Курсы валют:
  • Обменный курс USD по ЦБ РФ на 19.07.2018 : 56,184
  • Обменный курс EUR по ЦБ РФ на 19.07.2018 : 69,9322
  • Обменный курс GBP по ЦБ РФ на 19.07.2018 : 79,7026
  • Обменный курс AUD по ЦБ РФ на 19.07.2018 : 45,4697

Мир

http://img.newsinfo.ru/image/article/6/5/2/7652.jpeg

Бостонский сахарный потоп

Если про знаменитое "Бостонское чаепитие" знают и помнят почти все, то другое происшествие, связанное с этим городом, известно гораздо более узкому кругу людей. Речь идет о сахарном потопе или, как его еще называют, "паточном потопе".

Эа одна из самых странных катастроф в мировой истории произошла 15 января 1919 год, когда в Бостоне взорвался гигантский резервуар с мелассой — чёрной патокой. В России она используется в основном как составная часть сельско-хозяйственных кормов. В Америке и Канаде — это очень популярный в кулинарии сироп.

И вот представьте: часть города Бостон оказалась затоплена липкой сладкой жидкостью. В этот день на улицы солнечная погода выманила сотни людей. И в этот момент над городом прогремел низкий грохот. Как позднее выяснило, это лопнула чугунная цистерна на алкогольном заводе компании Purity Distilling.

Меласса в то время широко использовалась для приготовления этанола. И перед введением полного запрета владельцы стремились изготовить и реализовать как можно большее количество продукции. Из-за усталость металла в переполненном резервуаре, в котором находилось 8700 куборметров патоки, разошлись листы металла, соединнные заклепками. Все это сопровождалось громкими хлопками, напоминающими пулеметные очереди.

Еще через мгновение на бостонскую улицу Commercial Street обрушилась волна черной сырой патоки высотой в два этажа. Липкий поток захлестнул и соседние с портом районы. Уйти от такой быстрой волны было не под силу ни прохожим, ни даже конным упряжкам: скорость волны превышала 60 километров в час.

Пожарные, автомобиль которых застрял в липкой массе, метровым сло­ем покрывавшей улицу, ничего не смогли сделать, усилия храбрых полицейских и самоотверженных медсестёр, которые бросились в коричневую жижу в поисках пострадавших, тоже оказались совершен­но бесполезным геройством. Не сделав и трёх шагов, они увязли в остывающем си­ропе, который приклеивал к дороге по­дошвы сапог, тянулся бесчисленными нитями и не давал идти.

Ситуация могла бы показаться комичной, если бы не печальные последствия катастрофыДавление патоки было настолько велико, что сдвинуло с путей грузовой состав. Близлежащие здания были затоплены на метровую высоту, некоторые из них обрушились. В результате 21 человек погиб, около 150 попали в больницы. Тела погибших опознать было практически невозможно. На протяжении нескольких месяцев после бедствия местные жители страдали от кашля и приступов удушья.

В Норт-Энде, старинном районе Босто­на, взрывная волна снесла много домов, на их месте остались одни фундаменты. Крупные металлические обломки обруши­ли надземную железную дорогу, и поезд сошёл с рельсов.

В 2004 году писатель Сти­вен Пулео в исторической реконструкции Dark Tide описал, как в течение несколь­ких дней в тёмной липкой массе постепен­но обнаруживали различные предметы и тела — бесформенные, неопределённые. Никто не мог с первого взгляда опреде­лить, человек это или животное.

После взрыва в панике все отчаянно старались вырваться из тягучей жижи и с каждым движением только глубже увязали. При этом посмотреть на хаос собрались и любопытные горожане, которые тут же испачкались в липкой жиже. Стоит ли удивляться тому, что патока вскоре разнеслась по всему городу.

Для ликвидации последствий в город вошло подразделение ВМС США, а чтобы очистить улицы города от патоки, понадобилось 87 тысяч человеко-часов. Сложно поверить, но некоторые жители Бостона утверждают, что до сих пор от старых зданий в городе в жаркие дни исходит запах карамели.

Только через несколько дней после взрыва горожане и городские власти смог­ли примерно оценить размеры ущерба, нанесённого городу техногенной катастро­фой. В первую очередь бросались в глаза разрушенные дома, уничтоженные авто­мобили и сильно повреждённый участок надземной железной дороги.

Но к этим убыткам прибавились ещё расходы на ра­боту полицейских и сотрудников Красного Креста, а на это тоже ушли огромные сум­мы. Пожарные расчёты на причалах порта закачивали солёную морскую воду в свои цистерны и смывали под напором мелас­су, поскольку пресная вода не годилась для таких целей.

На очистку улиц и зданий от загустевшей липкой массы потрачено 600 тысяч долларов, что на современные де­ньги составляет более шести миллионов долларов.

Установить виновника трагической аварии оказалось очень непросто. После взрыва резервуа­ра с мелассой, вошедшего в историю как одна из крупных техногенных катастроф, долгие годы тянулось судебное разбира­тельство, имевшее большое политическое значение. Дело в том, что за "сахарным по­топом" стояло крупное государственное предприятие, которое упор­но отвергало все об­винения, ссылаясь на то, что их хранилище якобы взорвали ди­намитом анархисты.

Тем не менее, при полном отсутствии до­казательств предложенной ответчиком версии, суд в 1925 году вынес решение в пользу истцов. Несчастный случай на тер­ритории предприятия, согласно пригово­ру, произошёл вследствие неисправностей в конструктивных частях резервуара.

Су­дебное решение обязало фирму выплатить миллион долларов в качестве компенсации пострадавшим из-за "паточного потопа". Родственники каждого человека, утонув­шего в липкой коричневой жиже, получили разовую выплату в размере 7 тысяч долла­ров — несоразмерно малая сумма за чело­веческую жизнь.