Курсы валют: USD 25/03 57.4247 -0.0981 EUR 25/03 61.8636 -0.2323 Фондовые индексы: РТС 18:50 1124.66 0.03% ММВБ 18:50 2039.77 -0.55%

Обзор газеты "Известия" от 5 декабря.

Мир | 04.12.2002



Противоракетная оборона миссис Клинтон

Попытка террористов сбить израильский самолет в Кении заставляет аэропорты задуматься об изменении системы охраны собственных территорий. В США Хиллари Клинтон предложила разместить вокруг аэропортов вооруженных бойцов Национальной гвардии. Российские же аэропорты считают, что им достаточно тех мер безопасности, что были введены после сентябрьской трагедии 2001 года в США. Чьи аэропорты безопаснее российские или американские?...

Бывшая первая леди Америки отправила два письма: одно -- недавно назначенному главе суперминистерства внутренней безопасности Тому Риджу, другое -- губернатору штата Нью-Йорк Джорджу Патаки. "В Кении ракета прошла мимо цели, но кто знает, все ли самолеты в будущем смогут избежать катастрофы, -- пишет Хиллари Тому Риджу. -- Я призываю вас как можно быстрее разработать план, который защитил бы американские авиалинии от угрозы использования переносных ракет".

Хиллари Клинтон предлагает расположить бойцов Национальной гвардии США во всех местах, прилегающих к нью-йоркским аэропортам, откуда террористы могут выпустить ракеты по взлетающим или садящимся самолетам.

То, что американские самолеты уязвимы для подобного рода нападений, видно невооруженным глазом. Когда в трех милях от центра Вашингтона строился Национальный аэропорт, вряд ли кто-то из американских руководителей мог предположить, что пролетающие над столицей самолеты могут быть уязвимы для атак с земли. В Нью-Йорке аэропорт "Ньюарк" расположен рядом с загруженной автострадой 1-95 -- главной магистралью, связывающей север и юг страны вдоль Атлантического побережья. А в какой еще столице крупной страны можно издалека увидеть, как торжественно заходит на посадку в центре города президентский вертолет?

О выставлении дополнительных дозоров вокруг крупных российских аэропортов речи пока не идет. "Наши требования намного жестче, чем в американских аэропортах, что позволяет обеспечить должный контроль", -- заявил "Известиям" заместитель руководителя департамента авиационной безопасности ГСГА Юрий Мосеев. Усиление охраны прилегающей территории и более строгая проверка внутри аэропортов -- это все, чем ограничиваются россияне. "Наши стандарты превосходят международные требования, -- сказал "Известиям" первый заместитель гендиректора по авиационной безопасности "Шереметьева" Валерий Большаков. -- Но после сентябрьской трагедии в США мы усилили охрану прилегающей территории аэропорта, установили камеры видеонаблюдения, на потенциально опасных участках усилили численность персонала. Могу гарантировать, что с территории зоны нашей ответственности случай, подобный кенийскому, произойти не может". Такую же гарантию дают и в "Домодедове", заявляя, что "с охраняемой зоны отчуждения аэропорта подобные акции невозможны".

В крупнейшем сибирском аэропорту -- Красноярске -- тоже усилен контроль, но внутри здания. "В этом году мы дополнительно приобрели специальное оборудование, -- сказал "Известиям" представитель московского офиса "КрасЭйр" Александр Соколов. -- Все входящие на перрон люди, включая работников аэропорта и авиакомпании, проходят через досмотр".

Американцы же размышляют о применении технических способов защиты самолетов на взлете и посадке. Еще три года назад Пентагон доложил конгрессу о том, что его военно-транспортные самолеты могут стать сравнительно легкой мишенью для ракеты вроде той, которая чуть было не сбила израильский самолет в Кении. По данным журнала "Тайм", 27 августа 2002 года военное ведомство США подписало 23-миллионный контракт с неназванный фирмой, по которому та обязалась снабдить четыре транспортных самолета С-17 современной электронной системой, которая защитила бы их от американских "стингеров" или российских "стрел".

Эта система (аббревиатура -- LAIRCM) распознает снаряд и направляет мощный лазерный пучок-ракету в поисковую часть снаряда, в результате чего тот теряет цель. Экипажу самолета ничего и делать не нужно -- ему остается лишь проинформировать "землю" о неудавшемся нападении.

Американские эксперты считают эту новую систему значительно более эффективной, чем тепловые ловушки, которые выпускали экипажи российских боевых самолетов и вертолетов сначала в Афганистане, а потом в Чечне. Весь вопрос -- в стоимости системы: защита каждого самолета обойдется в 5 миллионов долларов. И если Пентагон с его многомиллиардным бюджетом еще сможет осилить эти затраты, то большинству гражданских авиакомпаний США, чей бюджет серьезно подкосила трагедия 11 сентября, это будет просто не под силу.

Гвардейцы бегут строем. Солдаты добились отстранения избивавшего их офицера.

Во вторник 16 военнослужащих Таманской дивизии, самовольно оставив расположение части, пришли в московский офис Комитета солдатских матерей требовать управы на распоясавшегося командира роты. Им удалось добиться успеха. Это не первый случай. Судя по всему, граждане новой России потихоньку учатся отстаивать свои законные права цивилизованными методами...

Позавчера днем в офисе Комитета солдатских матерей России раздался телефонный звонок. Неизвестный мужчина поинтересовался, может ли оставивший свою часть солдат прийти к солдатским матерям за помощью. Получив утвердительный ответ, аноним повесил трубку. А несколько часов спустя член координационного совета комитета Мария Федулова, выйдя в коридор, увидела солдат, переминавшихся с ноги ногу.

Выяснилось, что 16 военнослужащих 1-й роты воинской части № 61896, относящейся к Таманской мотострелковой дивизии, самовольно покинули место службы в Алабинском гарнизоне. Строевым шагом 15 рядовых под командованием сержанта Александра Моисеева дошли до железнодорожной станции, организованно заняли места в электричке, в Москве пересели на метро и доехали до "Китай-города". Оттуда, не нарушая строя, они проследовали в офис Комитета солдатских матерей в Лучниковом переулке. Оружия у военнослужащих не было. Никаких инцидентов в пути не произошло -- гвардейцы вели себя достойно.

-- Все они оказались солдатами последнего года службы, -- рассказывает Мария Федулова. -- У нескольких на лицах были явные следы избиения. Мы сразу же позвонили в Московский военный округ (МВО), оттуда прислали офицеров. По их просьбе ребята написали объяснительные, в которых изложили все свои претензии. Они утверждают, что командир роты капитан Дмитрий Гасилин неоднократно избивал их, отбирал денежное довольствие. А накануне по пьяному делу избил шестерых. Это и стало последней каплей. Но все шестнадцать настоятельно просили оставить их и дальше служить на том же месте, только под командованием другого человека.

Исход 16 гвардейцев из части переполошил весь Московский военный округ. Беглецов разместили на сборном пункте Московского гарнизона. Сотрудники пресс-службы МВО специально подчеркивали, что это не гауптвахта. В среду со взбунтовавшимися солдатами встретился командующий МВО Иван Ефремов. Убедившись в том, что они действительно хотят продолжать службу, командующий распорядился отправить их обратно.

К моменту, когда военнослужащие были возвращены в расположение Таманской дивизии, их ротой руководил уже другой офицер.

-- Командир роты, в которой проходили службу сбежавшие солдаты, временно отстранен от исполнения служебных обязанностей, -- сообщили "Известиям" в пресс-службе Главной военной прокуратуры (ГВП). -- Против него возбуждено уголовное дело по ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий). Сейчас представители ГВП проводят масштабные проверки исполнения требований законодательства об обеспечении уставных условий военной службы во всех частях Таманской мотострелковой дивизии.

Нынешнее ЧП заставляет вспомнить события трехмесячной давности. 8 сентября 2002 года пятеро солдат, подговорив еще 49 военнослужащих, самовольно покинули расположение войсковой части № 20004 Северо-Кавказского военного округа. Через день они пешком дошли до Волгограда, где обратились с коллективным заявлением в местную правозащитную организацию "Материнское право". Военнослужащие просили принять меры в отношении офицеров части, которые, по их словам, несколькими днями ранее избили пятерых срочников. Рукоприкладство, как выяснилось, было вызвано поведением самих солдат: помимо прочего, они в состоянии алкогольного опьянения угнали боевую разведывательно-десантную машину. Тогда командирам удалось вернуть беглецов обратно. А в отношении одного из офицеров, участвовавшего в избиении солдат, Главная военная прокуратура возбудила уголовное дело.

Татьяна Зозуленко, представитель "Материнского права" рассказала "Известиям", что их организация следит за развитием ситуации.

-- Сейчас с солдатами все нормально. Их вернули в ту же войсковую часть, они продолжают службу. У следователя мы узнали, что по одному из пятерки было возбуждено уголовное дело, а остальных ребят признали потерпевшими. Был ли суд, мы пока не знаем.

Сапармурат ЫКЛЫМОВ, один из главных политических оппонентов президента Туркмении: «Покушение на Ниязова организовали туркменские спецслужбы».

США в среду обвинили власти Туркмении в "явном нарушении обязательств в рамках международного права". Американцы обеспокоены "массовоыми арестами" местных жителей и задержанием гражданина США Леонида Комаровского. Таким образом, руководство Туркмении проводит расследование недавнего покушения на лидера страны Сапармурата Ниязова. Один из главных подозреваемых, по версии туркменской прокуратуры -- бывший первый зам. министра сельского хозяйства республики Сапармурат Ыклымов. Сегодня он ответил на вопросы корреспондента "Известий"....

-- Где вы находились с момент покушения на Ниязова?

-- Я находился у себя дома в Швеции, работал в Интернете. Неожиданно наткнулся на сообщения агентств о том, что на президентский кортеж в Ашхабаде напали неизвестные. Потом пошел вал сообщений впееремежку с домыслами и слухами. Организатором обстрела кортежа назвали меня. Впрочем, Ниязов уже три раза ставил меня во главу антипрезидентского заговора.

-- Почему Ниязов избрал мишенью именно вас?

-- Он все время ищет врагов. Это помогает ему укреплять свою авторитарную власть. А лично мне он приписывает "присвоение госсредств в особо крупных размерах". Это -- абсолютная ложь, против меня нет никаких доказательств. Опасаясь репрессий, я был вынужден бежать за границу.

-- Вы имеете какое-либо отношение к покушению на Туркменбаши?

-- Я являюсь подданным Швеции, здесь мне дали политическое убежище. Я ненавижу режим Ниязова. Но никакого отношения к вооруженному нападению на его кортеж не имею. До последних событий я даже не входил ни в какие оппозиционные группировки. Тем более вооруженные. Но теперь я вынужден перейти в активную оппозицию, чтобы защищать свое имя и избавить родину от тирана.

-- Кто, по вашему мнению, мог покушаться на Ниязова?

-- Ниязов увидел в этом покушении сначала "руку Москвы", а потом и "коварство американцев". На самом деле, "акт международного терроризма" организовали и провели по приказу Ниязова спецслужбы Туркмении. Мало кому известно, но моя дочь живет в пяти шагах от места покушения. Они специально инсценировали нападение на кортеж вблизи моего дома, да еще, как выясняется, на машине, некогда принадлежавшей моему брату-бизнесмену Парахату Ыклымову, вынужденному сейчас жить за границей. По приказу Ниязова были арестованы 107 членов семьи Ыклымовых. Среди заложников находится и моя дочь. О том, живы ли они, работают ли с ними адвокаты, мне ничего не известно. Известно другое: по заявлению властей, все подозреваемые в причастности к организации покушения "навсегда останутся в тюрьме".

-- Говорят, что пострадала и ваша тяжело больная мать?

-- Мама осталась в Ашхабаде. Ей 75 лет и у нее 100 внуков. Она очень больна -- прикована к постели. После обыска на квартире моей дочери маму буквально выбросили на улицу. Ее спасли соседи...

-- Что вы можете сказать о режиме Ниязова?

-- Сердце кровью обливается, когда слышишь о том, как издеваются над туркменами, над всеми гражданами моей страны. Ниязов -- авторитарный правитель, диктатор. От него зависит не только жизнь и судьба людей, но, как мир недавно узнал, -- и снег с дождем, и зима с летом. Он -- нелигитимный президент. Ниязов в советские времена долго работал в Москве, в аппарате ЦК КПСС. А по нашей Конституции президентом может стать только гражданин, постоянно проживающий на территории Туркмении в течение 10 лет. Есть и ограничения по возрасту. Четко было сказано и о том, что президентом можно быть максимум два срока. Но все эти формулировки по указанию Туркменбаши были вымараны из Основного закона. Я уже не говорю о том, что результаты всех трех выборов, в которых участвовал Ниязов, были фальсифицированы. После этого он объявил себя пророком!

-- Но некоторые иностранцы говорят, что сегодня в Туркмении стабильная политическая обстановка, население не проявляет недовольства существующими порядками...

-- На самом деле -- экономика разрушена, нарушаются права человека, туркмены доведены до полунищенского существования. В обществе растет ненависть к диктатору. Большая часть молодежи -- наркоманы. Любое инакомыслие преследуется. Ежегодно Ниязов сажает за решетку 15-20 тысяч человек. Создается впечатление, что "Солнце великой туркменской революции" -- Туркменбаши -- все 10 лет своего владычества зомбирует и запугивает население. Дошло до того, что пятилетние дети клянутся на верность президентской власти! Ниязов -- психически больной человек.

-- Какой выход вы видите из создавшейся ситуации?

-- Мы приняли вызов Ниязова. Сейчас мы начали консультации с адвокатами, которые передадут наш иск в Международный уголовный суд. Ниязова надо судить как Милошевича.

Наш "западный ставленник". Прошел год правления Хамида Карзая в Кабуле.

В четверг исполняется ровно год с тех пор, как на международной конференции в пригороде Бонна Кенигсвинтере была утверждена кандидатура нового лидера Афганистана -- Хамида Карзая. Сегодня, год спустя, на той же международной конференции опять обсуждают Афганистан. И вновь основной персонаж -- Хамид Карзай. Только на сей раз нет и тени того единодушия, которое наблюдалось в пригороде Бонна год назад...

То, что кандидатуру Карзая утвердили именно иностранцы, логично. Кому еще как не им определять, кто будет править Афганистаном? Если бы не вмешательство антитеррористической коалиции (в первую очередь США), у власти в Кабуле до сих пор находился бы режим талибов, а главной военной силой в стране оставался бы "арабский легион" Осамы бен Ладена.

Сегодня, год спустя, у тех, кто следит за ситуацией в Афганистане и вокруг него, может возникнуть ощущение дежа вю. Опять международная конференция. Все в том же Кенигсвинтере. Опять обсуждают Афганистан. И вновь основной персонаж -- Хамид Карзай. Только на сей раз нет и тени того единодушия, которое наблюдалось в пригороде Бонна год назад.

Тогда для мирового сообщества 44-летний пуштун был воплощением надежд. Сегодня же для многих выступавших в Кенигсвинтере именно он -- один из главных виновников того, что в Афганистане дела идут не так, как задумывалось, что разоренная бесконечными гражданскими войнами страна упорно не хочет превращаться в современное, цивилизованное, централизованное государство.

Наиболее скептически на положение в Афганистане смотрят европейцы. Их можно понять -- именно ЕС оказывает правительству Карзая самую большую финансовую помощь. Действует схема разделения труда, уже давно опробованная в различных горячих точках (Косово -- наиболее яркий пример). Американцы выигрывают войну, европейцы платят за послевоенное устройство.

Год, прошедший после замены талибов на Карзая, показал, насколько запущены дела в Афганистане, развеял иллюзии (если у кого-то они были): платить за умиротворение непокорной и непредсказуемой страны европейцам придется еще очень долго.

Что касается американцев, то у них оснований для недовольства прошедшим годом гораздо меньше. Главную задачу они решили -- режим талибов свергнут, ячейки "Аль-Каиды" ушли в глубокое подполье. Есть, конечно, и ложка дегтя: не пойманы ни бен Ладен, ни мулла Омар. Это портит американцам вкус от афганской победы, но отнюдь не перечеркивает ее.

И наконец, Россия. Вот уж у кого в отношении к новому Афганистану не должно быть ни нюансов, ни полутонов. Москва однозначно выиграла от свержения талибов и прихода им на смену умеренного правительства -- пусть не пророссийского, но никак не антироссийского.

А ведь могло быть и по-другому. Представим, что за 9 сентября 2001 года (убийство Ахмада Шаха Масуда) не последовало бы терактов 11 сентября и американской операции против талибов. Вариант был только один -- неизбежный, безальтернативный: полный разгром Северного альянса, выход кабульских мулл и их союзников-бенладеновцев к южным границам СНГ. Сумела бы Москва в этом случае защитить светские режимы в Таджикистане, Узбекистане, Киргизии? И если да -- какой ценой?

К счастью, ничего этого не случилось. Талибы не только не вышли к границам Содружества, они вообще исчезли как политическая сила. Россия, два года назад грозившая сама разбомбить базы террористов в Афганистане, добилась всех своих целей, не выпустив ни одной ракеты, не потеряв ни единого солдата.

Войну выиграли за нас американцы. За обустройство Афганистана платят европейцы. Расходы Москвы были чисто символическими -- поставка Северному альянсу старой военной техники и несколько "гуманитарных рейсов" МЧС в Кабул. Может быть, не так уж страшно, что в мире осталась единственная сверхдержава? Лишь бы она считала наших врагов своими и при необходимости за нас выигрывала войны.

"Пресса сдалась раньше, чем власть решила, что она победила". Гражданское общество в России смогут построить обыватели и бизнес.

В Мюнхене пытались сравнивать российское гражданское общество и германское. Организаторами выступали Фонд Ганса Зайделя (организации близкой правящей в Баварии консервативной ХСС), с одной стороны, и российского Фонда развития парламентаризма и учрежденной нефтяным магнатом Михаилом Ходорковским (ЮКОС) образовательной организации "Открытая Россия", с другой. «Известия» попытались проанализировать результаты сравнения этих двух обществ..

Немцы (политологи, ученые и несколько депутатов лантага) в основном слушали. Мероприятие сильно отличалось от, скажем, аналогичных политологических посиделок 90-х. Прежде всего потому, что, констатировали российские гости (которых, кстати, никто уже не пытается "учить демократии"), мифический "единорог" скорее жив, чем мертв -- и где-то он обретается на бескрайних русских просторах. Только он не такой прекрасный, как писано в политологических сказках, к тому же явно хилый и больной. Но ведь живой же!

Алексей Салмин (фонд "Российский общественно-политический центр") определил нынешний российский строй как "электоральную демократию". Ей присущи как институты (хотя тут есть множество вопросов об их эффективности), традиционные для развитой демократии - выборы, территориальная децентрализация управления, плюралистичные СМИ, свобода ассоциаций граждан, веротерпимость, свобода въезда-выезда, частная собственность и пр. -- так и "злокачественные образования", реликты прошлой эпохи: не реформированные спецслужбы и армия, во многом - и суды; отсталые и нищие образование, наука; "приватизированные функции государственной власти" и т.л. Как считает Салмин, в России, где тоталитаризм отличался особенным усердием в уничтожении всех форм самоорганизации общества, посттоталитарное "снятие административных барьеров" происходило куда более легче, чем в других странах, зато много медленнее и труднее идет создание новых институтов "в рамках социального конструирования". Российское общество, говорит Салмин, слабое: несмотря на наличие более 100 тысяч общественных организаций, их влияние на власть незначительно, то есть они не выполняют своей главной функции. Большая часть создана не благодаря усилиям граждан снизу, а благодаря поддержке властей, бизнеса, из-за рубежа. Слишком многие преследуют только эгоистичные корпоративные цели -- получить льготы и привилегии. Тем не менее, несмотря на все эти "болезни", тенденции к постепенному развитию негосударственных общественных инициатив снизу в России налицо. И само по себе русское общество самим своим характером развитию гражданского общества снизу не препятствует.

Депутат Думы Владимир Лысенко (общество "Мемориал") отметил и еще одну положительную тенденцию: в последнее время развитие гражданского обществ и диалог с властью происходят активнее на региональном уровне. В пример он привел Приволжскитй федеральный округ, где полпредом "продвинутый" Кириенко. В центре -- наоборот: по его словам, лишь три министерства (труда, образования и финансов) сохранили связи, зародившиес после проведенного более года назад в Кремле Гражданского форума. Все прочие -- бойкотируют сотрудничество с общественными организациями, в том числе на экспертном уровне. Это сейчас "не в моде". Справедливости ради стоит отметить, что в том есть вина и самих организаций. Они не всегда готовы к компетентному диалогу с властью, считая огульную оппозицию по всем вопросам "хорошим тоном", часто работают в тени, делая себя тем самым уязвимыми перед чиновниками, перед которыми к тому же куда чаще предстают в роли просителей, а не партнеров.

О "потенциале недоверия к государственному аппарату" говорил даже генконсул России в Германии, который призвал "поддержать усилия президента Путина сделать госаппарат слугой гражданского общества" и покончить с "верхушечным характером гражданского общества в России". А затем привел, как крайне положительный, пример строительства снизу гражданского общества в Баварии. "В Германии люди к власти не ходят, они ее информируют. Мы же всегда начинаем не снизу, а сверху", - посетовал генконсул. Походя он признался в политических симпатиях Лысенко, но вовремя спохватился и обрушился с критикой на "разрушительное время Ельцина", после которого разочарованные люди сегодня пассивны.

Марк Урнов (Центр политических технологий), в свою очередь, отметил, что культура недоверия к гражданскому обществу взращивается и в чиновничестве - в силу "несерьезного отношения граждан к собственным инициативам", преобладания в общественных организациях максималистов, не готовых к диалогу. Зато, отметил он в качестве позитива, в обществе постоянно растет желание участвовать в разных общественных начинаниях по месту жительства. Значит, болезненный постсоветский синдром отвращения к любым коллективным действиям постепенно преодолевается.

Георгий Сатаров (фонд "Индем") поделился скепсисом относительно роли СМИ в нынешней России. Он полагает, что "неограниченная свобода" прессы, "претендовавшей на роль политической оппозиции", в период правления Ельцина "вывела ее за рамки гражданского общества". Зато преемники Ельцина, осознав огромную роль прессы, многое уже сделали для усиления контроля над ней. "В результате пресса стала терять политические позиции и запал и сдалась раньше, чем власть решила, что она победила". Сегодня, по мнению бывшего помощника Ельцина, независимость прессы "свелась к тлеющему минимуму", а сама она "из авангарда превратилась в арьергард гражданского общества". Основные надежды на его формирование Сатаров возлагает на бизнес. Выросший "в условиях агрессивной среды" противодействия чиновничества, он уже стал той социальной группой, которая "четко осознала свои интересы и от индивидуального лоббирования перешла к коллективному". "Антиправовое поведение бюрократии стало объединять бизнес вокруг идеи правового порядка", бизнес-сообщество начинает предлагать конструктивные решения разных проблем. Правда, Сатаров не стал задаваться вопросом, через какие именно каналы, как не через те же СМИ, бизнес может пропагандировать свои идеи, и как не предание гласности в прессе тех или иных проблем является важнейшей предпосылкой для поиска путей их решения.

Андрей Захаров (Фонд развития парламентаризма) свел к минимуму теоретические рассуждения и презентовал интернет-проект "Законодательство" -- как "форму взаимодействия между властью и обществом" (осуществляется при поддержке "Открытой России"). Впервые в российской практике в Интернете размещаются еще не принятые, а только разрабатываемые законопроекты (с указанием этапов и графика прохождения, предлагаемых поправок и изменений, анализом последствий их принятия). Тем самым экспертное сообщество, представители власти и просто заинтересованные обыватели приглашаются к обсуждению будущих законов. Немцы, надо сказать, были удивлены: у них, в развитом гражданском обществе, ничего такого нет. Просто есть иные, не виртуальные каналы взаимодействия

Об одном из направлений рассказал человек, казалось, совершенно далекий от политики. Исполнительный директор Баварского спортивного союза сообщил, что в Баварии (в большей степени, чем в остальных землях) активность гражданского общества проявляется прежде всего снизу -- в форме конкретной добровольной работы граждан. Так, членами спортивных объединений в Баварии являются 30 процентов граждан (есть городки, где более 50%). Помимо спортивных обязанностей (совместное участие с властями в распределении средств на спортмероприятия и сооружения), эти объединения попутно занимаются и вопросами здравоохранения, работой с молодежью, борьбой с наркотиками, интеграцией иммигрантов в германское общество -- вообще выполняют много социальных функций, избавляя государство и от многих финансовых затрат. К ним прислушиваются политики, многие из них начинали карьеру в спортивных обществах.

Впрочем, проявления гражданской низовой общественной инициативы можно в той же Баварии видеть на каждом шагу. Так, уже в самом начале декабря во всех деревнях и городках на площадях вовсю шумят рождественские базары (организованнеы не столько приказами муниципалитетов, сколько самими бюргерами). Люди, выходя из церкви после воскресной молитвы, продолжают на них активно общаться между собой, попивая горячий глинтвейн или пиво под знаменитые баварские сосиски. А взять, к примеру, знаменитые огромные мюнхенские пивные (на десятки, даже сотни человек), каждый вечер под завязку набитые оживленно общающимися между собой - на "темы гражданского общества" бюргерами. Впрочем, мюнхенские пивные -- это уже иная история. Из совсем другого общества.

Код для вставки в блог

Новости партнеров