Курсы валют: USD 23/02 57.4762 -0.3828 EUR 23/02 60.4535 -0.7555 Фондовые индексы: РТС 18:50 1129.09 -1.48% ММВБ 18:50 2093.09 -0.63%

Как создавался морской спецназ

Страна | 16.02.2017


Как создавался морской спецназ
Был подписан приказ № 72 о сформировании при разведывательном отделе штаба КБФ (РОШКБФ) роты особого назначения (РОН) в составе 146 штатных единиц, укомплектованной краснофлотцами-водолазами и бойцами морской пехоты.

24 октября 1938 года, в соответствии с приказом командующего ТОФ флагмана 2 ранга Кузнецова Н.Г., было проведено опытовое учение по высадке легководолазов с ПЛ "Щ-112" (командир капитан 3 ранга Берестовский) и их возвращению на ПЛ. Руководили выпуском и приемом водолазов Савичев И.И., Кривошеенко Н.К. и Кроль Г.Ф.


Это было первое в истории ВМФ учение по высадке с ПЛ, находящейся под водой, группы легководолазов с оружием. Учения прошли успешно и показали новые возможности использования легководолазов при доставке их на ПЛ для решения специальных военных задач. Однако до 1941 года, несмотря на положительное решение Военного совета флота, широкого практического внедрения в боевую и организационную подготовку флотов эти начинания не получили.

В конце июля 1941 года начальник ЭПРОНа контр-адмирал Крылов Ф.И., докладывая представителю Верховного Главнокомандующего заместителю наркома ВМФ адмиралу Исакову И.С. об эвакуации водолазной школы из города Выборга в город Ленинград, высказал мнение о целесообразности создания специального отряда водолазов-разведчиков (ВР) на базе хорошо подготовленных водолазов школы.

Зам. Наркома ВМФ быстро оценил необходимость такого подразделения, когда вокруг города смыкалось кольцо блокады. В архиве ВМФ сохранился подписанный им приказ № 72 / походный от 11 августа 1941 года о сформировании при разведывательном отделе штаба КБФ (РОШКБФ) роты особого назначения (РОН) в составе 146 штатных единиц, укомплектованной краснофлотцами-водолазами и бойцами морской пехоты.

Этому документу предшествовал приказ ? 9 от 30 июля 1941 г. по ЭПРОН о сформировании особого подразделения водолазов.

Приказом Зам. Главкома командиром назначался выпускник ВМУ им. М.В.Фрунзе лейтенант Прохватилов Иван Васильевич (бывший водолаз ЭПРОНа). Для руководства по водолазному делу в РОН привлекался военврач 1-го ранга Савичев И.И. (О действиях РОН в 1941 - 1945 годах написана книга , авторы В. Л. Зарембовский и Ю. И. Колесников, изд. , С-Пб, 2001 г.).

Достаточно отметить, что действия РОН в 1941 - 1945 гг. на Балтийском театре военных действий были весьма успешными. РОН провела более 200 разведывательно-диверсионных операций.

ОПЕРАЦИЯ "ПИШМАШ"

Володю Евстигнеева привела к разведчикам его мать. Случилось это голодной весной 1942 года. Прохватилов, направляясь к проходной, увидел возле рослого часового посетителей — худенькую женщину и мальчика лет десяти.

"Товарищ начальник, сынишку вот привела к вам. Возьмите, ради бога, а то помрет с голоду сынок". Произнося эти слова, женщина готова была разрыдаться. "Как звать тебя, герой?" — "Я Володька" — и протянул к командиру обе ручонки. Это было уже выше человеческих сил. Иван Васильевич нагнулся, подхватил Володьку и, тяжело ступая, пошел в расположение роты. Так в роте появился еще один разведчик — юнга Володька, а старший лейтенант Прохватилов получил "фитиль" за грубое нарушение штатного расписания подразделения. Юнгу хорошо вымыли и в торжественной обстановке одели в новую морскую форму. Вскоре у него обнаружились важные для разведчика данные: острое зрение, отличная память и необыкновенная настойчивость в достижении цели. Именно это качество приводило командира в ярость. Стоило очередной группе начать приготовления для посадки на катер, как Володька уже знал, на каком катере нужно раньше всех быть и спрятаться. Получая разнос от Бати, он соглашался и говорил, что больше не будет. Однако каждый раз это повторялось. В конце концов командир не выдержал и стал брать юнгу с собой. Володя гордо стоял на мостике катера рядом с командиром, и надо отметить, что его острое зрение не раз помогало разведчикам избежать неприятностей. Острые на язык моряки дали Володе кличку Впередсмотрящий. Володьку любили и баловали все. Оторванные от семей, рискующие своей жизнью, моряки видели в нем кто братишку, кто сына.

К тому времени действиями водолазов-разведчиков заинтересовалась фашистская разведка. В Ленинград был направлен диверсант, который при авианалетах должен был обозначить ракетами место дислокации роты. Володя, получив задание от старшины Лукина — подыскать консервные банки для рассады, отправился на свалку, размещавшуюся на разрушенной территории табачной фабрики им. Урицкого. Разыскивая банки, Володя решил приподнять железный лист. Когда он это сделал, то увидел под ним подвальчик, в котором и скрывался диверсант. Володя бросил лист и быстро побежал в роту. Он знал, что на протяжении многих дней проводился поиск ракетчика, подающего сигналы авиации противника.

Когда разведчики прибыли к подземной норе, то в ней диверсанта уже не было. Обнаружили только автомат и ракетницу с запасом ракет. Командир срочно доложил командованию о происшедшем. Несколько позже матерый диверсант был схвачен.

А самый главный Володькин успех пришел позже, и связан он был с заводом “Пишмаш”. Руины завода и его гигантская труба торчали почти на линии передовой и были хорошо видны из города. Наша разведка доложила о намерении противника установить в районе “Пишмаша” специальное радионавигационное устройство для корректировки управляемых самолетов-снарядов ФАУ-1.

Ленинград мог оказаться под ударами ракет. Начальник РО ШКБФ потребовал тщательно исследовать район завода. Разведчики уже много суток, днем и ночью, вели наблюдение с передовой за заводом, но результатов не было. ПИШМАШ не подавал никаких признаков жизни.

Однажды за одной из смен наблюдателей увязался юнга. Вместе с разведчиком Владимиром Александровичем Борисовым Володька много часов пролежал на передовой и разглядел своими зоркими глазами то, чего не удавалось увидеть раньше его старшим товарищам, — тщательно закрытую со всех сторон маскировочными сетями дорогу к заводу. Под сетями едва просматривалось перемещение каких-то крупных объектов. Вооружившись сильной оптикой, Борисов определил, что по дороге было налажено интенсивное движение автомобилей и повозок.

Через несколько дней, согласовав с командиром роты план дальнейшей разведки, Борисов под водой перешел линию фронта. Замаскировав водолазное снаряжение и переодевшись в форму немецкого солдата, он сумел пробраться к заводу.

По своей дерзости и находчивости эта операция заняла особое место даже у видавших виды разведчиков. Вначале Владимир несколько часов изучал обстановку у проходной. Он заметил, что часовой, прежде чем открыть шлагбаум, проверяет документы. У Борисова, естественно, никаких документов не было, а его познания в немецком ограничивались всего несколькими фразами. Именно эти обстоятельства заставили Владимира пойти на авантюру.

Увидев, как к проходной подъезжает большая военная повозка, груженная доверху штабелями зеленых ящиков, Борисов пристроился к ней и стал подпирать якобы свалившиеся в его сторону ящики. Делал он это столь усердно, что ящики действительно повело набок. Ездовой тоже начал поддерживать ящики с другой стороны. Часовой, видя такое трудное положение возчиков, открыл шлагбаум и пропустил повозку без проверки документов на территорию разрушенного завода. Схватив один из ящиков, Борисов стал ходить с ним по всем подземным коридорам и помещениям до тех пор, пока ему не удалось увидеть, что в одном из бункеров строители монтировали блоки радиоаппаратуры и подводили к ним кабели.

Обратно из охраняемой зоны выезжал на той же повозке. Впереди сидел немец — ездовой, а сзади, спиной к нему, свесив ноги, сидел Борисов. Часовой, узнав незадачливых перевозчиков, открыл шлагбаум и помахал им рукой.

Полученные разведданные позволили уничтожить объект огнём крупнокалиберной артиллерии и бомбометанием.

Володька не отходил от Владимира ни на шаг, его лицо светилось радостью, так как он знал, что в успешном проведении этой операции есть и его вклад.

ПОДРЫВ ПРИСТАНИ И ОПЕРАЦИЯ "ШТУРМ"

ОСЕНЬЮ 1942 года командование Балтфлота получило информацию о том, что на Средиземном море были проведены испытания немецких и итальянских быстроходных радиоуправляемых катеров, начиненных взрывчаткой и специально предназначенных для уничтожения крупных кораблей и портовых сооружений. Можно было ожидать появления таких катеров и в Финском заливе. Угроза была серьезной. Последовали указания силам авиации и частям береговой обороны флота вести постоянную разведку побережья. В сентябре воздушная разведка установила, что немцы восстанавливают разрушенный причал в гавани Нижнего парка Петергофа.

Для разведки в Петергоф направили три группы РОН. Высадившись с моря, водолазы-разведчики ползком по каналу дошли до Главного каскада. Заметили исчезновение знаменитых скульптур, в том числе и "Самсона" — именно по их докладам затем на весь мир по радио прозвучали гневные обвинения фашистам в мародерстве — вывозе исторических ценностей из Петергофа. Что же касается их прямой задачи, то разведчики обнаружили на берегу гавани мощные средства ПВО, большое количество строительных материалов и военных грузов. Здесь явно готовилась какая-то база — может быть, тех самых катеров?

Командующий КБФ вице-адмирал В.Ф. Трибуц приказал уничтожить причал. Сначала его попытались разрушить артиллерийским огнем, но из этого ничего не вышло. Тогда задачу по его уничтожению поставили перед ротой особого назначения. Однако опыта такого рода диверсий у роты еще не было. Кроме того, осенью 1941 года здесь уже высаживался большой десант, и противник был настороже. Территория Нижнего парка была устлана листами кровельного железа, снятого с домов, опутана сплошной сетью проволочных заграждений с сигнальными ракетами и минами-ловушками. Задача еще больше осложнялась отсутствием специальных взрывных устройств, которые можно было бы транспортировать под водой. Посоветовавшись с флотскими минерами, решили применить морские якорные мины образца 1908 года, несущие в боевой части 300 кг взрывчатки. Необходимо было транспортировать так, чтобы не волочить их по дну, но и не давать им всплывать на поверхность. На берегу Малой Невки построили макет причала, и разведчики, отобранные для участия в операции, приступили к тренировкам. Особенно тяжело было тянуть мины, имеющие большое сопротивление из-за размеров и округлой формы.

В разведывательно-диверсионную группу (РДГ) были отобраны самые опытные и подготовленные бойцы роты. Командиром диверсионной группы был назначен А.С. Корольков, с ним должны были действовать краснофлотцы А.А. Спиридонов и М.С. Звенцов. Диверсанты готовились к операции, а разведчики между тем докладывали, что немцы ведут работы по сооружению причала круглосуточно. Надо было торопиться.

В ноябрьскую ночь шлюпка с водолазами-разведчиками под командованием командира взвода лейтенанта С.С. Осипова с двумя минами на буксире у катера подошла на расстояние около 2 км от входа в канал. Буксирный конец отдали, и шлюпка подошла на расстояние приблизительно 300 м от причала. Произвели доразведку. Враг не проявлял беспокойства, водолазы-разведчики ушли под воду. Спиридонов и Звенцов тянули мины, Корольков прокладывал путеводную нить. Фашисты закидали подходы к причалу металлоломом, и идти приходилось на глубине 8 м очень аккуратно, чтобы не повредить гидрокостюмы. Скрытно подойдя к причалу, на котором противник в это время производил работы, водолазы-разведчики прикрепили две мины с часовыми взрывателями и по путеводной нити вернулись к шлюпке. Они были в полном изнеможении и смогли забраться в шлюпку только с помощью Осипова. Потом под воду пошел специалист минно-взрывного дела Корольков. Он проверил постановку мин и установил взрыватели. После его возвращения моряки соорудили паруса из плащ-палаток и через два часа добрались в район Ольгино на противоположный берег залива. В середине дня было получено донесение от поста наблюдения и связи: "В девять часов 12 минут в районе Петергофской пристани наблюдались почти одновременно два взрыва... ясно видно, как летели вверх люди и обломки конструкций". Больше немцы не пытались восстановить эту пристань. Как ни странно, но за эту первую в истории ВМФ СССР диверсию, совершенную из-под воды, никто награжден не был.

Еще одна крупная разведывательно-диверсионная операция РОН была проведена летом — осенью 1943 г. В это время заметно активизировались действия итало-немецких быстроходных катеров. Они минировали фарватер и нередко уничтожали наши дозорные катера. Разведчикам РОН предстояло обнаружить и уничтожить диверсионные катера.

В течение августа-сентября бойцы РОН провели несколько разведпоисков. В последних числах сентября группа под командованием мичмана Н. К. Никитина обнаружила на западном берегу Стрельнинского канала четыре катера и определила систему их охраны. Операция по уничтожению катеров готовилась тщательно. Были отобраны 4 группы разведчиков, каждую из них возглавил офицер. Первая РГ должна была нарушить связь и отвлечь боем противника. Вторая — уничтожить катера. Третьей поручалось блокировать гарнизон охраны. Четвертой — обеспечить прикрытие отхода групп.

В ночь с 4 на 5 октября 1943 года разведчики под командованием капитан-лейтенанта Прохватилова уничтожили четыре замаскированных быстроходных итальянских катера MAC. В 1943-1944 гг. бойцы РОН провели несколько десятков операций по разведке и вскрытию системы береговой обороны противника, определению мест высадки десантов и разведывательно-диверсионных отрядов, захвату пленных. Операции проходили на южном и северном побережьях Финского залива, побережье Выборгского залива, на островах Гогланд, Большой Тютерс, Рухну, на Чудском озере.

ВОЕННЫЕ БУДНИ РАЗВЕДЧИКОВ О ТОМ, какими были будни войны и какая боевая нагрузка ложилась на разведчиков РОН каждодневно, говорят наградные листы и другие документы из Центрального архива ВМФ.

Главный старшина А.Н.Корольков "с первых дней Великой Отечественной войны принимает активное участие в боевых операциях в качестве командира группы разведчиков... В октябре 1941 года группа во главе с ним высадилась в тылу противника в районе Петергофа, где были добыты ценные сведения по укреплению прибрежной полосы Финского залива... АРХИВ: Рота особого назначения В ноябре 1941 года группе разведчиков под его командованием была поставлена задача выйти в глубокий тыл противника для действий на его коммуникациях в районе Кингисеппа. Группа взрывала мосты, шоссе, телеграфные и телефонные линии связи. Товарищ Корольков в водолазном костюме перевозил через реки на себе поочередно всю группу из 30 человек. В декабре 1941 года его группа вела длительное наблюдение за противником в районе Петергофа, добыв ценные сведения и при этом проявив исключительную смелость, мужество и находчивость".

"В октябре 1943 года производил ремонт подводной части корабля под обстрелом противника. В кампании 1944 года, участвуя в 15 боевых операциях, действовал дерзко, решительно и умело".

Мичман Н.К.Никитин "за время пребывания в тылу немцев с 22 по 26 сентября 1941 года пять раз ходил в разведку, по возвращении ... докладывал исчерпывающие сведения по расположению укреплений, установке артиллерийских и минометных батарей... Являясь старшим в группе разведчиков, сумел провести РГ через фронт в самом укрепленном и неожиданном для немцев месте... При выводе из окружения, находясь в передовом дозоре, лично уничтожил двух фашистов...

Участвовал в Ладожской разведывательно-боевой операции в сентябре 1941 года, где проявил себя смелым, находчивым и решительным разведчиком... "

"Неоднократно руководил разведывательными операциями. В ноябре 1941 года успешно обеспечивал разведку и переправу наших войск на левый берег Невы. Под артиллерийским и пулеметным огнем работал по подъему танков и другой техники. Был тяжело ранен осколком мины". "...Дважды выполнял операции в районе завода “Пишмаш”. Руководил разведгруппой по розыску и уничтожению катеров в районе Стрельни. Руководил операцией на острове Рухну..."

Виталий Кокорин
Код для вставки в блог

Новости партнеров