Курсы валют: USD 25/03 57.4247 -0.0981 EUR 25/03 61.8636 -0.2323 Фондовые индексы: РТС 18:50 1124.66 0.03% ММВБ 18:50 2039.77 -0.55%

О том, как фашизм и кредиты победили "сепаратистов" и прогресс

Мир | 29.08.2016


В этом году Испания отмечает 80-летие начала Гражданской войны. Сейчас возникают разногласия о том, что это была за война: война между демократией и фашизмом, война между бедными и богатыми, или война за автономию отдельных областей? Какую роль в ней играл СССР? На вопросы Pravda.Ru ответили историк, доцент МГУ Олег Айрапетов и историк спецслужб Александр Колпакиди.


— Через 80 лет какой вывод можно сделать о характере этой войны? Что это была за война?

Олег Айрапетов: Примерно с 1808 года, после французского нашествия в Испанию испанское королевство постоянно раздирали гражданские войны. Там были две карлистские войны, были перевороты, была установлена первая республика, изгнаны Бурбоны, установлена итальянская династия, изгнана, восстановлена, затем установлена диктатура генерала Примо Де Ревера. Словом, это была страна, в которой политические противоречия объяснялись тремя крупными группами проблем. Их не смогло разрешить к 1936 году ни одно испанское правительство.

Первая группа проблем, самая очевидная и старая, — это противоречие между церковью и либералами. В Испании католическая церковь имела колоссальные права, колоссальные возможности, влияние на образование. Церковь была крупнейшим банкиром, крупнейшим предпринимателем на рынках Испании. Это многих раздражало.

Вторая проблема — это проблема между крупным капиталом и рабочими, то, что называется "классовые противоречия". Она возникла в конце XIX века. К ней же примыкает противоречие по земельному вопросу, поскольку примерно пять процентов земельной собственности принадлежали так называемым латифундистам, потомкам крупных аристократических родов. Это были лучшие земли. А большая часть испанских крестьян бедствовала, находясь в так называемой Минифундии. Противоречия земельного вопроса слились к 1930-м годам c рабочим вопросом в нечто единое.

И третья группа проблем следующая: мы знаем, что Испания — это одно из самых старых национальных государств, тем не менее, внутри Испании назревали противоречия, связанные с решением национального вопроса. Национальные окраины там были отнюдь не отсталыми. Каталония, Страна Басков требовали больше прав на самоуправление, ссылаясь при этом на свои средневековые права, которые были утрачены.

К 1936 году все эти группы противоречий вошли в клинч. Общество Испании жило в ожидании гражданской войны, в хаосе. Эта анархия, с которой не справились испанские аналоги нашего Керенского, привела к военно-фашистскому мятежу.

Что такое в вашем понимании испанский фашизм? Был ли он, или это был фалангизм, который не является фашизмом, как пишут испанские средства массовой информации?

Александр Колпакиди: В Испании в рядах фашизма было несколько разных направлений. Но сила и мощь Франко позволила всех объединить и сплотить, подобно тому, как Ленин во время Гражданской войны в России сплотил анархистов, левых эсеров, социал-демократов, максималистов, и они постепенно вошли в партию большевиков... Фашизм в Испании фактически сводится к фалангизму, самый чистый вариант — фалангизм.

— Почему фалангистскую партию называют фашистской?

А. К.: Пропаганда франкистов позиционировала их вплоть до 1940-х годов как фашистов. Там была многочисленная, тиражированная пропаганда. Их главные союзники — Салазар в Португалии, Муссолини в Италии, Гитлер в Германии. Это были образцы для подражания. Кстати, эти страны оказали франкистскому мятежу наибольшую поддержку.

Более того, без поддержки Италии, Португалии и Германии мятеж был бы обречен, я думаю, в первые полтора-два месяца. Не было бы и самой гражданской войны без известного воздушного моста, который построили Гитлер и Муссолини.

Дело в том, что в начале мятежа примерно четверть континентальной Испании франкисты-мятежники успели поставить под контроль. Но они были отсечены значительной частью территории от Марокко, где в африканской армии была самая боеспособная часть мятежников. И тогда был организован воздушный мост. Там еще проблема была в том, что примерно 80 процентов армии перешло на сторону мятежников, 100 процентов ВВС остались верными республике, а флот разделился примерно 50 на 50. Таким образом, перебросить что-то по морю было невозможно. Без авиаподдержки со стороны Люфтганзы и итальянских ВВС ни о какой победе в Кадексе, в Гранаде, удержании этой территории и прорубании коридора в Эстремадуру, создании единой территории мятежа и речи быть не могло.

— Чем был привлекателен фашизм?

А. К.: Республиканцы натворили массу дел. Фашисты предлагали решение проблем в рамках сохранения традиций. Победы Франко невозможно понять без предыстории испанской республики. Она двигалась влево, вправо, она пришла под лозунгами: "Свержение короля — решение всех этих проблем". Но проблемы-то она не решила. Она декларировала аграрное законодательство, но не стала его внедрять. Республиканцы стали ограничивать количество офицеров в армии и, в общем-то, противопоставили ее себе.

То есть это была политика вечных интриг и склок с Кортесом. Собственно говоря, республика привела к тому, что она приобрела за пять лет массу врагов справа и слева, а верных друзей слева она не видела.

Строго говоря, это продолжалось и в годы гражданской войны. Факт остается фактом — самыми боеспособными, сильными частями республики были части, которые создали коммунисты. Это пятый полк, Корпус Энрике Листера и Интернациональные бригады. Все остальное оказалось никуда не годным. В общем-то, это тоже одна из причин поражения. Потому что кто сумел лучше организовать армию и тыл, тот и побеждает в гражданской войне.

— А на чьи деньги содержалась армия фалангистов? Кто был спонсором?

О. А.: Когда началась гражданская война, Республику активно, в том числе и финансово, поддержали две страны — это Советский союз и Мексика. При этом, если говорить о Сталине, значительная часть поставок советского оружия, боеприпасов, продовольствия была оплачена.

Поставка шла с абсолютной секретностью. Хорошо, что там работали представители НКВД СССР. Это было опасно, потому что надо было провезти испанский золотой запас мимо Италии, он мог быть перехвачен флотом, несколькими флотами, он мог быть перехвачен в проливах турками, поскольку он уходил по линии Барселона — Одесса. Это было все проведено в обстановке полной секретности. Об этом никто не знал. И, на мой взгляд, это блестящая спецоперация — вывезти 500 тонн золота.

По поводу советских поставок хочу сказать, что, во-первых, они начались еще до первых оплат, а во-вторых, все поставки были оплачены. Последние поставки уже шли в Испанскую республику, которая была обречена, на условиях займа где-то на 100 миллионов долларов. То есть последние поставки были даны в долг Испанской республике. Мы все сделали, как полагается, интернациональный долг выполнили, в том числе и в финансовом отношении.

Очень интересно, что с Италией Испания по поставкам рассчиталась где-то во второй половине 1950-х годов, когда в итальянское правительство уже входили коммунисты.

Отмечу, что в начале войны весь золотой запас попал в зону Республики, он находился в Мадриде. Тем не менее, мятежникам практически удалось удержать песету альпари наравне с песетой республиканской. Это невозможно было бы без поддержки со стороны мировых финансовых центров — Лондона и Нью-Йорка.

— Хотя они официально дистанцировались.

О. А.: Вы знаете, с одной стороны, президент США не любил переворот Франко, но с другой стороны, именно американцы поставляли, что очень нетипично, топливо. Всю гражданскую войну испанская армия фашистов воевала на американском топливе, которое поставлялось в долг.

Еще один момент: американский Ford поставил до 100 тысяч грузовиков франкистам, что сделало армию франкистов гораздо более мобильной. Что касается участия других стран в людском отношении, итальянцы отправили в Испанию целый корпус, 72 тысячи человек.

— А почему Советский Союз столько не отправил, почему он отправил только три тысячи?

О. А.: У нас, во-первых, было меньше возможностей, в отличие от Италии. Что такое переброска крупными кораблями по линии Неаполь — Кадис? Она занимала два дня. У нас же переброска означала Ленинград или Одессу. Ленинград — довольно длинный путь, и он не дает связи с остальными территориями республики, а только со Страной Басков, которая была к тому времени блокирована, а вскоре уничтожена. В ином случае нужно проходить через Гибралтар, а это угроза.

А. К.: И еще момент. Говорят, что Сталин в конце 1938 года перестал помогать, но надо понимать, что у нас на границу вышла Япония, началась Японско-Китайская война. В сентябре-августе было принято решение им помогать, и ресурсы направлялись туда.

О. А.: Когда часть испанских историков говорит о том, что Советский Союз прекратил помощь, это неправда. Советский Союз некоторые поставки продолжал вплоть до последних дней Республики. Мы поставили в Испанию 500 танков, около 700 самолетов. Между прочим, техника, которую поставлял Советский Союз, была в 1936–1937 годах, в начале военных действий на порядок лучше той, которую поставляли итальянцы. Потому что мы поставили, в первую очередь, танки Т-26, пушечно-пулеметные, а итальянцы поставляли "Ансальдо", немцы — Т-1 — пулеметные танки. Они не могли соперничать с нашими танками.

— Что Вы можете сказать про положение, в котором сейчас находится Испания? Какие-то уроки она извлекла из прошлого?

А. К.: По результату гражданской войны в Испании было 20 лет стагнации, духовной, культурной, экономической. Потом американцам понадобилась дружба с Франко, и в конце 1950-х годов началось "испанское чудо". Вопреки Франко, кстати, который не был сторонником экономических преобразований.

Но до этого 20 лет страна была вычеркнута из Истории. Не только в экономике. Это была самая бедная страна, была огромная миграция. Три миллиона человек эмигрировали не из-за политики, а просто есть нечего было.

В 1960-е годы произошел подъем, в том числе в культуре. Но это все было сделано на такой ненависти к Франко, на такой ненависти к режиму, что до сих пор продолжается, хотя он уже умер. Он оставил Испанию не в очень хорошем положении, за два года до его смерти начался кризис, обвал экономики. Как мы знаем, после этого Испания вступила в НАТО, в Европейский Союз и прекрасно стала развиваться без Франко и вопреки Франко. Большинство людей сейчас его вспоминают с ненавистью.

Подготовила к публикации Мария Сныткова

Беседовала 


Гражданская война в Испании: 80 лет вопросов и ответов
Любовь Люлько
Код для вставки в блог

Новости партнеров