Курсы валют: USD 23/03 57.636 0.4037 EUR 23/03 62.2699 0.5391 Фондовые индексы: РТС 18:50 1123.17 0.14% ММВБ 18:50 2061.53 0.66%

Анна Якунина: А театр-то голый!

Общество | 18.07.2016


Анна Якунина

Звезда телесериалов "Склифосовский" и "Личная жизнь доктора Селивановой", ведущая актриса театра "Ленком" и заслуженная артистка России Анна Якунина рассказала в интервью Pravda. Ru о творческой среде, в которой она выросла, о сложностях актерской профессии и о том, почему на российских экранах сегодня так много некачественных сериалов.


— Анна, у вас театральная династия, каких не очень много. Это помогало вам или мешало в самоопределении ?

— Это была данность. У меня вся семья творческая: мама режиссер театра Станиславского, папа тоже был режиссер и артист, но потом уже больше художник. Он учился у Завадского, мама — у Марии Кнебель. Моя тетка — балерина Большого театра, бабушка — актриса Театра на Малой Бронной, работала у Эфроса…

Поэтому, конечно, мне было все интересно в актерской среде, поскольку это было мое с пеленок. Дома собирались все время невероятные, интересные люди. С бабушкой я моталась на работу, каждую субботу и воскресенье сидела за кулисами, когда она играла детские сказки. Я была этим горда, мне было интересно. Мне было меньше интересно со сверстниками, чем с ними. Потому что там все так кипело, звучали гитары, читались стихи. Такое было время, когда все собирались, сейчас такого нет.

— Вы говорите про знаменитые кухни?

— Да, знаменитые кухни. Я родилась на улице Герцена, прямо напротив нынешнего Центрального дома литераторов, тут же — Театр на Малой Бронной. Что там вечерами творилось! Все кипело, все гудело, и мы, дети, конечно, мчались на эти кухни, потому что там было интересно. Нам говорили: "Марш спать", но куда, но как?!

— Что вы любите и не любите в своей актерской профессии?

— Во-первых, я люблю саму профессию.

— Целиком и полностью?

— К сожалению.

— Почему "к сожалению"?

— Потому что это адская профессия. Зависимая, порождающая кучу комплексов, вытесняемая профессия. Я ее действительно своим детям не хочу пожелать, потому что она нестабильна. Кому-то повезет, выпадет случай, кому-то нет. Наша профессия — это вообще случай. Но такого случая может вообще не представиться, и жизнь твоя пройдет, может быть, катастрофически. А может быть, очень средне. Ты будешь доволен тем, что ты просто приходишь на работу, и ты, дай-то бог, работаешь в театре, и вроде бы все хорошо.

Что я в нашей профессии не люблю? Сейчас я больше не люблю дилетантство. Наша профессия становится очень обесцененной, к великому сожалению. Количество непрофессионалов, дилетантов на квадратный метр в этой профессии заставляет меня дико расстраиваться от того, что в каком-то смысле она заканчивается.

— Как вы считаете, это общая тенденция или виновата система образования?

— Я даже сама не знаю, из-за чего так происходит. Может быть, система образования тоже виновата. Раньше ведь были только МХАТ, Щепкинское, Щукинское, ГИТИС, ВГИК, а платных факультетов и новоявленных актерских институтов не было. Значит, было ограниченное количество студентов, поступающих в эту профессию. А сейчас дикое количество платных. С одной стороны, это хорошо, но с другой, куда такое количество?

Все не могут заниматься этой профессией, не может быть 350 платных факультетов, потому что это порождает учебу не всех достойных людей. А в экран смотрят люди, на сцену люди смотрят, и дилетантство формирует вкусы. Чем публику кормишь, на том она и будет расти.

Поэтому я ужасно против дилетантства, меня это возмущает и расстраивает. Я приверженец старой, хорошей, но современной, талантливой школы.

— Как вы относитесь к новой драме, к театру "Вербатим"? Вам нравятся новые виды, или вы все же за традиционный классический театр?

— Нормально отношусь. Традиционный, классический, скучный - я это тоже не люблю. Мне нравится сейчас совмещение театра. И у больших режиссеров, которые занимаются модными театрами, есть что-то очень талантливое, а что-то я просто смотреть не могу. Мне кажется, что это надуманно и ни о чем. Меня совершенно потряс "Добрый человек из Сезуана" в Пушкинском. Это событие! Театр жив! А вот эти все подвальные новомодные театры я не люблю, но это мое право. И там тоже есть талантливые спектакли, но они все одинаковые. Сейчас самое главное — выпустить голых, и все, и потрясающе, и браво!

— Какие вы дадите советы зрителям, чтобы не попасть на плохой или неудачный спектакль?

— Надо ходить везде и смотреть все для того, чтобы провести какой-то отбор. Если ты воспитан на чем-то хорошем, твой вкус сам тебя не обманет, ты уйдешь с плохого спектакля. Во многих случаях зрители встают и просто кидают помидоры.

Я сама ухожу со спектакля, когда мне не нравится, потому что я не понимаю, зачем я должна это смотреть. Поэтому, если уж вы пойдете, совет такой — не обманывать себя. А то сидят люди: половина спят, половина терпят. Уходить надо, потому что тогда будет какой-то вызов, разговор с режиссером.

— Есть устойчивый стереотип, что интеллектуалы не должны любить массовую культуру. А вы говорили о том, что любите ситкомы, сериалы. За что вы их любите?

— Ситком ситкому рознь. Действительно, я люблю, когда это хорошо. Но в большинстве случаев, когда мы говорим о массовой культуре, это не очень хороший юмор. Когда пошло, дешево и не смешно — это уже такая массовая культура, когда смеются над показанным пальцем. А хороший юмор — ведь это очень сложно, это определенный жанр, достаточно веселый, развлекательный и трудоемкий по актерскому исполнению. Потому что в этом жанре вообще нельзя наигрывать, нельзя переигрывать, только тогда это смешно. А переигрывание понижает ситком.

Тексты писать смешные — это тоже сложнейшая драматургия. Артисту еще надо под себя как-то это подмять, и очень часто импровизация здесь играет большую роль.

— А разрешается импровизировать?

— Это надо тоже уметь. Если импровизация лучше, чем написано, и если команда умных людей, в том числе режиссер, это понимают, - почему бы нет? Вот то, что делает Дима Нагиев, - это блестяще. Он же сам все делает, это совершено видно и понятно. Я с ним работала, я знаю, что он просто придумывает сам. Это молниеносно у него!

— Некоторые продюсеры признаются, не стесняясь, в том, что ситкомы — это станки, где печатаются деньги. Но в индустрии царят анархия и хаос, у нас нет профсоюзов, что не позволяет выстроить достойную и адекватную систему гонораров. Это так?

— Да, актеры борются за свои права, продюсеры за свои права, это вообще мутная и темная история. По поводу этих гонораров некрасиво говорить, у больших артистов какие-то баснословные гонорары сейчас. Это делается, оглядываясь на западную систему, но там все по-другому, и эти гонорары у них оправданы и формой работы, и продолжительностью рабочего дня. Там все работают на этот гонорар. А у нас получается все немножечко "псевдо". Вот этот артист получает огромный гонорар, а вокруг все — по три рубля. Но ведь нельзя, чтобы на одного артиста все деньги ушли, а остальные получили три раза по рублю. Решают, конечно же, продюсеры. Это от них все зависит. Но нельзя думать: "Мы возьмем Машкова, и все, у нас проект". Я же увижу на экране, что все деньги ушли на одного артиста, а на остальных денег не хватило.

Поэтому очень много артистов-непрофессионалов, участвующих в сериалах. Это не секрет, даже в актерских агентствах есть такие пункты: актеры, актрисы, непрофессиональные артисты, и их очень много. А я прямо вижу, как входит в кадр совершенно непрофессиональный артист, и у меня сразу планка рушится, я не могу смотреть на такой продукт.

— Поделитесь новостями, пожалуйста. Какие проекты готовятся? Где мы в ближайшее время можем вас увидеть?

— Сейчас, во-первых, с огромным счастьем мы запускаем пятый сезон "Склифосовского". Я вернусь за свой рабочий стол, в приемное отделение, и мы запустимся с пятым сезоном. Так что, ждите, через год, надеюсь, мы родим пятый сезон!

Кроме того, выйдет на экраны 24-серийный сериал "Тайна русской жемчужины", где я играю новую совершенно для себя роль, непривычную. Я играю стерву и убийцу, так что это будет совсем другой образ, другая для меня работа. Я не знаю еще, что получилось, сейчас только идет озвучивание. Еще репетирую в антрепризном проекте пьесу "Любовь и голуби".

А в театре "Ленком" ничего на сегодняшний день нет, очень мало в театре у нас выпускается в год спектаклей. И от этого очень мало работы у многих артистов. Грустно, конечно. Очень хочется в своем театре играть, а не только в антрепризах. Но я надеюсь, что все будет хорошо, и я желаю нашему театру и процветания, и успеха. Зритель к нам до сих пор ломится, театр полон. Поэтому я хочу и себе, и моим коллегам по театру пожелать новых работ.

Подготовила к публикации Мария Сныткова

Беседовала


Анна Якунина: Театральные вузы штампуют дипломы, а не таланты
Татьяна Трактина
Код для вставки в блог


Рубрики

Культура, Наркотрафик, Наука, След в истории
Новости партнеров