Курсы валют:
  • Обменный курс USD по ЦБ РФ на 23.07.2017 : 58.9325
  • Обменный курс EUR по ЦБ РФ на 23.07.2017 : 68.6623
  • Обменный курс GBP по ЦБ РФ на 23.07.2017 : 76.5828
  • Обменный курс AUD по ЦБ РФ на 23.07.2017 : 46.5979

Общество

Image

Есть ли жизнь на пенсии

Французская финансовая корпорация Natixis опубликовала ежегодный рейтинг Global Retirement Index, согласно которому Россия заняла 40-ю позицию из 43. Этот рейтинг ежегодно измеряет, насколько комфортно живется пенсионерам в разных странах.

Image

Винтокрыл из будущего

«Вертолеты России» представили беспилотный конвертоплан – «помесь» вертолета с самолетом, унаследовавшую лучшие свойства от обоих своих прототипов. Сейчас новинка проходит летные испытания…

http://pravda-team.ru/pravda/image/article/0/0/1/350001.jpeg

Фото: REX

 

После убийства дочери Владимир Добреньков, бывший декан социологического факультета МГУ, профессор, завкафедрой истории и теории социологии социологического факультета, активно выступал в поддержку отмены моратория на смертную казнь в России. Он обратился с открытым письмом к Путину, стал инициатором политического мероприятия в МГУ "Народ и власть о смертной казни". Зачем нужна смертная казнь и каковы перспективы отмены моратория в нашей стране, он рассказал Pravda.Ru.

— 20 лет назад - 2 августа 1996 года — состоялась последняя смертная казнь в России. Что изменилось за это время?

— Я остаюсь при своем мнении, что смертная казнь должна быть. Тем более, что сейчас ситуация в нашей стране и в мире такова, что надо ее применять. Эрдоган (как бы мы к нему ни относились), когда американцы создали в Турции подрывную сеть и организовали военный переворот, сразу понял, что без жестких мер и казней не обойтись. Потому что эти люди работают против конституционного строя, хотят свергнуть законную власть. Успех переворота привел бы к намного большим жертвам среди населения. Это в последнее время мы видели уже не раз в самых разных странах.

Путчисты заслуживают смертной казни так же, как убийцы и совершившие другие особо тяжкие преступления. Смертную казнь за такие преступления без смягчающих обстоятельств поддерживает огромное большинство — почти 80 процентов населения России. И не только у нас. В Великобритании, Германии и Франции проводили исследования, там население тоже поддерживает введение смертной казни.

Англия пыталась три раза в парламенте провести это, но не удавалось, потому что либералы превозносят гуманность. Но что это за гуманность — не казнить преступника, террориста?! А сами посылают войска, самолеты, убивают сотни тысяч, миллионы ни в чем не повинных людей. Это что такое вообще?! Это — паранойя чистой воды.

На убийства, изнасилования и тому подобное можно отвечать только силой, за это должна применяться смертная казнь. Законы должны быть более жесткие. Я не завидую Европе — ей приходит конец, вообще не будет Европы. Пройдет буквально десяток лет — и все, и она исчезнет с карты Земли. Она уже сейчас неуправляемая, потому что власти ведут не ту линию. Что будет с ней, даже трудно предсказать.

— А каково положение в России? Есть ли какие-то подвижки к отмене моратория?

— Когда случилась трагедия с моей дочерью, по моим подсчетам, 100 тысяч человек являлись жертвами убийств. Около 35 тысяч вообще просто пропадало без вести. Логично сделать вывод, что они были убиты. Сейчас их происходит несколько меньше, но в принципе убийства не исчезнут, они всегда будут, не только из-за бандитских нападений, но и на бытовой почве, в результате случайности и всякие прочие.

Проблема в том, что многие пришли к богатству и власти путем насилия. Может быть, они сейчас не занимаются этими вещами, но они используют рычаги давления, структуры власти и запугивают людей. А все простые люди — беззащитны. Их должно защитить государство, которое должно быть справедливое и применять жесткие законы по отношению к тем, кто в страхе держит население.

Вопрос о смертной казни всегда стоял и всегда будет стоять. И решать его надо в комплексе. Во-первых, нужна политическая воля высшего руководства, все зависит от Путина, абсолютно все. Второе — эта проблема носит не правовую окраску, а перешла в политическую плоскость. Ведь Ельцин ввел тогда мораторий на смертную казнь в связи с тем, что Совет Европы запрещает это делать. Но какое отношение Совет Европы имеет к России — суверенному государству, какое право он имеет вмешиваться в наши дела, и почему мы должны им подчиняться?!

Во многих странах без жесткой власти вообще порядка не будет никакого. Преступники кровь лили и льют. Лучше — малая кровь, зато население будет в безопасности, а то годами же длятся массовые убийства. И все это делает Америка и их сателлиты. Западные политики — лгуны и циники, у них во всем — двойной стандарт, ложь кругом. И все это — под маркой либерализма.

Либералы притворяются, что любят людей, но что они творят сейчас на Ближнем Востоке?! Каддафи уникальную страну построил, практически социализм в Ливии создал. Взяли уничтожили все, там сейчас полная анархия. Югославию бомбили, Ирак раздербанили, Сирию разрушили, Иран попытались…

Я поддерживаю политику Путина, надо работать на опережение, чтобы нас не запугивали, а боялись. Нужно пресекать это на корню, уничтожать террористов, не судить — уничтожать просто. Иначе будет плохо всем. Смертная казнь сохранена у нас в Уголовном кодексе, вопрос только в отмене моратория.

Многие страны — под американским влиянием. Америка диктует им, а они, как дураки делают все, что им говорят. Глубоко больной Европе из этой пропасти не выбраться уже, все. Единственная надежда — только на Россию. Россия спасет мир, у нее такое предназначение, миссия. Бог с нами и Пресвятая Богородица. Мы победим на сто процентов, нужно только терпение.

— И жесткие законы.

— Жесткие. Ведь мы все хотим порядка и безопасности.

— Владимир Иванович, в 2007 году вы основали "Фонд памяти Марии", специализирующийся на социальной работе. Он продолжает действовать? Чем он занимается?

— "Фонд памяти Марии" существует, хотя сейчас не так активно работает. На месте гибели дочери и ее друга Саши я построил церковь и передал ее Патриарху лично. Он наградил меня орденом святого Даниила третьей степени. В январе этого года храм освятили.

Я считаю, что моя дочь Мария — тоже святая, потому что тоже приняла очень мученическую смерть, как никто не принимает. И резали, и стреляли ее, молотками били… Это ужасно. И ужасно, что пока нет смертной казни, наказание несут прежде всего потерпевшие. А преступники скоро выйдут на свободу и будут жить. Они не раскаялись, я точно знаю.

Лицемерие правозащитников зашкаливает. Они говорят, нельзя вводить смертную казнь, это значит, что государство убивает их. Что значит убивает? Оно воздает им должное по делам их. Они взяли жизнь, и у них общество и государство отняло жизнь.

А когда государство посылает на войну? Пять наших вертолетчиков погибло. Кто ответит за это?… И тут правозащитники не говорят, что это убийство, даже не замечают зверств террористов.

Из-за всевозможных инициированных американцами цветных революций кровь льется рекой. А правозащитники молчат или даже одобряют это, называют демократией. Это двойные стандарты, лицемерие. Поэтому я считаю, что законы должны быть жесткие, террористам, убийцам должно быть справедливое возмездие. Смертная казнь должна существовать.

Подготовил к публикации Юрий Кондратьев

Беседовала