Курсы валют:
  • Обменный курс USD по ЦБ РФ на 21.07.2017 : 59.2418
  • Обменный курс EUR по ЦБ РФ на 21.07.2017 : 68.2762
  • Обменный курс GBP по ЦБ РФ на 21.07.2017 : 77.1565
  • Обменный курс AUD по ЦБ РФ на 21.07.2017 : 46.9195

Мир

Image

Российских пассажиров сдали в багаж

Новый закон РФ дает авиаперевозчикам право самим решать, брать с пассажиров плату за провоз багажа или нет. И что же они решат? Вопрос риторический…

Image

Смерть в Linkin Park: шоу продолжается

«Самоубийство – это дьявол, который ходит по Земле меж людей», – написали в Twitter коллеги покончившего с собой рокера Честера Беннингтона. Имя этому дьяволу – слабость. На одной чаше весов популярность, музыка, деньги, жена-красавица из Playboy, шесть (!) детей. На другой – алкоголь, наркотики, депрессия. Почему перевесила вторая?

http://pravda-team.ru/pravda/image/article/4/3/7/346437.jpeg

Антироссийские санкции привели к новому расколу Европы. В ЕС все больше сил, ищущих пути для их отмены. Об этом пишет Bloomberg, об этом свидетельствуют итоги переговоров президента Путина в Греции, об этом же говорят резолюции региональных парламентов стран ЕС. Повторяется сценарий, реализованный Россией (тогда советской) почти сто лет назад.

В 1922 году на Генуэзской конференции Россия сумела разорвать кольцо экономической и дипломатической блокады и заключить свой первый торговый договор — с Германией, которая признала правительство большевиков. Единый антироссийский фронт Запада был сломан. Это повлекло так называемую "полосу признаний" и нормализацию торгово-экономических и технологических связей с "передовыми странами".

Что сделало возможным тот стратегический прорыв?

Во-первых, жизненная потребность европейских стран в доступе к источникам ресурсов.

Во-вторых, отсутствие единства в европейском лагере, соперничество, конкуренция между европейскими державами.

Сочетание этих двух факторов создавало идеальную комбинацию для российской игры: посулив одному из европейских игроков — Германии — доступ к своим ресурсам, Россия давала ему в руки возможность моментально вырваться вперед, опередить своих конкурентов. Что, собственно, и произошло.

Как выглядит нынешняя ситуация с точки зрения этого опыта?

Во-первых, по-иному стоит вопрос о доступе к ресурсам. До самого последнего времени Россия как ресурсная база для Европы не имела конкурентов ни по масштабам, ни по доступности. Это служило надежной основой для ее отношений с европейскими соседями и в советский, и в последующий периоды.

Сейчас по ряду позиций положение изменилось. Прежде всего само понятие ресурсов наполнилось новым содержанием. Теперь к ним относятся, в первую очередь, капиталы и технологии. Вернее, не они сами по себе, а управление ими. Если сто лет назад Европа держала рычаги управления в своих руках, десять лет назад — питала иллюзии, что сохраняет контроль над ними, то нынче их полностью перехватили США.

Изменилась и роль основного российского ресурса — энергоносителей. Новые технологии открыли для европейцев сжиженный природный газ (СПГ) и сланцевую нефть. До недавнего времени они не могли конкурировать с российскими "трубными" газом и нефтью. Сегодня могут, пусть и "с натяжкой". И натяжку эту, то есть рычаги, способные управлять их конкурентоспособностью, тоже обеспечивают США.

Короче говоря, Вашингтон создал почти полновесную альтернативу России как стратегического источника жизненно важных ресурсов для Европы. И намерен переориентировать ее, замкнуть потребности европейцев на себя через механизм Трансатлантического партнерства (TTIP). Если этот сценарий будет реализован, характер российско-европейских взаимоотношений кардинально изменится. Стороны утратят возможность прямого взаимодействия. Все будет происходить через американских "диспетчеров".

(В скобках заметим, что в рамках TTIP Америка вполне сможет поставлять Европе все те же российские нефть и газ, забыв и СПГ, и "сланец". Главное, что управлять всем процессом будут США.)

Если Россию подобная логика не устраивает, то, как и в Генуе, ей следует пробить брешь в едином европейском фронте. Но и в этом вопросе положение изменилось.

В 1922 году "слабым звеном" была Германия, ненависть которой к унизившим ее победителям и к Версальскому миру оказалась сильнее "западной солидарности" перед лицом "большевистских варваров". Иными словами, Европа не была единой в принципе. Сегодня она зажата в тиски дисциплины Евросоюза, зоны евро, НАТО; вынуждена без устали защищать "единые универсальные принципы", свободы, права, список которых растет чуть ли не ежедневно. Более того, европейцам соорудили замечательные "угрозы" — "реваншистскую Россию", "украинский кризис", "исламский терроризм"…

Одним словом, в нынешних условиях повторение "сепаратистских выходок" вроде той, что учинили немцы в Генуе, ждать, по-видимому, не приходится. Это подтверждает регулярное продление антироссийских санкций, ведь решение по этому поводу принимается консенсусом. То есть достаточно одного (из 28-ми) голоса против, чтобы режим санкций рухнул. Но такого голоса нет!

Значит ли это, что повторение успеха большевиков в Генуе сегодня невозможно?

Если смотреть на ситуацию с "технократической" точки зрения, то такой вывод закономерен. И не исключено, что именно на это и намекал Кудрин, предлагая президенту Путину пойти на "геополитические уступки".

Однако возможны и иные оценки, которые принимают во внимание "живую жизнь", реалии Европы, которые не вмещаются в рамки союзной или блоковой дисциплины. Так, недоверие европейцев к американскому диктату оказывается сильнее, нежели надуманный страх перед "энергетическим диктатом Москвы". Достаточно посмотреть, какой "энтузиазм" вызывает проект TTIP в той же Германии: немцы прекрасно понимают, что планируемое "партнерство" превратит их страну в филиал американских корпораций. И противодействие TTIP будет только нарастать.

Точно так же реальная угроза неуправляемой миграции начинает вытеснять из политического сознания европейцев бездумное следование мантрам "свобод и прав без каких-либо границ". А опасность выхода украинского конфликта за пределы собственно Украины пугает их сильнее, нежели мифическая угроза "российского вторжения".

Наконец, европейцы отлично почувствовали, что континент опять приближается к черте, за которой маячат призраки диктатур. Общественное мнение почти во всех странах ЕС расколото по самым различным основаниям. Власти не хотят слушать оппонентов. В этих условиях единственным методом удержания стабильности и управляемости остается диктатура, под каким соусом ее ни подавай: где-то может быть введен режим ЧП (терроризм заел), где-то правительство заберет себе чрезвычайные полномочия для борьбы с кризисом (Франция?) или сепаратизмом (Испания?), где-то будут "случайно" гибнуть популярные политики (см. пример Австрии).

Более того, "единая Европа" наглядно демонстрирует все меньше и меньше единства. Принцип "каждый за себя" набирает силу. А если так, то каждый будет искать доступа к ресурсам, чтобы обеспечить именно себе преимущества в конкурентной борьбе всех против всех.

Таким образом, круг замыкается. Европа оказывается не в состоянии преодолеть логику Генуи. И в споре с Кудриным прав Путин: спешить не нужно, Европа даст трещину. И дело не в том, что она не может обойтись без России в принципе. Дело в том, что она не едина, и противоречия, сидящие внутри нее, заставят какую-то ее часть пойти на союз с Россией. Тогда блокада будет снова прорвана.

Воистину, наша история дает нам все основания смотреть в будущее с оптимизмом!