Logo
Курсы валют:
  • Обменный курс USD по ЦБ РФ на 07.12.2022 : 62,9103
  • Обменный курс EUR по ЦБ РФ на 07.12.2022 : 66,1087
Тайна бессмертия графа Сен-Жермена

Тайна бессмертия графа Сен-Жермена

Одним из самых загадочных людей своего времени был граф Сен-Жермен, а вернее тот, кто скрывался под этим именем, которое вошло в историю и стало синонимом слов "тайна", "мистика" и "авантюра".

Безусловно, Сен-Жермен был авантюристом, но если о других великих мистификаторах этой же эпохи — Мишеле Нострадамусе, Алессандро Калиостро, Джакомо Казанове — известно многое, то о графе неизвестно почти ничего. Никто не знал даже его имени.

XVIII столетие — эпоха великих событий и драматических сюжетов, оставшаяся в памяти человечества как "век Просвещения". Европейское общество охватило могучее стремление познать тайны физического и духовного бытия.

Конечно, "брожение умов" стало питательной средой для авантюристов. Самозваные пророки и целители, политические проходимцы, алчные уголовники, хитрые мошенники, половые извращенцы, мистики, масоны и революционеры… Два лже-графа, якобы познавшие все тайны Вселенной Калиостро и Сен-Жермен — стали своего рода фирменными знаками своего века.

Еще при жизни Сен-Жермен превратился в легенду, миф, бродивший по Европе. О нем вспоминали Гете и Байрон, Дюма и Виктор Гюго. Пушкин в своей "Пиковой даме", написанной в 1833 году, писал: "Вы слышали о графе Сен-Жермене, о котором рассказывают так много чудесного. Вы знаете, что он выдавал себя за Вечного жида, за изобретателя жизненного эликсира и философского камня… Над ним смеялись, как над шарлатаном, а Казанова в своих Записках говорит, что он был шпион".

Он объявился внезапно, не имея, казалось, никакого прошлого. На прямые вопросы о своем происхождении обычно молча и загадочно улыбался. Он путешествовал под разными именами, но чаще всего называл себя графом де Сен-Жермен, не имея, правда, никаких законных прав на этот титул, под которым его знали в Берлине, Лондоне, Гааге, Санкт-Петербурге и Париже.

Несмотря на темное происхождение и загадочное прошлое, он быстро стал своим человеком в высшем парижском обществе и при дворе короля Людовика XV. Впрочем, это не так уж удивительно — путешествовать инкогнито в те дни было весьма модно.

Подобные истории окружали имя графа везде, где он оказывался, — а к моменту появления в Париже, где его ждала подлинная слава, он успел объездить всю Европу. И не только Европу: он уверял, что учился у магов Египта, жил при дворе персидского шаха, побывал даже в далеком Китае. Доказательств этому не было никаких, но он и правда говорил на множестве живых и мертвых языков, включая санскрит и арабский.

О нем ходили всякие небылицы. Поговаривали, что ему 500 лет, что он познал секрет философского камня. Расхожим определением стало "зеркало Сен-Жермена" — некий магический артефакт, в котором можно увидеть события будущего. В нем якобы граф показал Людовику XV судьбу его потомства, и король едва не потерял сознание от ужаса, когда узрел обезглавленным внука-дофина.

В архивах инквизиции сохранился записанный со слов Калиостро рассказ о посещении им Сен-Жермена. Авантюрист встретился с Сен-Жерменом в Гольштейне, где якобы был посвящен графом в высшие мистические степени ордена тамплиеров. Во время посвящения гость и заметил пресловутое зеркало. Он также утверждал, будто видел и сосуд, в котором граф хранил свой эликсир бессмертия.

Казанова в мемуарах описывает встречу с Сен-Жерменом, которого он посетил во французском Турне. По его словам, граф выглядел как истинный колдун — в странном платье восточного покроя, с длинной, до пояса, бородой и жезлом из слоновой кости в руке, в окружении батареи тиглей и сосудов загадочного вида. Взяв у Казановы медную монету в 12 су, Сен-Жермен положил ее в специальный очаг и совершил над ней некие манипуляции. Монета расплавилась, и после того, как она охладилась, граф вернул ее гостю.

"Но это же чистейшее золото!" — изумленно вскричал Казанова, который, тем не менее, заподозрил в этом действе некий трюк. Однако он положил монету в карман и впоследствии подарил ее голландскому маршалу Кейту.

Его манеры выдавали аристократическое происхождение, хотя он не скрывал, что фамилию Сен-Жермен придумал, а подлинного имени никому не открывал. Были у него и другие странности: он никогда не ел на людях, не пил спиртного, не знался с женщинами. Казалось, ему чуждо все земное, и он охотно поддерживал эту мысль, намекая, что послан с особой миссией могучими тайными силами, которых называл "Великими учителями Востока".

Это был довольно изящный мужчина среднего роста и возраста, где-то между 40 и 50 годами, причем на протяжении нескольких десятилетий, пока он колесил по Европе, внешний облик его не менялся. Смуглое, с правильными чертами, лицо его носило отпечаток незаурядного интеллекта. Сен-Жермен абсолютно не походил на типичного авантюриста того времени, каким был Калиостро.

Во-первых, Сен-Жермен не нуждался в деньгах и вел роскошный образ жизни. Он питал явную слабость к драгоценным камням и, хотя одевался очень просто, во все темное, его туалет всегда был украшен большим количеством бриллиантов. Кроме того, граф носил с собой небольшую шкатулку, битком набитую прекрасными драгоценностями, которые с охотой демонстрировал (хотя, возможно, это были искусно изготовленные стразы). Источник его богатства оставался неизвестным.

Во-вторых, Сен-Жермен отличался прекрасными манерами и был безупречно воспитан. Калиостро, выдававший себя за аристократа, в обществе вел себя невоспитанно и выглядел, как выскочка. А Сен-Жермен был явно человеком светским. Он с одинаковым достоинством держал себя и с королями, и с представителями аристократии, и с людьми науки, и, наконец, с простонародьем.

В-третьих, Сен-Жермен был блестяще образован и в совершенстве владел всеми основными европейскими языками. С французами, англичанами, итальянцами, немцами, испанцами, португальцами, голландцами он говорил на их наречиях, причем так, что они принимали его за соотечественника. Калиостро, на всех языках, которыми владел, говорил одинаково скверно, с чудовищным сицилийским акцентом. А Сен-Жермен, кроме вышеупомянутых, прекрасно знал также венгерский, турецкий, арабский, китайский и русский языки.

Он был великолепным музыкантом, отлично играл на скрипке, арфе и гитаре, очень неплохо пел. Известно, что он написал несколько небольших опер и музыкальных пьес. Он вообще был поклонником многих искусств, особенно живописи, довольно прилично рисовал (причем его картины светились в темноте).

Лишь на склоне лет Сен-Жермен начал более-менее правдиво рассказывать о своей жизни. Он вспоминал, как в начале XVIII века маленьким мальчиком нянька прятала его в лесу от врагов. Позже он оказался во Флоренции, во дворце великого герцога Тосканского Джан Гастоне Медичи, где его принимали как родного.

Почему? Возможный ответ отправляет нас в 1690 год, когда в Тоскане гостил знатный мадьяр, усатый красавец Ференц Ракоци. Перед его чарами не устояла тоскующая жена герцогского брата Виоланта Беатриса Баварская — муж не обращал на нее никакого внимания, поскольку, по слухам, имел склонность к мальчикам. От этого адюльтера будто бы и родился будущий граф, что объясняет его пребывание при герцогском дворе.

Есть и другое мнение — он был законным сыном Ференца Ракоци и родился в 1696 году. По официальным данным, малыш, которого звали Ли-пот или Леопольд, умер три года спустя, но, может быть, его лишь объявили умершим, чтобы спасти от австрийцев, захвативших как раз в то время трансильванские владения Ракоци.

После этого князь Ференц возглавил восстание венгров против оккупантов, потерпел неудачу и умер в изгнании в Турции. Сен-Жермен не раз намекал на свою близость к нему и сделал своим псевдонимом — одним из многих — фамилию Цароги, очень похожую на Ракоци.

Истинным коньком Сен-Жермена была история. Он повествовал о царствовании какого-нибудь Франциска I или Людовика XIV, скрупулезно описывая внешность королей и придворных, имитируя голоса, акценты, манеры, потчуя присутствующих яркими описаниями действий, мест и лиц. Он никогда не утверждал, что являлся очевидцем давних событий, но у слушателей создавалось именно такое впечатление.

Хотя о себе граф предпочитал не говорить, иногда, словно случайно, он "проговаривался", что ему якобы приходилось беседовать с древними философами или правителями. "Я всегда говорил Христу, что он плохо кончит", — самая известная из таких обмолвок. Сказав нечто подобное, он затем спохватывался как человек, сболтнувший лишнее.

Порой появление графа приводило в растерянность пожилых аристократов, припоминавших вдруг, что они уже встречали этого человека — давно, еще в детстве или юности, в светских салонах времен Короля-Солнце. Причем с тех пор он совершенно не изменился.

Говорили, что Сен-Жермен поддерживает свое долголетие снадобьями, добытыми алхимическим путем. Та же алхимия якобы помогала ему изготавливать золото и "лечить" драгоценные камни, убирая с них пятна и трещины. Он и правда заслужил доверие Людовика XV, убрав пятно с громадного королевского бриллианта.

Правда, скептики считали, что граф просто купил похожий камень, чтобы снискать милость монарха. В любом случае, цель была достигнута -Людовик сделал Сен-Жермена своим "советником по науке" и позволил ему оборудовать алхимическую лабораторию в замке Шамбор.

Блистая в свете, Сен-Жермен продолжал участвовать в политических интригах. Ходили упорные слухи, что в 1762 году он посетил Петербург и участвовал в перевороте, посадившем на трон Екатерину II. Это ничем не доказано, однако он и в самом деле был хорошо знаком с главными заговорщиками — братьями Орловыми.

В 1775 году он специально отправился в порт Ливорно, чтобы повидаться с Алексеем Орловым, прибывшим туда во главе русского флота. Граф передал Орлову, который, по версии ряда историков, возглавлял масонскую ложу, некие важные реликвии вместе с инструкциями европейских "братьев".

Более вероятно, впрочем, что в своих визитах Сен-Жермен был не столько посланником всемогущих тайных обществ, сколько банальным шпионом французского двора. А может, и не только французского — по странному совпадению, во время его пребывания в Ливорно Орлов заманил на свой корабль и арестовал авантюристку, выдававшую себя за наследницу русского трона княжну Тараканову. Не исключено, что ему помогал обходительный граф, получивший за это чин генерала русской армии.

С благоволением Людовика графу пришлось расстаться после некрасивой истории — оказалось, что помимо Франции он предлагал свои шпионские услуги Пруссии и Австрии. Вновь начались скитания по Европе с интригами и фантастическими прожектами, которым никто не верил.

Старый и одинокий "чародей" был готов отправиться даже в Турцию или Россию — об устройстве на русскую службу он попросил встреченного им в Германии драматурга Фонвизина, пообещав заодно вылечить его супругу от глистов. На сей раз снадобье графа не помогло, за что Фонвизин в сердцах обозвал его "первым в свете шарлатаном".

Сен-Жермен долго кружил по Европе, а около 1770 г. вновь оказался в Париже, однако через четыре года, после смерти Людовика XV, граф покидает Францию и уезжает в Германию.

А вот дальше он как бы раздвоился. Один Сен-Жермен живет у ландграфа Карла Гессен-Кассельского, страстного поклонника алхимии и тайных наук, ставшего преданным почитателем нашего героя со времен их знакомства в Италии. Затем он едет в Эккернфорн, в Гольштейне, где и умирает, согласно записи в церковной книге, 27 февраля 1784 г. Похороны состоялись 2 марта, впрочем, место погребения неизвестно.

А другой Сен-Жермен сначала удаляется в Шлезвиг-Гольштейн, в полном одиночестве проводит там несколько лет в принадлежавшем ему замке, и только затем едет в Кассель, где тоже умирает, но якобы уже в 1795 г. (могилы также не существует). А может, он вообще не умер?

Странная кончина этого любопытного субъекта не могла не вызвать толков. В качестве года смерти Сен-Жермена чаще называется 1784-й. Однако имеются свидетельства людей, встречавших Сен-Жермена уже после его официальной кончины. Правда, определенную роль здесь может играть существенная путаница в датах смерти: более 10 лет — срок немалый… И если человек, лично знавший Сен-Жермена, узнавал из газет о его смерти, а затем встречал графа здоровехоньким — это не могло не породить новых легенд.

Когда уже никого из свидетелей деяний Сен-Жермена не осталось в живых, таинственного графа якобы встретил в Париже британец Альберт Вандам — на это раз под именем английского майора Фрэзера (тот, дескать, был очень похож на сохранившиеся портреты нашего героя и также отличался многими талантами). Имеются "свидетельства" о появлениях Сен-Жермена во французской столице в 1934 и 1939 годах. Правда, эти утверждения уже сложно воспринимать всерьез.

Представители Сербской Православной Церкви осудили приговор, вынесенный Киевом протоиерею Павленко

Представители Сербской Православной Церкви осудили приговор, вынесенный Киевом протоиерею Павленко

Международное православное сообщество присоединилось к требованию освободить протоиерея Украинской Православной Церкви Андрея Павленко, который был осужден киевским режимом на 12 лет лишения свободы.

Депутат Бердичевский призвал решать вопрос возвращения священнослужителей из украинского плена

Депутат Бердичевский призвал решать вопрос возвращения священнослужителей из украинского плена

Порядок освобождения похищенных священников должен быть определен на самом высоком уровне, уверен депутат Народного совета ДНР Владислав Бердичевский.

"Соль — это плохо": Вишневский отреагировал на решение Смольного "засолить" город

Смольный решил "засолить" город в борьбе с последствиями непогоды, заявил депутат Законодательного Собрания Санкт-Петербурга Борис Вишневский.

Фотовыставка, посвященная героям СВО, открылась на Дону

Фотовыставка, посвященная героям СВО, открылась на Дону

На открывшейся в Ростове-на-Дону фотовыставке можно увидеть сотни уникальных фотографий с передовой.