Курсы валют: USD 20/01 59.3521 0.1691 EUR 20/01 63.1803 -0.0449 Фондовые индексы: РТС 14:17 1136.44 -1.32% ММВБ 14:18 2159.96 -0.47%

Зачем США снова бомбят Ливию?

Мир | 09.08.2016


Ливия

Президент США Барак Обама лично распорядился нанести авиаудары по объектам террористов группировки ИГ (запрещенна в РФ) на территории ливийского города Сирт. Уничтожение объектов ИГ поможет ливийскому правительству совершить "стратегический рывок", сказал представитель Минобороны США Питер Кук. Не так давно Барак Обама признал военное вторжение в Ливию одной из своих тяжелейших ошибок на посту президента. Теперь он решил поправить ее или усугубить? Об этом в прямом эфире видеостудии Pravda.Ru рассказал Юрий Зинин, старший научный сотрудник МГИМО.


— Барак Обама отдал приказ бомбить Ливию в районе Сирта. Российская сторона сегодня заявила протест, так как на это нет санкции Совета безопасности ООН. Почему Обама, признавший войну в Ливии своей главной внешнеполитической ошибкой, вдруг принялся снова бомбить Ливию?

— Мне кажется, что под самый конец своего пребывания он хотел бы как-то отличиться и выйти более белым и пушистым из этой истории. Хотя он сам совсем недавно заявлял, что Штаты неправильно участвовали и зря ушли из Ливии, бросили ее на произвол судьбы, а результаты после свержения Каддафи оказались совершенно иными, чем предполагалось. Конечно, это вызвало критику и среди ливийцев, которые потеряли много человеческих жизней.

Казалось бы, он должен остановиться, но в данный момент получился такой расклад. Прежде всего, США действовали не просто так, нынешнее руководство Ливии попросило их помощи. Хотя что такое сейчас руководство Ливии вообще?…

После свержения и убийства Муаммара Каддафи, развала всех структур страна фактически вступила на путь постоянного хаоса и беспредела. Власть попала в руки боевиков, мятежников, революционеров, как они сами себя называют. В этой огромной стране живет всего шесть миллионов человек. Ливия богата нефтью, газом и другими ресурсами, там есть неплохие земли.

С тех пор, как рухнул режим, дела шли все хуже. Наконец два года тому назад произошли три мощных столкновения с большими жертвами. Фактически началась вторая гражданская война, на этот раз уже между победителями, то есть между врагами Каддафи, которые между собой не поделили власть. По некоторым данным, там остается 140 вооруженных формирований. И оружия там вдоволь.

Разногласия обострились из-за того, что истек срок депутатских полномочий у членов парламента. Выбрали новый парламент, но старые депутаты почему-то уходить не захотели. Новые пришли, и у них началась стычка. В результате образовалось два парламента и два правительства: одно в Триполи, а второе на востоке страны, сначала в Бенгази, а потом в Тобруке. И между ними начались вооруженные действия. С разной интенсивностью они продолжаются до настоящего времени.

Новый парламент и правительство Тобрука вроде бы признаны ООН. Но и другие ребята не хотели уходить со своих насиженных мест, у них есть свои войска. Поэтому начались стычки, потом они воевали по всей огромной территории. Но была еще и третья сила — жесткие упертые исламисты, которые имели непосредственно контакт с ИГИЛ и дали им клятву верности. Они воевали и с теми, и с другими.

Они базировались в Сирте, городе, расположенном между Тобруком и Триполи, но полностью изолированным от них. Он очень близок к нефти, является центром нефтепереработки и экспорта, это очень важный регион. Потом появился генерал Хефтер, который был сторонником Каддафи. Они вместе делали революцию, он возглавлял его армию. Кстати говоря, учился он у нас, с отличием окончил советский вуз. Каддафи назначил его командиром ливийской армии, которая в свое время воевала в Чаде.

Операция провалилась, Хефтер попал в плен и решил порвать с Каддафи. Через какое-то время он улетел за границу и организовал оппозиционную организацию. После свержения Каддафи он вернулся на родину и стал выдвигаться как крупный деятель. Когда начался спор между двумя правительствами, он возглавил военные силы нового — восточного правительства. Его сделали командующим войск и назвали главой национальной ливийской армии. Хефтер воюет против ИГИЛ и местных исламистов в триполийской части.

Были многочисленные попытки примирения, стороны собирались на разные конференции в Ливии и других странах. На последней в Марокко они договорились, что создадут единое правительство межнационального согласия. Они долго торговались, тем более, что у них взаимная неприязнь. Наконец-то под давлением и при участии ООН создали централизованное правительство во главе с Сарраджи. Оно прибыло и обосновалось на военной базе, а стороны все так же воюют, хотя формально поддерживают это правительство. Но у него войск нет. Войска — у разных сторон. А правительство Сарраджа до сих пор очень слабое.

Теперь Саррадж, поскольку оказался между всех огней, решил попросить поддержку у Соединенных Штатов. Они выполнили его просьбу и нанесли удар. Какой удар, по кому — не совсем понятно.

Американцы говорят, что якобы они один танк уничтожили и несколько бронемашин. Там очень сложная конфигурация сил. Потому что каждая сторона состоит из десятков различных, разрозненных отрядов. Причем, практически все они — марионетки исламистов или Запада. Какие-то отряды порой добиваются временного успеха, но решающей победы ни у какой стороны не предвидится.

— Так страна не восстановится?

— Пока нет никаких положительных подвижек. Многие специалисты боятся туда ехать, но какие-то фирмы качают там нефть. Целая непонятная гвардия их охраняет. И они больше себе в карман деньги кладут, а не в казну.

Но страна как-то живет, хотя ливийцы жалуются на перебои с продуктами и водой. Ну и, конечно, вопрос постоянной опасности — самый страшный.

Почти все шесть миллионов населения живет в городах. Раньше Ливия была страна кочевая, но за годы правления Каддафи появились огромные мегаполисы — почти три миллиона живет в Триполи, почти два — в Бенгази, вот практически и все население. А между ними — пространство огромное, практически пустынное. Генерал пользуется определенной поддержкой, но в основном на востоке страны, а все остальные говорят: мы не хотим второго диктатора, будет только демократия. Но демократия у них никак не клеится.

Выборы показали, что партии только стравливают людей, как и считал Каддафи, при котором они были запрещены. Практически все партии строятся по племенному принципу, реже — по религиозному или региональному. Каждая сторона все время обвиняет другие, что они кого-то хотят пригласить, чтобы Ливию опять захватили, чтобы была новая агрессия и оккупация, и так далее и тому подобное.

— Как тогда американцы сейчас хотят перезагрузить Ливию?

— Абсолютно непонятно. Когда Саррадж заявил, что он призвал американцев, все остальные встали в оппозицию и выступили против. Практически все негодуют: как так — страна раздроблена, правительство нелегитимно, потому что его не поддерживает избранный парламент, а он еще, видите ли, приглашает американцев. Это вообще полнейший хаос. Страна живет в полном раздрае, нет централизованной власти, процесс примирения очень тяжело идет.

— У России сейчас есть возможность вернуться туда?

— Ситуация, конечно, резко осложнилась, потому что когда правил Каддафи, все было в его руках. Мы все вопросы решали через Каддафи. Когда его свалили, определенная часть стала тыкать на Россию, дескать она его поддерживала. К власти пришли в основном прозападно-настроенные люди, в их интересах было Россию дискредитировать. Однако когда они взялись за реальные дела, то выяснили, что наше сотрудничество по-прежнему очень полезно.

И когда в прошло году премьер правительства Востока приезжал на два дня, он очень тепло говорил о нашем сотрудничестве. Они хотят восстановить наши отношения. Но пока там не будет стабильности, наше правительство не возьмет на свои плечи ответственность за то, чтобы люди туда поехали. Ливийцы предлагают работать у них, но не могут гарантировать безопасность.

Подготовил к публикации Юрий Кондратьев

Беседовала


Зачем США снова бомбят Ливию?
Любовь Люлько
Код для вставки в блог

Новости партнеров