Курсы валют:
  • Обменный курс USD по ЦБ РФ на 22.07.2017 : 58.9325
  • Обменный курс EUR по ЦБ РФ на 22.07.2017 : 68.6623
  • Обменный курс GBP по ЦБ РФ на 22.07.2017 : 76.5828
  • Обменный курс AUD по ЦБ РФ на 22.07.2017 : 46.5979

Страна

Image

Есть ли жизнь на пенсии

Французская финансовая корпорация Natixis опубликовала ежегодный рейтинг Global Retirement Index, согласно которому Россия заняла 40-ю позицию из 43. Этот рейтинг ежегодно измеряет, насколько комфортно живется пенсионерам в разных странах.

Image

Смерть в Linkin Park: шоу продолжается

«Самоубийство – это дьявол, который ходит по Земле меж людей», – написали в Twitter коллеги покончившего с собой рокера Честера Беннингтона. Имя этому дьяволу – слабость. На одной чаше весов популярность, музыка, деньги, жена-красавица из Playboy, шесть (!) детей. На другой – алкоголь, наркотики, депрессия. Почему перевесила вторая?

http://pravda-team.ru/pravda/image/article/5/1/0/352510.jpeg

 

По данным Центрального банка, отток капитала из России в августе сменился чистым притоком на один миллиард долларов. О чем свидетельствует эта тенденция? Насколько она долгосрочна? Ситуацию для Pravda.Ru прокомментировал Никита Масленников, руководитель направления "Финансы и экономика" Института современного развития (ИНСОР).

— Что изменилось за август, что вдруг начался приток?

— На самом деле эти показали довольно незначительные, чтобы говорить о перемене тренда. Во-первых, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года ЦБ зафиксировал достаточно серьезное ухудшение положительного сальдо торгового баланса, то есть в целом по притоку валюты в страну. Это говорит о сохранении достаточно серьезных рисков.

В то же время радует, что отток капитала в нынешних январе-августе по сравнению с тем же периодом 2015 года сократился более, чем в пять раз. Это результат действия мер по антиоффшорному законодательству: страны-доноры, из которых пришел этот капитал, в основном оффшорной юрисдикции. То есть можно предполагать, что это возвращение значительной части российского капитала в родную гавань. Это хорошо, но рассчитывать на устойчивость этого процесса не стоит. К сожалению, в структуре прямых иностранных инвестиций, которые направляются на новые проекты, позитивных сдвигов пока нет.

— А когда можно ожидать этих самых позитивных сдвигов? Глава Boston Consulting Group (BCG) Ханс-Пол Бюркнер в своих интервью заявил, что Россия относится к числу развитых стран с огромным потенциалом внутреннего потребления. По его словам, уже в следующем году нас ожидает рост экономики, который может достичь пяти процентов в ближайшие пять лет. Разделяете ли вы этот оптимизм?

— Я думаю, что эта цифра завышена. На мой взгляд, пока стоит ориентироваться на рабочие оценки Минэкономразвития и многих наших экспертов, моих коллег, которые прогнозируют рост в следующем году в интервале 0,6 — 0,8 процента при хорошем стечении обстоятельств.

Пока я не вижу оптимальной комбинации денежно-кредитной политики Центрального банка, бюджетной политики правительства и заявленных структурных реформ, позволяющей рассчитывать на темпы роста в следующем году выше одного процента. О том, какие конкретные риски нас ожидают, с уверенностью можно будет заявить, когда в конце октября-ноябре правительство внесет во вновь избранную Госдуму проект бюджета на 2017 год и следующую трехлетку.

Главный вопрос — насколько будут сокращены неэффективные государственные расходы. Ведь именно их сокращение избавит от необходимости безудержно финансировать дефицит бюджета, следовательно, создаст условия для снижения ключевой ставки Центрального банка. Именно возможность отследить главные зоны неэффективности госрасходов, их избыточность, нецелевое использование облегчает проведение структурных реформ.

— Агентство Bloomberg констатировало начало крупнейшей перестройки в российской экономике за последние 15 лет. По словам экспертов, проходит это без лишней шумихи и помпы, в отличие от той же Саудовской Аравии, где программа Vision 2030, запущенная в апреле, была презентована очень громко. Перестройка в нашей экономике, на ваш взгляд, действительно началась?

— Да. Пока эти тенденции не так широко заметны, но они есть. Объем несырьевого экспорта в структуре товарооборота пусть ненамного, но превысил объем сырьевого. В структуре доходов бюджета нефтегазовые доходы опустились существенно ниже 50 процентов — сейчас они составляют 36-38 процентов. Это, безусловно, показатели серьезного структурного сдвига.