. Но это еще пол беды. Когда на сцене появляется вертлявый и тщедушный Смердяков, флиртующий с дамой, обладающей совершенно необъятным бюстом, становится неуютно от беззастенчивого наигрыша и фальши. Но дальше - больше. То, что выделывает на сцене г-жа Немоляева в роли Хохлаковой, скорее похоже на самодеятельное паясничанье, от которого начинает мутить.

В финале первого действия Митю уводит конвой. Он патетически прощается с вычурной и похожей на вздорную куклу Аграфеной, из-за кулис снова выплывают цыгане с гитарой. Чавэлы затягивают душещипательного песняка, занавес закрывается. После чего автор этих срок с облегчением унес ноги из академического театра, не досмотрев примечательного зрелища до конца. Поступил он при этом, наверное, непрофессионально, но ему показалось, что душевное здоровье дороже.

Павел Подкладов

tech
Код для вставки в блог

Новости партнеров