Курсы валют: USD 28/03 57.0233 -0.4014 EUR 28/03 61.9615 0.0979 Фондовые индексы: РТС 17:17 1106.65 -1.60% ММВБ 17:18 2005.69 -1.67%

Трамп и Клинтон: Кто быстрее нажмет ядерную кнопку?

Мир | 16.09.2016


ядерный взрыв
Фото: Архив Pravda.Ru

Кандидат в президенты США Хиллари Клинтон, заявив, что президент Владимир Путин - лидер всех радикальных националистов мира, не выдержала и слегла с пневмонией. "Финишную прямую" американской предвыборной программы комментирует историк, политолог, программный директор Валдайского клуба, профессор МГИМО, доктор политических наук Олег Барабанов. 


— Как вы оцениваете феномен Трампа на политической арене США?

— Феномен этот состоит в том, что впервые в Соединенных Штатах идет слом истеблишмента, в том числе медийной, имиджевой картинки истеблишмента. Не на уровне каких-то маргиналов или антиглобалистов, оккупировавших Уолл-Стрит, а на уровне ведущего кандидата от одной из двух партий США.

Трамп "поломал" им картинку, и они в ужасе и шоке, потому что не понимают, как себя вести. Понятно, что Трамп большей части из того, что он говорит, делать не будет. Понятно, что великих дружественных объятий с Россией при Трампе не будет, поскольку есть объективные национальные интересы и у России, и у США, которые во многом не совпадают. Это интересно в плане наблюдения за истерикой, потерей контроля со стороны и демократического, и республиканского истеблишмента.

С другой стороны, Трампа "подпирает" Хиллари Клинтон — человек тоже неоднозначный. Чтобы разобраться с ней, давайте уйдем в историю. В молодости Хиллари — это такой "синий чулок", но активистка. Волосы стянуты в этот хвостик, абсолютно не следит за собой — комсомолка-активистка американского типа, которая лезет во все. При ней муженек Билл, который в юности курил марихуану, ездил учиться по английской стипендии в Оксфорд, — в общем, бонвиван. В 1970-е годы они уходят в политику. Хиллари, конечно, прекрасно понимала, что женщине в Штатах тогда никогда не стать президентом. И она начала "толкать" своего мужа. Сначала губернаторство в Арканзасе, потом президентские амбиции, и в результате Билл стал вторым по возрасту самым молодым президентом США.

Мне как историку на память приходит Вика Голубцова, которая в 1920 годы пропихивала своего муженька Георгия Максимилиановича Маленкова и пропихнула его на пост председателя Совета министров Советского Союза. Сам же Маленков сидел на диване и ничем заниматься не хотел. Сама она стала потом ректором Московского энергетического института. Хиллари Клинтон — это американская Вика Голубцова. И муж ее, в общем-то, против своей воли стал губернатором, потом президентом. А так он с большим удовольствием до старости продолжал бы курить марихуану.

Став президентом, Клинтон нашел себе стажерку Монику Левински, и, видимо, даже не одну. И это привело к серьезному психологическому надрыву, если не сказать, слому мировоззренческой картины мира у Хиллари. После того как Билл опозорил ее как супругу, она начала думать о собственной политической карьере. Видимо, там был очень серьезный разговор на семейной кухне, где Биллу было сказано, что теперь президентом буду я. Билл был вынужден с этим согласиться. И тогда Хиллари стала сначала сенатором от штата Нью-Йорк, чтобы оттуда уже пойти в президентское кресло в 2008 году.

И все бы к этому шло, да тут появляется симпатичный ушастый, как говорит Берлускони, загорелый мальчик Барак Обама и тоже лезет туда. И выясняется, что первому черному стать президентом США проще, чем первой женщине — жене бывшего президента. Это убивает Хиллари напрочь, происходит чудовищный психологический слом. Она понимает, что ждать ей придется восемь лет.

Начинается игра с Обамой, он не двигает ни Байдена, ни кого-то еще, он дает "зеленый свет" на выдвижение Хиллари. Республиканцы-соискатели — какие-то мальчики левые, Круз, Рубио. Понятно, что она их побеждает на раз. Но тут появляется Трамп и ломает картинку. И у Хиллари происходит третий серьезнейший психологический слом.

Если мы почитаем радикальную прессу, то там очень многие задаются вопросом, в здравом ли она уже уме после этих трех психологических трагедий. И понятно, что здесь уже не просто "истеблишментская" истерика, что какой-то миллиардер несет чушь и пытается, как слон в посудной лавке, все переломать. Здесь проблема чудовищного личного психологического срыва Хиллари Клинтон — истерика человека, загнанного на абсолютные рубежи. И истерика эта очень хорошо легла на русофобию, которую начали разгонять после 2014 года в Штатах: во всем виноват Путин, победа Трампа — это победа Путина и так далее.

Это выводит нас на очень важную неполиткорректную проблему, которая состоит из двух частей. Первая часть — это то, что, к сожалению, простой американец — человек, как правило, симпатичный, дружелюбный, но туповатый. И поэтому вирус русофобии пошел там на ура. В Европе, правда, меньше. И второе — это падение качества политического класса в США. Стандартный американский конгрессмен сегодня напорист, настойчив, красноречив, нагл, но, к сожалению, тоже туповат. Падение качества политического класса привело к тому, что заданная изначально идеологическая русофобская кампания, соединенная с этой трагедией жизни Хиллари Клинтон, привела к тому, что действительно в США из каждого утюга лезет Путин, настолько, что и попкорн в глотку не лезет, к ужасу обычного американца.

— Но что будет, если она все-таки придет в Белый дом? Больной человек с истощенной нервной системой, а страна — ядерная 300-миллионная держава.

— Предвыборные заявления и реальная политика отличаются. Но политика Хиллари будет более жесткой в отношении России, чем политика Обамы, хотя куда уж жестче. И так все разорвано. SWIFT, конечно же, не отключат, но большую войну на Украине могут спровоцировать — тут тоже нужно называть вещи своими именами.

Осенью 2014 года я и один мой американский коллега, Ричард Вайт, специалист по ядерной политике Соединенных Штатов, в рамках Валдайского клуба опубликовали небольшой аналитический доклад, который назывался "Ядерные страхи после Украины". Мы проанализировали сценарии возможной ядерной войны в Европе после украинского кризиса: два основных сценария ядерного конфликта.

Первый — его условно называют сценарий на 10 тысяч мегатонн, когда взлетают все заряды с российской и с американской сторон. Понятно, что это конец всему, песенка спета, человечество в руинах. Другой сценарий, который условно называется сценарием 100 мегатонн: да, Москвы не будет, Нью-Йорка не будет, но человечество сохранится. Американцы еще при Билле Клинтоне как раз просчитывали возможность победы Соединенных Штатов в ядерной войне, имея в виду стомегатонный сценарий.

— А почему они думали, что мы ограничимся 10 ракетами, а не запустим все, что есть у нас?

— Потому что, видимо, в какой-то момент сыграет свою роль чувство самосохранения. Мы опубликовали вот эту статью, называя вещи своими именами, желая привлечь внимание общественного мнения к этой проблеме. И мне потом мой американский коллега рассказывал, каким успехом пользовался этот текст на Западе. Его начали зачитывать до дыр, поскольку страшилки эти для них оказались абсолютно неожиданными и понятными. Они понятны и чудовищны для здравомыслящих политиков, вот почему мы говорим о падении качества политического класса. Ни один американский президент, каким бы он ни был русофобом, как Картер или Рейган, им не могло прийти и мысли, начать ядерную войну против России.

Они понимали, что ответ не заставит себя ждать, и что даже 100-мегатонная война приведет к ужасу. Падение "этики холодной войны", или падение качества политического класса, рост безответственности политиков на Запада приводят к тому, что они начинают очень легко относиться к возможности большой войны в Европе.

Соответственно, здесь важна не сама Хиллари, а те, кто будет составлять ее внешнеполитическую и оборонную команды, если она наберет людей, которым будет или не будет, извините, пофигу, большая война в Европе. Они вполне могут спровоцировать перерастание украинского конфликта в большую войну. Как и провокации на балтийском театре военных действий.

В условиях стагнации и злословия Хиллари не страшна. Но Хиллари может не понять того, что она может спустить крючок большой войны. И вот тогда уже начнутся совсем другие вещи. Но, с другой стороны, касаемо Трампа, важно, кто крутится вокруг него. А это такие русофобы, как Болтон, — один из хардлайнеров во время Буша. Он ненавидит Россию, ему, видимо, Путин в кошмарных снах приходит каждую ночь. И Трамп более непредсказуем, чем Клинтон, он ядерную кнопку быстрее нее нажмет.

Сейчас Трамп лучше чисто ситуативно, поскольку любое поражение их истеблишмента преподается как победа Путина.

Беседовала Инна Новикова

Подготовил к публикации Сергей Валентинов 


"Необычная неделя" с Инной Новиковой и Олегом Барабановым
Редакция рубрики "Мир"
Код для вставки в блог

Новости партнеров