Курсы валют: USD 24/01 59.5034 -0.1663 EUR 24/01 63.9424 0.2152 Фондовые индексы: РТС 18:50 1137.67 -0.12% ММВБ 18:50 2146.09 -0.64%

Россия — Турция: В чью пользу счет

Мир | 06.07.2016


Эрдоган, Турция

Означает ли письмо Реджепа Эрдогана, что все проблемы между Анкарой и Москвой устранены, а отношения вернулись в нормальное русло? По мнению директора Центра перспективного анализа и стратегических исследований Евгения Гниломедова, Россия слишком долго ждала извинений, и теперь ей следует использовать ситуацию с максимальной выгодой. Об этом он рассказал в прямом эфире Pravda.Ru.


Есть мнение, что эти извинения — формальный шаг. Турки, видимо, больше ничего не предполагают делать для решения проблемы и нормализации отношений. То есть реальные шаги навстречу вряд ли последуют. Как вы считаете, такая точка зрения справедлива?

— С одной стороны, как человек, который изучал регион и турецкий язык, я очень рад потеплению отношений. Взаимодействие между нашими странами выгодно как Анкаре, так и Москве. Я очень доволен, что нормализация отношений хотя бы забрезжила где-то вдалеке. Теперь вполне возможно, через какой-то период времени мы придем к сотрудничеству, которое было ранее.

Но, с другой стороны, вокруг этой новости создан некий ажиотаж. И некоторые, в том числе и в руководстве нашей страны, решили, что все быстро должно наладиться. Моя точка зрения: нам не стоит сейчас торопиться. Во-первых, чтобы исключить то, что произошло ранее, чтобы подобный инцидент не повторился.

Наше государство потерпело убытки. Поэтому как минимум руководство должно затребовать от турецкой стороны компенсацию за сбитый самолет. А как максимум — Анкара должна компенсировать те убытки, которые мы понесли от приостановленных проектов, хотя бы у того же "Газпрома". Плюс нужно попробовать повернуть ситуацию в максимально выгодную для себя сторону в смысле заключения долгосрочных контрактов. Мы должны использовать момент и разговаривать с Турцией с позиции правового превосходства, даже силы.

Ограничения в туризме сняты. Правильно ли отреагировало наше руководство, сразу пойдя навстречу?

— Все эти процессы достаточно сложные. Да, после извинений Анкары наш президент Владимир Путин заявил, что мы снимем ограничения. Наверное, это было наименьшее, что мы сейчас можем сделать с минимальными для себя потерями.

— А отмена запрета на ввоз сельхозпродукции?

— Это еще только обсуждается. Дмитрий Медведев поручил правительству разработать план действий. По сельхозпродукции все намного сложнее, чем в туризме. Наши аграрии уже подготовились к отсутствию турецкой продукции, настроились на ее замещение на рынке, взяли кредиты, посадили какие-то культуры. Теперь сказать им, что все закончилось и мы будем закупать турецкую продукцию, было бы неправильно. Нельзя же в угоду Турции свое бросить на полях. Деньги вложены. Работы проведены.

Но Турция — это ключевой игрок для решения проблем с запрещенной в России группировкой ИГ. Если Турция не включится в этот процесс максимально и открыто, то решить эту проблему будет очень сложно. Все потоки — снабжение, поставки как людских ресурсов, так и материальных, в том числе вооружение — все идет через Турцию. Поэтому от нее, в принципе, требуется закрыть границы, сделать их максимально непроходимыми для боевиков.

Причем, теракт в аэропорту Стамбула показал, что это и в интересах Турции тоже. Не знаю, почему они продолжают политику открытых дверей. Если мы вспомним годы чеченской кампании, то боевики из Грузии переезжали в Турцию, там отдыхали, набирались сил и возвращались обратно. Все это тянется уже давно. Турецкая сторона заигралась с теми элементами, с которыми вообще поддерживать отношения не стоит.

Наверное, в этой связи можно Турцию сравнить с Пакистаном, который когда-то точно так же заигрывал с талибами. В результате страна надолго лишилась части своей территории, которая была завоевана талибами. Только недавно ее освободили. Турции просто надо оглянуться вокруг и подумать о последствиях.

Нам нужна координация действий по Сирии. Это достаточно сложный вопрос, но мы же можем координировать действия с американцами? Думаю, сможем и с турецкой стороной. Но главное, чего мы ждем от Анкары — это закрытие границы. В решении сирийского вопроса больше, в принципе, от нее ничего и не требуется.

— Наверное, мы были бы отнюдь не против, если бы Эрдоган изменил свое отношение к режиму Асада, перестал ставить его свержение во главу угла. Такое возможно?

— Все, наверное, были бы не против. Эрдоган с Асадом до этого конфликта очень хорошо общались, даже семьями встречались. Теперь же у Турции разладились отношения не только с Западом, но и с восточными странами.

— Эрдоган все-таки человек авторитарный и конфликтный. Сейчас он просто идет на вынужденные шаги. Значит ли это, что через некоторое время все опять может повернуться?

— Не исключено. Вообще Восток — это дело тонкое. Поэтому к процессу нормализации наших отношений с Турцией надо подходить очень осторожно. Нельзя отдавать инициативу в руки турецкой стороны и идти на какие-то уступки. Мы долго ждали от Анкары хоть какой-то реалистичной и продуктивной точки зрения. Поэтому наши ожидания должны быть оправданы, вознаграждены и оплачены.

— Какой вывод из всего этого? Нельзя полностью доверять Эрдогану, надо использовать ситуацию с максимальной выгодой?

— Да. Наша задача — поэтапный переход к восстановлению дипломатических, экономических связей и сотрудничества во всех сферах. Очень важно, что Турция готова идти на уступки. И Россия, со своей стороны, должна этой ситуации максимально эффективно воспользоваться.

Интервью к публикации подготовил Юрий Кондратьев

Беседовал


"Россия должна показать Турции свою силу"
Дмитрий Нерсесов
Код для вставки в блог

Новости партнеров