Курсы валют: USD 21/01 59.6697 0.3176 EUR 21/01 63.7272 0.5469 Фондовые индексы: РТС 14:17 1136.58 0.00% ММВБ 14:18 2161.32 -0.04%

Русские угрозы: подлодки, болельщики, Мутко…

Мир | 16.06.2016


Футбол, фанаты, болельщики
Фото: AP

Британия - родина околофутбольного насилия, здесь оно практиковалось еще в XIX веке. В 1950-е годы здесь же появилось движение фанатов в его нынешнем виде: с антиполицейскими баталиями и драками стенка на стенку. Даже само слово "хулиган" изначально — ирландская фамилия. Впрочем, забудьте, ничего этого не было. Ведь все зло, как известно, идет от России.


К материалам британской и германской прессы о допинг-скандалах в российской легкой атлетике в последние дни добавились публикации о безобразном поведении российских болельщиков во Франции. Они оставляют то же впечатление, что и знаменитый детектив Агаты Кристи "Убийство Роджера Экройда". Это произведение, если помните, написано от лица сельского милашки-доктора, который ищет убийцу местного фабриканта. Читатель, доверившись этому новому Ватсону, подозревает всю округу, пока не выясняется, что убийца на самом деле и есть рассказчик, добрейший доктор Шеппард. Агату Кристи в 1926 году за такую развязку чуть не исключили из ассоциации писателей-детективщиков — за очернение светлого образа британского врача.

У британского футбольного болельщика образ менее светлый, но для современных имиджмейкеров нет безнадежных ситуаций. Ну, в самом деле, прочитаем-ка материал Би-би-си под тревожным заголовком "А не экспортирует ли Россия новую породу футбольных хулиганов?".

Стремясь доказать, что да, экспортирует, автор статьи Сара Рейнсфорд начинает текст с исторического экскурса: "Насилие было частью российского футбола много лет. Столкновения и внутри стадионов, и вне их здесь — обычное дело".

Справедливо. Правда, то же самое можно было бы написать и про английских болельщиков, и про итальянских "тиффози". И они много лет бузили, причем с исходами куда более трагическими, чем в солнечном Марселе. И во многом этот феномен был создан как раз бульварной британской прессой, до трагических погромов в Италии в середине восьмидесятых представлявшей футбольное хулиганство как некую "форточку" для желания побуянить. Так что все получается как в детективе Агаты Кристи: расследователю стоило бы оглянуться на себя, по крайней мере, в историческом аспекте.

Впрочем, вскоре после истории Сара Рейнсфорд переходит к обвинительной части: "Но массовые беспорядки в минувший уикенд в Марселе поместили российское футбольное хулиганство в центр международного внимания". Далее следуют обвинения, как под копирку повторенные изданиями всей Европы. Прежде всего, цитата из выступления французского прокурора Бриса Робена о заранее подготовленных к "ультрабыстрому, ультражестокому насилию" 150 российских хулиганах-болельщиках. (Интересно, откуда французский прокурор узнал без помощи спецслужб с такой точностью о якобы имевшей место предварительной подготовке именно 150 дебоширов из 12 тысяч российских фанов-гостей Марселя?) Затем приводится сделанное почему-то главой британского МВД Терезой Мей заявление об "ответственности инициировавших насилие российских болельщиков".

Вообще-то, со времен Маргарет Тэтчер министр внутренних дел в Британии ведал прежде всего своими, британскими болельщиками. Они еще при Тэтчер задали и британской, и итальянской полиции столько работы, что давать оценки чужим хулиганам главы британского МВД как-то стеснялись. Оставляли это дело дипломатам. Теперь не стесняются, судят о хулиганстве россиян во Франции "изнутри" Британии. И европейскую прессу такое поведение собственных чиновников не смущает. В первые часы после судебных вердиктов, когда короткие сроки получили только британцы, отсутствием за решеткой россиян возмущалась и британская пресса, и французское телевидение. Когда же УЭФА все-таки "повесила" на Российский футбольный союз (РФС) штраф в 150 тысяч евро, недовольство западной прессы сменилось злорадством. Но тут из слов немногих проинтервьюированных британцами русских стало ясно, что российские хулиганы подражают британским. И пресса сразу же стала работать по древнеримской схеме: "Что позволено Юпитеру, не позволено быку".

Вместо самокритики такое признание россиян вызвало у британских СМИ только возмущение: да как они смеют нам подражать! Осуждению газеты Guardian подвергся форвард российской сборной Артем Дзюба, всего лишь заметивший, что британские болельщики тоже не ангелы, а у гадкого конфликта на стадионе всегда есть две враждующие стороны.

Факт подозрительной трезвости российских хулиганов рассматривается британскими журналистами как доказательство их злого умысла и пресловутой "связи с политикой". "Они исповедуют здоровый образ жизни, избегают алкоголя, который раньше был частью их субкультуры. Они трезвее британских ультрас… Благодаря этой своей новой культуре (culture) трезвости, они смогли превзойти своих учителей-англичан", — с ужасом констатирует Би-би-си.

Можно ностальгировать по временам, когда слово "культура" в СССР означало нечто противоположное мордобою на стадионах. Но раз уж "культура насилия" стала частью современной жизни, где футбол играет роль временного заменителя войны, то не стоит забывать, кто эту "культуру насилия" придумал и всех ей научил. И пусть учитель (хотя и невольный) поостережется пенять ученику — особенно с применением инвектив в адрес всех российских болельщиков, а то и всего российского народа.

Впрочем, у авторов из Туманного Альбиона есть сильные конкуренты в гонке за звание самых лицемерных. Так, немецкие журналисты в связи с футбольными драками во Франции тотчас же вспомнили никак не утихающий допинговый скандал. Несмотря на призывы министра спорта РФ Виталия Мутко наказать российских хулиганов, немецкий Der Spiegel тотчас же приписал ему координирующую роль и в хулиганских выходках, и в якобы существующей "государственной допинг-программе России".

Но постойте: тот же Der Spiegel еще недавно писал, что немецкие допинговые "эксперименты" не ограничивались спортом просоветской Германской Демократической Республики (ГДР). Хотя ставшую после аншлюса с ФРГ беззащитной ГДР немецкие СМИ распяли за допинг перед всем миром еще в начале девяностых, объявленные "жертвами режима Эриха Хонеккера" восточногерманские атлеты не захотели быть в создавшейся ситуации статистами и стали добиваться всей правды, а не только лишь осуждения Восточной Германии. Вместе с жертвами более поздних "допинг-программ" германского спорта они объединились в "Союз помощи жертвам допинга" (Doping-Opfer-Hilfeverein — DOH) и сумели получить от бундес-правительства возмещение ущерба в 10 миллионов евро (получилось в среднем по 10 тысяч евро на каждого пострадавшего от допинга спортсмена).

При этом глава DOH Инесса Гайпель заявила в интервью "Зюддойче цайтунг": "Мы можем благодаря работе наших советников-экспертов документировать тот факт, что проблема с допингом не проявила немецкую пунктуальность и не исчезла [вместе с ГДР] на рубеже 1989 и 1990-го годов. Увы, это несостоявшееся исчезновение представляется нашими спортивными и политическими кругами как нечто само собой разумеющееся. Между тем в наш Союз помощи жертвам допинга обращаются атлеты, которые были в большом спорте совсем недавно — есть люди, участвовавшие в соревнованиях еще в 2004 году".

Возникает вопрос: какое же моральное право имеют немецкие политики (и даже некоторые атлеты) — какое же право они имеют требовать отстранения всей российской олимпийской сборной от предстоящих игр в Рио-де-Жанейро? 2004 год — это же совсем недалеко по времени от Пекинской Олимпиады 2008 года — той самой Олимпиады, "русские" допинг-тесты которой ВАДА снова хочет проверить в поисках недозволенных субстанций восьмилетней давности. Политический подтекст тут потихоньку с России распространяется и на другие не любимые США и Евросоюзом страны: Der Spiegel не устает возмущаться, как "олимпийские игры в 2008 году могли быть отданы Пекину для прославления авторитарного режима".

Логика тут понятная: "авторитарные режимы" России и Китая, мол, заодно во всем — даже в допинге. Вот только "демократические" СМИ и спортивные чиновники Запада тоже проявляют в сложившейся ситуации подозрительное единодушие. А еще — лицемерие. Как следователь-убийца Шеппард в рассказе Агаты Кристи.

Дмитрий Нерсесов
Код для вставки в блог

Новости партнеров