Курсы валют: USD 18/01 59.4015 -0.2052 EUR 18/01 63.2864 0.0556 Фондовые индексы: РТС 18:50 1156.47 0.47% ММВБ 18:50 2178.73 -0.47%

Терроризм – оружие в геополитической войне мировых элит

Мир | 22.07.2016


после теракта в Ницце
После теракта в Ницце

Когда в ЕС происходит теракт, политики делают прочувствованные заявления, спецслужбы развивают бурную деятельность и вскоре начинает казаться, что этот теракт последний. Но проходит время, и все повторяется. 14 июля в Ницце из-за действий террориста погибли 84 человека. О том, когда этому будет положен конец, главный редактор Pravda. Ru Инна Новикова побеседовала с журналистом Максимом Шевченко.


— Случившийся в Ницце теракт - это шок, это трагедия. Он далеко не первый, но опять большое скопление людей — и не были приняты меры предосторожности. Что происходит, Максим?

— Честно говоря, по уровню жестокости этот теракт не имеет равных. Один из главных смыслов террористических актов — это создание в обществе атмосферы взаимного недоверия и ненависти. Террористы нуждаются в том, чтоб общество фашизировалось, чтоб в нем объявлялись более жесткие военные законы, чтобы брали власть военные и силовики, чтобы уменьшались демократические права.

Пока есть демократические права, пока люди чувствуют себя свободными в том, что их права не зависят никак от их цвета кожи, религии, имени, национальности, у террористов не очень много материала для вербовки. Они вынуждены работать только с психопатами и сумасшедшими. А когда общество подталкивается в направлении "Давайте всех мусульман возьмем под контроль!" — тогда происходит как раз то, чего хотят террористы. Причем, этот угодный террористам курс обеспечивают, в том числе, националистические партии, которые сейчас развернули пропаганду сегрегации, то есть: "Давайте этих всех отсюда выгоним".

Я считаю, что на вызов террора надо отвечать укреплением солидарности, усилением принципов демократических свобод и, конечно же, внятным постулированием демократической этики. Первые слова президента Олланда после теракта были: "Помимо того, что это теракт против нашего народа, это еще и теракт против наших свобод, против принципов нашей жизни, против французской конституции, которая гласит Liberté, Égalité, Fraternité". Напомню — Свобода, Равенство, Братство. Это позиция президента Франции, и я с ним совершенно согласен в этом вопросе.

Я убежден, что несчастные психопаты, которые это делают, — просто оружие в руках тех, кто максимально далек и от ислама, и от христианства, и от любых религиозных или культурных принципов. Терроризм сегодня — это оружие в глобальной геополитической войне мировых элит.

— Говорят, за Марин Ле Пен голосует очень много мусульман, которые тоже хотят порядка во Франции, которым не нравится то, что происходит.

— Потому что нигде так хорошо не живется мусульманам, как в демократическом обществе.

— При этом эксперты говорят, что во Франции много людей с двойным гражданством и достаточно большое террористическое подполье.

— Я считаю, что это абстрактные слова, и это крайне опасная вещь. Так же шел к власти Гитлер. Ведь в 1920-е годы главной темой была русская революция и зверства, которые были в России. Под предлогом этих жестокостей, которые сопутствуют любой гражданской войне, на Западе развернулась абсолютно антибольшевитская, антикоммунистическая, антилевая истерия. Мол, во всем виноваты большевики и евреи. И под лозунгом защиты от коммунизма и евреев появился европейский фашизм.

Его подогревали, пестовали и развивали и англичане, и британцы, и американцы. Они приносили в жертву евреев, они приносили в жертву левых, им главное было — остановить социалистические преобразования, остановить молодую Советскую Республику и остановить симпатию к ней. Им важно было показать, что Советским Союзом правят еврейский заговор и большевистские безумцы. И под этим лозунгом борьбы с террором прошла и фашизация в Италии, и фашизация в Испании, и фашизация в Германии. Европа истекла кровью. На этой мировой войне усилились только Америка и Британия.

Европейцы потеряли континентальную Европу, она была превращена в руины и оккупирована. Помимо советской зоны, которая хоть как-то сохраняла европейский суверенитет, на мой взгляд, Европа была оккупирована пришедшими из-за океана захватчиками… Думаю, что они и сегодня готовят Европе такую же судьбу. Только сегодня в роли "пугала" выступает Ближний Восток, где они развязали гражданскую войну, а современные "евреи", которых надо ненавидеть, — это мусульмане и выходцы из тюркского и арабского мира.

Ради этого подогревается ненависть к мигрантам. Что такое мигранты? Допустим, один миллион мигрантов живет во Франции. Я вас уверяю, что из них 999 тысяч человек хотят нормально жить, воспитывать детей. Они совершенно не хотят участвовать ни в каких террористических организациях и с ужасом к этому относятся. Поэтому не надо обобщать — мигранты. Не мигранты являются угрозой, а те, кто их направляет. А направляют их правящие мировые элиты, которые используют террористические акты для фашизации, для создания военных диктатур, для того, чтобы на Ближнем Востоке были не демократические государства, которых скоро и в Европе уже не будет, а какие-то странные королевства, где какие-то странные люди объявляют себя королями и эмирами, рубят головы на площадях…

Демократия, народная демократия, справедливая демократия — это то, чего человечество хотят лишить под предлогом борьбы с евреями, с мусульманами, с русскими, с украинцами — с кем угодно. Все должны перессориться, все должны друг друга ненавидеть.

— Но представьте чувства людей во Франции, там все в ужасе. Как можно в этой ситуации сказать: "Не бойтесь мусульман"?

— Это должна быть принципиальная политическая позиция. Я считаю, позиция президента России абсолютно правильная. Владимир Путин, в частности, заключил соглашение с Ахматом-Хаджи Кадыровым, сделал его своим ближайшим союзником, другом и партнером. Он показал, что позиция президента России такая, что в России нет и не будет никакой сегрегации. Мы все люди разных национальностей, должны жить в едином демократическом государстве, работать над этим. Нельзя поддаваться первым импульсам страха и менять демократические завоевания народа в угоду террористам и тем, кто стоит за их спиной.

Именно поэтому такие лидеры, как Владимир Путин, как погибший Муаммар Каддафи, несмотря на все его ошибки, как Башар Асад, как Махмуд Ахмадинежад, как Уго Чавес, — все, кто не является марионетками Запада, вызывают особую ненависть мирового порядка.

— Но почему атакуют именно Францию?

— Потому что Франция всегда заявляла независимую позицию по отношению к НАТО и к США, еще со времен Шарля де Голля. Он не позволял, чтобы движение "Свободная Франция", боровшееся против нацизма, было марионеткой Британии или США, и всегда выступал за суверенный путь французского Сопротивления.

Именно поэтому "Свободная Франция" всегда пыталась выстроить самостоятельные отношения со Сталиным. Они не были коммунистами, но "Нормандия-Неман" была здесь. Летчики "Нормандии-Неман" не были коммунистами, естественно, — там даже аристократы французские летали, — но это была принципиальная позиция де Голля: "Мы не марионетки англосаксонского блока, мы французы, мы обладаем собственной независимостью".

Такой же была позиция Жоржа Помпиду, когда он заявил, что мы не нацеливаем на СССР ядерные ракеты. На Францию всегда оказывается давление американцами. Франция — территория, до конца не оккупированная американцами.

— Жириновский высказал идею, что журналистам нужно перестать писать о терактах, и тогда количество терактов резко сократится, потому что террористы хотят славы, известности, чтобы их обсуждал весь мир. Как вы это прокомментируете?

— Я считаю, надо рассказывать о терактах и надо их обсуждать. Ужас сопровождает нашу жизнь — не только в Ницце, но и на Донбассе, и в других местах. И говорить о преступлениях, об ужасе надо. Если бы мы подробно описали геноцид в Руанде, назвали бы виновных и показали бы миру кадры из руандийского геноцида, глядишь бы, и не было бы войны на Донбассе.

Если бы мы подробно показали миру все, что происходило в Донбассе, — глядишь, не было бы Сирии в таком масштабе. Если бы мы подробно показали, что происходит в Сирии, это укрепило бы солидарность людей, и не было бы Ниццы.

Умалчивание не решает проблему. Проблему решает только откровенный разговор о проблемах и вскрытие причин психоза. Это вам скажет любой психолог.

— После теракта в Ницце Меркель сказала, что мировое сообщество совместными усилиями победит терроризм.

— Мы терроризм, безусловно, победим. Но не фашизацией, не усилением сегрегации, не усилением ксенофобии. Надо разговаривать со здравомыслящими силами в исламском мире на языке политического диалога.

Надо отделить мусульман, которые являются ортодоксальными верующими, придерживающимися шариата (будем называть их салафитами), но с которыми можно разговаривать. Тех, которые не стоят на позициях непременного джихада и убийства. Они ведут гражданскую войну, но они ее остановят, если с ними будет вменяемая, внятная договоренность, как это было с Ахмат-Хаджи Кадыровым. Я считаю, до тех пор, пока мы не сделаем ставку на нормальный общественный договор — современный, демократический, в котором сторонами договора будут все силы, в том числе мусульмане, — война не прекратится и терроризм не исчезнет.

Никто не сможет победить террор, кроме самих мусульман. Если мы создадим общественный антитеррористический консенсус — не насилием, а гражданским договором — в Дагестане, в Ингушетии, в других регионах, поверьте, у террористов не будет ни куска хлеба, ни глотка воды, они исчезнут.

Подготовила к публикации Мария Сныткова

Беседовала


Трагедия в Ницце: можно ли выжить во время теракта?
Инна Новикова
Код для вставки в блог

Новости партнеров