Курсы валют:
  • Обменный курс USD по ЦБ РФ на 22.10.2017 : 57.5118
  • Обменный курс EUR по ЦБ РФ на 22.10.2017 : 67.8927
  • Обменный курс GBP по ЦБ РФ на 22.10.2017 : 75.5302
  • Обменный курс AUD по ЦБ РФ на 22.10.2017 : 45.0777

Культура

МЫ и КУЛЬТУРА: Литовский инопланетянин укротил российские звезды - 20 июля 2003 г.

Обозреватель Newsinfo уже писал о сногсшибательном впечатлении о спектакле, которое не проходит и по сей день. (Тот, кто захочет прочитать рецензию, может полистать наш архив за июль). Много уже было встреч и бесед после премьеры с актерами, занятыми в этом спектакле, и маститыми критиками, у которых спектакль вызвал крайне несопоставимые реакции.

Но на то и великое искусство: оно не может быть удобоваримым для всех.

Вот только добраться до самого Някрошюса не удалось. Он вообще не любит всяческую болтовню и интервью в том числе. Если и отвечает на вопросы, то односложно. Любимые его ответы: "да", "нет" и "не знаю". И только в одном недавнем интервью он вдруг выдал афоризм: "Разница между талантливым артистом и неталантливым огромна, но между талантливым и очень талантливым, пожалуй, не меньше". Думаю, однако, что ему самому должны были понравиться талантливые (а, может быть, и очень талантливые) российские артисты, которые работали в этом спектакле просто классно. Боюсь даже кого-то выделить, чтобы не обидеть.

Одной из главных виновниц прошедшего торжества стала вице-президент Фонда Станиславского Зейнаб Сеит-заде, которой удалось не только наладить контакты с великим литовцем, но и провести кастинг, собрать всех звезд в одном месте и в одно время и обеспечить "теплую и дружественную обстановку" во время работы. Поэтому Newsinfo посчитало своим долгом опубликовать небольшую беседу обозревателя с этой героической женщиной.

- В России принято относиться к символическим датам особенно. Ведь "Вишневый сад" был написан А.П. Чеховым в бывшем имении Станиславского - Любимовке. А наш Фонд оберегает это имение сегодня от всякого рода нехороших дел. Ведь там земля, там старые постройки, это памятник культуры. В свое время Олег Ефремов, основатель Фонда, говорил: "Как было бы хорошо хоть немножечко воссоздать этот вишневый сад, с которого Чехов писал пьесу". И мы эту его мечту реализовали. Мы посадили сад - пятьсот деревьев! Нынешний спектакль тоже своего рода символичен. Я считаю, что Някрошюс к великому драматургу относится очень бережно. Все это стало, наверное, мотивом, причиной, которая заставила нас обратиться к нему. (Кстати, он - лауреат Международной премии Станиславского, которую учредил фонд). Такое предложение было воспринято с его стороны большим воодушевлением, потому что он сам - выпускник ГИТИСа, воспитанник русской психологической школы, и, очевидно, занимается методологией Станиславского, является его последователем и интерпретатором этого метода. И создал свой собственный метод, собственную школу. И мне подумалось, что этот проект станет, наверное, необходимой частью театрального процесса, поднимет его, сдвинет с места какие-то зоны молчания. Потому что разрыв между режиссурой мэтров и молодой режиссурой достаточно большой. А молодых режиссеров мало. А Някрошюс - это "золотая середина": и мэтр, и режиссер, завоевавший свое прочное место и на Западе, и в России. И он может как-то повлиять на наших молодых своей необычностью, своей мощной фантазией, оригинальными находками, необыкновенными решениями. Это все очень хорошо воспринимает молодая режиссура. Это толкает ее на дерзкие подвиги. В этом смысле, мне кажется, это польза для театрального процесса, и, конечно же, для зрителя, который любит и Някрошюса, и наших российских актеров.

- Вам не было боязно собирать такую компанию звезд? Ведь им, наверное, было не просто существовать в одном спектакле.

- Някрошюс поставил передо мной одну и главную задачу: чтобы морально-этический климат, нравственное отношение к работе, доминировало даже над профессионализмом. Наверное, контакт, который был налажен между режиссером и артистами, сказался, поэтому, атмосфера в спектакле - трепетная. Люди дорожат временем, они профессионально подходят к делу. Спектакль сделан в кратчайшие сроки: за два месяца. Это почти по-западному. Так еще у нас в России никогда не работали. Такой полноценный, масштабный спектакль западного режиссера с актерами русской школы это достаточно необычное явление. В результате все вышли к финалу дружной, любящей друг друга командой.

- С какими проблемами помимо творческих вам приходилось сталкиваться?

- Первый этап репетиций был в Вильнюсе: это тоже было условие г-на Някрошюса. Он хотел, чтобы театр "Мено фортас" был полностью задействован в проекте и получил свои деньги. Надо было разместить двадцать человек в Вильнюсе. Это - немалая проблема. В этом смысле, конечно, сложности есть, и они еще не до конца решены. Но я очень надеюсь, что правительство Москвы, Комитет по культуре, понимая, что мы работаем, в первую очередь для Москвы, для России и для московского зрителя, поддержит наш проект. Хотя, частично они нас уже поддержали, и мы работаем в рамках программы "Открытая сцена", утвержденной правительством Москвы. И финансирование мы имели. Но, конечно, недостаточное, потому что в спектакле занято тридцать человек.

- Кто-то назвал этот проект антрепризным…

- Нет, конечно, этот проект никак нельзя назвать коммерческим и антрепризным. Ну, можете ли вы себе представить, что один из лучших режиссеров мира приезжает в Москву поставить антрепризу. При том, что у него работа на лучших театральных сценах мира расписана до 2008 года?! Поэтому, это, прежде всего, - творческий проект, и, как всякий театральный проект, серьезный и большой, он всегда испытывает финансовые сложности. Но мы надеемся, что откликнутся спонсоры.

- Обычно спектакли Някрошюса показывались в Москве на больших сценах. Вы выбрали зал нового Центра искусств СТД. Это объясняется финансовыми мотивами?

- Да нет, выбор был сделан не только из-за финансов. Руководители этого Центра предоставили нам возможность репетировать. И когда мы увидели, что зеркало сцены достаточно хорошее и эту сценическую площадку можно увеличить, было принято совместное решение о выпуске. С этим решением согласился и сам Някрошюс, но осенью он приедет для переноса спректакля на большую сцену. Играть мы собираемся в помещении Содружества Актеров Таганки. Мы с ними уже заключили контракт и надеемся, что зритель полюбит этот спектакль.

- О Някрошюсе ходят всякие легенды: говорят, что он аутист, и даже - человек с другой планеты.

- Здесь две стороны медали. Он абсолютно наш в быту, в общении с артистами. Но в творчестве он - человек с другой планеты. То решение, прочтение, которое он предлагает, говорит о его "инопланетном" происхождении. (Смех). А актеров он любит, и, видимо, эта любовь сказывается на его работе. Он терпелив, более того, он уважителен, никогда ни на кого не крикнул. Это пример той самой этики, о которой говорил сам Станиславский. Видно, действительно, искусство начинается с этики.

- Вы ни разу не пожалели о том, что занялись этим проектом?

- Нет, я не жалею. Несмотря на те сложности, которые существуют в любом проекте, который не имеет собственной крыши. Я надеюсь, что, коль такое проекты рождаются, значит, есть люди, которые еще хотят что-то делать.

Павел Подкладов

На фото: бывшее имение К.С. Станиславского “Любимовка”

Image

Как служилось в советском стройбате

«Королевские войска» или стройбат были настоящей легендой в СССР. Правда, скорее в плохом смысле слова – этого рода войск сторонились многие призывники, а военное руководство вообще выступало против его существования.