Курсы валют: USD 27/05 56.756 0.6859 EUR 27/05 63.6689 0.6573 Фондовые индексы: РТС 18:50 1073.04 -0.97% ММВБ 18:50 1934.25 -0.67%

Франция: Радикальный исламизм лезет изнутри

Мир | 26.08.2016


исламизм
Фото: Архив Pravda. Ru

После терактов и обострения проблемы радикального исламизма в Европе появилось много вопросов к внутренней, в том числе миграционной политике Франции. Эти темы Pravda. Ru обсудила в видеоэфире по скайпу с преподавателем Института политических наук Парижа, писателем Тариком Йилдизом, который находится сейчас на границе Турции и Сирии с целью изучения истоков зарождения радикального исламизма.

Запад не желает видеть угрозу

— С учетом того, что радикальный исламизм набирает обороты, мы хотели бы понять, каков результат действий западной коалиции и России в Сирии? Насколько это все отражается на миграционной волне? Такое ощущение, что в Европе началась истерия, и сейчас создаются неправильные смычки между понятиями "иммиграция" и "население иностранного происхождения" в Европе.

— Да, исламизм пробрался в Европу, но мы его не замечали, это и послужило источником гангрены бельгийских и французских предместий, а также некоторых кварталов в Лондоне. Это некая концепция ислама, которая желает себя видеть вне общества, противопоставить себя обществу. Такой исламизм сумел завоевать многочисленные симпатии, и еще, что очень опасно, создалось некое международное понятие. Теперь видно, что радикальный салафизм присоединился к исламизму, а западные власти ни на что не обращают внимания.

Конечно, у политиков были какие-то правильные, благие намерения, но на сегодня ясно, что не было жесткой политики в предместьях Франции, поэтому многие молодые люди из предместий находят себя в "Аль-Каиде" и ИГИЛ (обе организации запрещены в РФ. — Прим. ред.), и это — самое опасное. Потому что помимо тех людей, которые прямо отправляются совершать теракты, существует сочувствующее им молчаливое большинство, пассивное и многочисленное. И это главный вызов нашей цивилизации в целом и западным демократиям.

Современные исламисты — внуки не исламистов

— Я процитирую французского автора, бывшего разведчика Алена Шуэ, специалиста по Ближнему Востоку, который говорил, что даже нынешние исламисты — это наши потерянные дети, которые утратили правильные ориентиры, и надо попытаться решить проблему, а не пытаться ее изгнать, потому что иначе это все вернется. Что вы можете ответить всем, кто говорит, что лучшее средство от насморка — это гильотина, поэтому давайте вырежем всех мусульман из Франции, и это решит проблему?

— Тем, кто говорит: "Давайте убьем или изгоним мусульман и решим проблему", я отвечу, что на самом деле это превратит проблему во внешнюю проблему. Сейчас это не внешняя проблема, а наша внутренняя, это продукт нашей французской системы.

Это люди, которые ходили во французскую школу. Они не являются выходцами из исламистских кругов. Часто их дедушка и бабушка — вовсе не исламисты. То есть эти дети — продукт нашего общества. И возникает вопрос: что в нашем обществе подтолкнуло их в сторону исламизма?

Конечно, можно говорить, что существует много извращенцев, которые нашли определенные формы насилия в исламе, и им это нравится. Но это не может объяснить весь феномен возникновения этого движения.

Дело в том, что эти люди утратили всякие ориентиры. Допустим, тот, кто совершил теракты в Ницце, уже сидел в тюрьме. Но почему-то никто не пытался за ним ни наблюдать, ни каким-то образом его интегрировать. Так что проблема в отсутствии наблюдения, в отсутствии жесткой и правильно выработанной политики. Молодые люди не имеют правильной, четко сформулированной системы ориентиров и ценностей. И, к сожалению, молодые люди попадают в эти сети, когда они еще совсем подростки.

Я думаю, что если мы осознаем, что проблема является нашей, — с людьми из нашего общества, — то мы жестко займемся этой проблемой.

И потом, куда вы хотите выслать французов из Франции? Как вам это представляется? Вместо этого надо лучше понять, какие меры мы должны применить к этим людям, и тут у нас будет ответственная позиция. Существуют какие-то решения, привязанные к обстоятельствам в области безопасности, спецслужб, но есть самое тяжелое решение, которое надо принять, — это структурное решение. Надо изменить общий менталитет, состояние духа в предместьях, во французском обществе, для того чтобы суметь правильно осознать место государства.

— Еще во Франции есть такая проблема, как иммиграция. Я прочитал комментарий одного российского военного, который заявил, что Франция все неправильно делает, не надо было наносить удары по Ливии, не надо было участвовать в военной операции в Сирии. Надо было попытаться создать зоны безопасности на Ближнем Востоке, что могло бы помочь французам избежать наплыва мигрантов. Этот русский военный приводил в пример Чечню, которую тоже бомбили, но в день, когда война закончилась, началось восстановление, и теперь Грозный, столица Чечни, это современный город с центральной мечетью редкостной красоты, поэтому Путин не только "мочил террористов в сортире", но и вкладывал большие ресурсы в восстановление Чечни.

— Существуют страшные просчеты французской дипломатии. Проблема, связанная с миграцией — только часть проблемы. Есть более глубокие проблемы: это операция в Ливии, операция в Сирии. Французская дипломатия слишком пассионарно принялась за дело, поддерживая эту военную операцию, в то время как у Асада гораздо более уравновешенная оппозиция. Сегодня угроза номер один во всем мире — это радикальный исламизм, и ее все учли недостаточно.

Мы придерживаемся старых схем в рамках прав человека, но это бесплодная формула — все эти хорошие и добрые чувства, что мы должны принести больше демократии и так далее. Вы знаете, добрые чувства иногда ведут к катастрофам.

Мы видели этот сценарий в Сирии и в Ливии. Не надо было привносить всю эту демократию, потому что были сопутствующие убытки, ущерб, иммиграция. Кто-то скажет, что это происходило и в другие периоды, я соглашусь с этим, это не новая проблема. Но существует сейчас и новая проблема в области экономики, в области интеграции таких массивов населения. И все это свидетельствует о том, что мы не подготовились достаточно хорошо.

Исламисты считают, что французские имамы продались дъяволу

— Я бы хотел провести параллель с Россией. Мы знаем, что проблему Большого Кавказа и Чечни никто бы не решил без центральной роли, которую сыграло мусульманское коммьюнити России. Мусульмане сами хотели ее решить. Теперь вернемся к Франции. Мы должны представить себе план действий по выработке решения совместно с французскими мусульманами. Как нам действовать? Что делать?

— У меня другое мнение. 200 лет назад французский депутат ответил евреям Франции: "Вы будете иметь все права как французские граждане, но вы не будете иметь никаких особых еврейских прав". Теперь мы отвечаем то же самое. Меня нисколько не трогает такая жесткая позиция. Я думаю, что это правильная позиция, что не надо никаких Советов мусульман Франции.

Вы знаете, я совершил уйму миссий, собрал сотни комментариев во французских предместьях, провел опросы и выяснил, что вам не удастся ничего сделать даже при помощи имама, работающего в местной мечети, поскольку исламисты считают, что он продался дьяволу. То есть с ним все равно не будет там никто сотрудничать.

Так нам не удастся ничего решить. Нужны другие решения, нужна долгосрочная жесткость. Не надо бесконечно привязываться к старым традициям, к происхождению людей. Надо основываться на французской традиции. Не надо равняться на американскую традицию, надо оставаться верными французской традиции полной ассимиляции. Никаких всех этих Советов мусульман при правительстве вы не сумеете использовать, так как для мусульман Франции все они — коллаборационисты.

Подготовила к публикации Мария Сныткова

Беседовал Александр Артамонов


"Исламский экстремизм в Европе надо лечить кнутом"
Александр Артамонов
Код для вставки в блог

Новости партнеров