Курсы валют: USD 25/03 57.4247 -0.0981 EUR 25/03 61.8636 -0.2323 Фондовые индексы: РТС 18:50 1124.66 0.03% ММВБ 18:50 2039.77 -0.55%

Почему важно помнить дату 22 июня?

Страна | 22.06.2016


Почему важно помнить дату 22 июня?

22 июня в 1941 году Адольф Гитлер развязал чудовищную войну против СССР, прорвав Восточный фронт после падения города Брест. О том, почему важно хранить память о дне, когда началась самая кровопролитная война в истории нашей страны, Pravda.Ru узнала у руководителя общественного движения "Бессмертный полк России" Николая Земцова.


— Вы организовали замечательную акцию "Бессмертный полк" и вторую, грустную акцию "Свеча памяти". Расскажите, пожалуйста, как это все вообще возникло?

— Мы, четвертое поколение, которое минуло после Великой Отечественной войны, раскрыли смысл празднования Дня Победы. Мы вдруг осознали важность присутствия наших дедов или отцов. Это было не очевидно еще даже моему поколению. Как-то мы жили, ветераны были доступны, а сейчас уже получить ветерана на празднование Дня Победы — задача сложная.

Но, раскрыв по-новому День Победы, мы столкнулись с тем, что мы унаследовали еще и какие-то фигуры речи, которые использовали наши отцы — те, кто нас воспитывал. Они говорили: "Праздник со слезами на глазах". А праздник со слезами на глазах — это радоваться и плакать. Это вполне естественно для поколения, которое прошло войну. Моя бабушка до сих пор, вспоминая войну, плачет, потому что она за тарелку супа работала пять лет, она в тылу трудилась. А для нынешнего поколения, для моего поколения, для поколения детей не понятно, как можно радоваться и плакать. Радоваться — это да, мы гордимся, мы победители, мы участвуем в шествии "Бессмертного полка".

И, желая разделить эти две эмоции, мы очень большое внимание уделяем сейчас 22 июня, как дню, который мог бы заставить замолчать страну. Это величественное молчание очень нужно, потому что радость мы научились сейчас праздновать, и День Победы становится действительно торжественным днем, днем народного единства. Но было и огромное количество жертв, это же самая кровопролитная война в истории человечества. Наш народ внес самый большой вклад, и без соразмерного подвигу наших солдат какого-то действа дальше мы жить не можем. 22 июня — это вторая сторона медали, она должна дать людям возможность помолчать, стране нужно эту минуту почувствовать.

— А зачем нам отмечать нашу трагедию? Зачем нам напоминать самим себе о том, что мы висели на волоске, что нас спасла только решимость народа и решимость руководства?

— Дело в том, что победа и жертвы — это достояние нашей страны, это репутация государства и это оружие. Например, в США сформировано поколение, которое не знает роли нашей страны в Победе. Я знаю, что молодые японцы считают, что русские их бомбили. То есть, если ты не занимаешься своим достоянием, которое тебе завещали твои солдаты, оно будет принадлежать другим народам. У них тоже есть СМИ, они потихонечку вырастят поколения детей, которые будут искренне уверены, что победили во Второй мировой американцы, или Соединенная Европа, или какие-то партизанские отряды, а про русских ничего не скажут.

— Но нужно ли вспоминать наши поражения в начале войны? Меня это немножко смущает, я переживаю 1941 год как личную боль, это моя личная трагедия. И нужно ли мне еще раз напоминать об этом 22 июня?

— Это достояние принадлежит не только государству, но принадлежит вашей семье. Та боль, которую вы испытываете, не передается автоматически вашим детям. Наша главная задача — чтобы дети почувствовали свое участие. Сперва нужно почувствовать если не боль, то хотя бы величественность. И хоть какими-то средствами передать ребенку грандиозность этих жертв. Это очень сложная задача, потому что дети — конформисты, они кивнут быстро, но насколько ты потряс их сердечко, очень сложно замерить.

Тем не менее, нам нужно искать какие-то методы передачи детям, потому что иначе огромная Россия не воспринимается ими как та земля, которая оплачена и которая почему-то стала твоей. Понимаете, она не совсем твоя, если ты не чувствуешь, что в ней лежат твои предки. Это для многих народов является важным. Знаете, как говорили чеченцы, когда возвращались из ссылки? "Это земля, в которой лежат наши предки". Если дети не чувствуют этой формулы, то они не могут в полной мере являться проверенными наследниками этой земли. То есть они легко могут поменять место жительства, переехать туда, где больше платят, где климат лучше. Но когда ты понимаешь, что в этой земле лежит твой дедушка, прадедушка и прабабушка, то ее не хочется предавать, ты чувствуешь, что ты в нее же и ляжешь.

— 22 июня обязательно начинается весь "визг" определенных слоев населения, которые спекулируют на тяжелых неудачах, крестьянской Красной армии и т.д. Доходило до того, что они говорили, будто Ленинград надо было сдать, как французы сдали Париж, потому что Лувр не разбомбили, а Ленинград потеряли. Есть у вас какие-то контраргументы для этих людей?

— Они внутри не являются гражданами государства, то есть они желают поражения своей стране во всем. Для них наше поражение — это подтверждение их внутреннего понимания русской ущербности. Мы должны быть в их глазах ущербными. И ничего с ними поделать невозможно, у них есть свои адепты и какие-то медийные персоны, у них все это обосновано.

Мне вообще очень странно, почему они хотят жить в государстве, которым "руководят кретины и трусы". Почему они в каждом историческом событии, в какой-то исторической личности все время видят ничтожество? Им самим-то хочется жить в такой стране? Исправить их невозможно.

— А что такое "Бессмертный полк" в организационном смысле? Сотни миллионов человек сложно вывести на площадь?

— Москва — это мегаполис, вывести 700 тысяч человек на Тверскую — это очень серьезная работа. Причем в нашей акции участвуют все поколения, начиная от младенцев в колясках и на руках у родителей до глубоких стариков, которых потом добровольцы пытаются проводить до метро. То есть все общество. Плюс приезжают гости из-за рубежа. Это концентрация всех усилий нашего государства — не только общественных, не только граждан.

Мы, как общественная организация, занимаемся своей частью: информируем, координируем, формируем колонну, описываем правила, рассказываем людям про кол-центр, красную горячую линию. Мы в этом году получали порядка трех-четырех тысяч звонков в день. Работали и в социальных сетях.

Конечно, город обеспечивает и безопасность, и службу "скорой помощи", и в этом году мы добавили добровольцев, которые поили участников водой. Они стояли в переулках, примыкающих к Тверской, и людям, которые испытывали жажду, давали бутылочки с водой.

В целом, все мы нарабатываем опыт, такого опыта у нас не было в прошлом году. В силовых ведомствах не понимают, как это - когда не знаешь, сколько людей придет. Они спрашивают: "Хотя бы скажите - сколько? Хоть намекните!" Я говорю: "Ну, я думаю, что выйдет столько-то".

— А угадали, сколько?

— Да, была у меня формула. У нас активно шла регистрация в прошлом году, и зарегистрировалось порядка 230 тысяч. И я тогда подумал, что где-то половина, наверное, не поставила нас в известность. И вышло, в итоге, где-то пятьсот. То есть, в принципе, угадали.

А в этом году была интрига, связанная с тем, что в прошлом году было 70-летие. И, может быть, все вышли потому, что была особая дата? Но нет. Как выяснилось, эта традиция всем понравилась. И теперь День Победы не разделим с шествием "Бессмертного полка". Это такая форма празднования 9 мая. Люди думают: "Нашим солдатам было тяжело пять лет, они не ели, воевали, погибали, а я хотя бы пройду эти два-три часа по жаре". Это некое действо, которое дает нам почувствовать, что мы что-то делаем в память о них.

— Вы сейчас рассказали про 9 мая, про День Победы, а какая акция проходит 22 июня? Что делают люди, которые чтят память павших, в этот день?

В жизни каждой семьи есть даты, которые с течением времени забываются. Есть даты, когда мой папа выжил на Волховском фронте, когда он полз всю ночь и выполз к своим. Есть дата, когда он был тяжело ранен и чудом выжил. Есть даты смерти, гибели, есть даты второго рождения, когда чудом выжил. И мы хотели, чтобы в этом году 22 июня на Крымской набережной надпись "Великая Отечественная" была выложена по датам, от 22 июня 1941 года до 9 мая 1945 года.

И мы бы хотели, чтобы дата 22 июня была еще одним поводом изучить архивы, посмотреть — может быть, благодаря этой дате и тому событию, которое в этот день состоялось, ты жив? Может быть, ты родился на свет только благодаря тому, что какой-то человек вынес твоего дедушку?

И в этот день человек сможет пройти символический путь Великой Отечественной от первой свечки до последней и положить цветочек к той дате, которая в жизни его семьи была определяющей или которую надо помнить.

Это закладывает преемственность в детях, они эту дату запомнят. И тогда Великая Отечественная в глазах у детей будет восприниматься как череда этих свечей, от первого до последнего дня. И, конечно, запомнится какая-то дата, которая в жизни их семьи была значима.

Интервью к публикации подготовила Мария Сныткова

Беседовал


"9 мая и 22 июня — это две стороны одной медали"
Саид Гафуров
Код для вставки в блог

Новости партнеров