Курсы валют: USD 27/06 59.0014 -0.655 EUR 27/06 66.0816 -0.5964 Фондовые индексы: РТС 18:50 992.84 0.40% ММВБ 18:50 1860.39 -0.38%

Как грузинский народ за Сталина митинговал



Как грузинский народ за Сталина митинговал. Как грузинский народ за Сталина митинговал
25 февраля 1956 года на закрытом утреннем заседании Н. С. Хрущёв выступил с закрытым докладом «О культе личности и его последствиях», который был посвящён осуждению культа личности И. В. Сталина.

В нём была обнародована новая точка зрения на недавнее прошлое страны, с перечислением многочисленных фактов преступлений второй половины 1930-х — начала 1950-х, вина за которые возлагалась на Сталина.

Сергей Бельченко, занимавший высокий пост в органах, вспоминал: «Последствия этого выступления (доклад Хрущёва) пришлось расхлебывать органам государственной безопасности, в частности мне, во время тбилисских событий.

4 марта у памятника Сталину в Тбилиси начал собираться народ. Грузинский коммунист Н. И. Парастишвили забрался на постамент монумента, отпил из бутылки вино и, разбив её, произнёс: «Пусть так же погибнут враги Сталина, как эта бутылка!».

5 марта 1956 года в годовщину смерти И. В. Сталина студенты и рабочие собрались на улицах и площадях Тбилиси с лозунгом «Не допустим критики Сталина» (см. XX съезд КПСС). Демонстрация с портретами Сталина прошла по проспекту Руставели. Демонстранты требовали у прохожих снимать шапки, а водителей — давать гудки.

По воспоминаниям Нурбея Гулиа, 5 марта люди были возмущены отсутствием упоминания в газетах годовщины смерти Сталина. Он же вспоминал: «Придя утром 6 марта на занятия в школу, я обнаружил учеников и учителей во главе с директором на улице перед школой… Мы намеревались идти с портретами и лозунгом: „Ленин — Сталин!“ к Дому правительства». Далее он описывает поездку школьников на грузовиках: «По дороге было много таких грузовиков со школьниками. Было достаточно и пеших демонстрантов». Однако митинга у Дома правительства не было, и демонстранты разъезжались.

8 марта было устроено грандиозное представление на центральной площади города — площади Ленина, которая раньше носила имя Сталина. Нурбей Гулиа вспоминал: «На площади по кругу разъезжала черная открытая машина — ЗИС, в которой сидели актеры, наряженные, как Ленин и Сталин. Это был тбилисский народный обычай».

8 марта, по данным публициста Льва Лурье, митингующие выдвинули требования к властям из 5 пунктов: 9 марта объявить нерабочим траурным днём, во всех местных газетах поместить статьи, посвящённые жизни Сталина, в кинотеатрах демонстрировать фильмы «Падение Берлина» и «Незабываемый 1919-й» Михаила Чиаурели и пригласить на митинг гостившего в Тбилиси маршала КНР Чжу Дэ. Вечером 9-го числа на грузовиках из Гори в Тбилиси приехало около 2000 человек[3]. Демонстранты требовали отставки Хрущёва и формирования нового правительства. По данным журналиста «Известий» Кирилла Колодина, звучали также призывы к выходу Грузии из СССР.

Мирные митинги проходили пять дней. 9 марта в город были введены войска. Ночью 10 марта, желая отправить телеграмму в Москву, толпа ринулась к Дому связи, где по ней был открыт огонь. В то же время с помощью бронетранспортёров и танков были разогнаны демонстранты на набережной реки Куры.

"И на следующий после торжественных мероприятий день демонстранты подошли к Дому связи, располагавшемуся поблизости от Дома правительства, и многотысячной толпой стали напротив него. У входа в Дом связи находилась вооруженная охрана. Не помню уже, по какой причине, у «инициативной группы» в толпе возникло желание дать телеграмму Молотову. От толпы отделились четыре человека — двое юношей и две девушки подошли к охране. Их тут же схватили, выкрутили руки и завели в дом. Не надо было этого делать. Толпа бросилась через улицу на выручку… И из окон Дома связи вдруг заработали пулеметы. Дальнейшая картина преследует меня всю жизнь. Вокруг начали падать люди. Первые минуты они почему-то падали молча, я не слышал никаких криков, только треск пулеметов. Потом вдруг один из пулеметов перенес огонь на огромный платан, росший напротив Дома связи… по-моему, он и сейчас еще там стоит. На дереве, естественно, сидели мальчишки. Мертвые дети посыпались с дерева, как спелые яблоки с яблони. С тяжелым стуком. И тут молчание прервалось, и раздался многотысячный вопль толпы. Все кинулись кто куда — в переулки, укрытия, но пулеметы продолжали косить убегающих людей. Рядом со мной замертво упал сын директора нашей школы — мой ровесник. Я заметался и вдруг увидел перед собой небольшой памятник писателю Эгнате Ниношвили. Я кинулся туда и спрятался за спиной писателя, лицо и грудь которого тут же покрылись оспинами от пуль. Затем, когда пулеметчик перенес огонь куда-то вправо, я бросился бежать вниз по скверу.

Редакция Newsinfo
Код для вставки в блог

Новости партнеров