Курсы валют: USD 23/03 57.636 0.4037 EUR 23/03 62.2699 0.5391 Фондовые индексы: РТС 11:17 1127.37 0.37% ММВБ 11:18 2058.66 -0.14%

Яков Кедми: "С терроризмом можно бороться только сообща"

Мир | 19.09.2016


ВТО
Фото: REX

Существует мнение, что если бы не 11 сентября 2001 года, то мир был бы совершенно иным. Это событие действительно в каком-то смысле перевернуло современную историю и перекроило политическую карту. Какое влияние оказало падение башен ВТО на современный мир? На этот вопрос в беседе с главным редактором Pravda.Ru Инной Новиковой ответил военный эксперт, бывший руководитель израильской спецслужбы "Натив" Яков Кедми.


Если бы не было этого теракта, то мы жили бы все в мире и согласии?

— Мир изменился с того момента, когда стали появляться такие организации, как "Аль-Каида". Она шла к 11 сентября очень долго. Она начала путь в Афганистане, потом в Чечне, потом в Боснии, а потом уже дошла до Нью-Йорка и Вашингтона. То есть мир начал меняться с того момента, как "Аль-Каиде" дали путевку в жизнь. А дальнейшее было вопросом времени. 11 сентября, 15 ноября, 20 июля — какая разница?

"Аль-Каида" шла совершенно непреклонно к одной цели — начать взрывать этот современный мир. Это могло произойти в любой стране, в любом другом месте. Они с таким же успехом могли взорвать все, что угодно: хоть Эйфелеву башню, хоть парламент Британии. Весь мир был спокоен, все думали, что наступает всемирное благоденствие. Советского Союза больше нет, а значит, исчезла и последняя проблема для наступления райской жизни.

Причина же, по которой "Аль-Каида" пошла на такой шаг, была вовсе не эфемерной. Что хотели террористы сто с лишним лет назад, когда вели политику террора против власти в России в конце XIX века? Они хотели взорвать существующее общество, и в этом хаосе попытаться выстроить что-то свое. Современные террористы хотят того же самого. В зависимости от их возможностей они хотят взорвать исламское общество, овладеть исламом. Все террористы всегда стремились вывести общество из нормального состояния, из законного поля, и попытаться своими действиями разрушить власть и управление государством, а дальше на этих развалинах, уже смотреть, что будет.

— Если вспоминать предреволюционную Россию, там были не только бомбисты-террористы, но и разные либеральные движения. Но они не занимали такого огромного места в жизни общества, в умах людей, как сейчас занимают современные террористы.

— Почему? А большевистский террор, анархистский террор, эсеровский террор? Он расшатывал власть в России очень эффективно. У эсеров были свои цели, у большевиков другие. Они, правда, меньше занимались террором, только в рамках экспроприаций. Чистым террором занимались эсеры, анархисты. Но после России они занимались террором в других странах.

— Вечный вопрос — как это остановить? Сейчас говорят о каких-то совместных действиях, только мы никак не договоримся о них. Как можно победить терроризм?

— Именно всеобщими действиями. А если с вами не хотят сотрудничать, значит, победить его будет невозможно. И тогда каждый будет пытаться решить свои проблемы своим способом. Россия решает так, как она может, Соединенные Штаты пытаются решать так, как они могут. Но пока все не будут действовать вместе, будет продолжаться то же самое.

— У террористов что, есть задача разрушить все государства во всем мире? И Россию, и Америку, и Европу? Либо у каждого свои задачи и у каждого государства свои террористы?

— Есть, как говорится, программа минимум и программа максимум. На первом этапе они хотят завоевать власть, если мы говорим об исламском терроре в мусульманском мире, чтобы стать основным направлением ислама. Во второй стадии они хотят с помощью террора установить власть именно этого экстремистского, фундаменталистского ислама в как можно большем числе стран, там, где удастся. Все, что смогут захватить — захватят, все, что могут дестабилизировать — ослабят. Как у воров, где что плохо лежит — возьмут.

Они пользуются исламом, хотя сам ислам по своей сути против этого. Но они пользуются исламом, как пользовались, допустим, коммунистической идеологией. В свое время для других средств пользовались христианской религией, когда покоряли Латинскую Америку или занимались работорговлей.

— Если говорить о прошедших 15 годах, то что сделали американцы за это время? Можно ли это назвать вообще борьбой с терроризмом?

— В итоге вместо небольшой "Аль-Каиды", которая смогла провести три теракта, сегодня у нас есть террор на всем Ближнем Востоке, в Северной Африке, уже дошло до Центральной Африки, до Нигерии, распространяется на Европу. Террор — от Филиппин и до Лас-Вегаса. То есть, если судить по результатам, объявленная война против террора в Соединенных Штатах после 11 сентября закончилась полной катастрофой — террор распространился почти по всему миру, несмотря на все действия, которые предприняли Соединенные Штаты, несмотря на все жертвы, на океан слов, заявлений "мы победили". Сколько раз американский президент заявлял "мы победили"? Можно только посмеяться, особенно в последнее время.

— Но, наверное, у этой войны вообще нет конца?

— Пока последний террорист не будет повешен, террор будет продолжаться. Я рассчитываю, что рано или поздно придется всем придется объединиться ради защиты, и тогда с терроризмом будет покончено. По крайней мере, с этим видом террора.

— А будет ли кому объединяться? Если взять ту же Францию, то там происходят взрывы, там действительно террор, люди боятся выходить на улицы, а правительство говорит — будьте терпимы, толерантны.

— Если правительство не решит проблему, тогда население будет ее решать и по ходу дела сбросит это правительство. Правительства в Германии, Франции, Соединенных Штатах могут говорить, что угодно, но они не вечны. Если их политика входит в слишком большое противоречие с национальными интересами страны, и главное, с безопасностью населения, такое правительство не удержится ни в одной стране. Больше террора — меньше вероятности, что власть удержится.

— Но немцы боятся сказать о том, что они не согласны. Возможно, эта ситуация как-то изменится, но сейчас там просто атмосфера страха перед тем, что кого-то заподозрят в расовой, национальной нетерпимости.

— Германия — большая страна. В Восточной Германии дела обстоят как раз наоборот. Проблема не в миграции как таковой, а в том, что террористические организации используют иммиграционные потоки для проникновения в другие страны. Поэтому для того, чтобы в корне решить проблему террора, как и проблему эмиграции, нужно заниматься странами, откуда идет миграция, и там решать проблемы. На Ближнем Востоке, что касается треугольника Сирия — Ирак — Турция это скорее всего будет решено.

Беседовала Инна Новикова

Подготовил к публикации Сергей Валентинов


Яков Кедми об уроках 11 сентября, Клинтон и Украине
Редакция рубрики "Мир"
Код для вставки в блог

Новости партнеров