Курсы валют:
  • Обменный курс USD по ЦБ РФ на 18.10.2017 : 57.0861
  • Обменный курс EUR по ЦБ РФ на 18.10.2017 : 67.2988
  • Обменный курс GBP по ЦБ РФ на 18.10.2017 : 75.9074
  • Обменный курс AUD по ЦБ РФ на 18.10.2017 : 44.9896

Происшествия

http://pravda-team.ru/pravda/image/article/2/5/5/345255.jpeg

Можно ли победить лесные пожары?

Лесные пожары — страшное бедствие, с которым ежегодно борются службы МЧС и волонтеры во всем мире. Из-за чего чаще всего возникают лесные пожары? Почему лесные пожары необходимы для экосистемы и может ли человек регулировать процесс выгорания лесов? Об этом Pravda.Ru рассказал директор Института лесоведения Российской академии наук Андрей Сирин.

— Сразу нужно сказать, что пожары — это естественное явление, такое же, как многие другие, и изъять, ликвидировать пожары невозможно. Они, в общем-то, являются важным элементом вообще функционирования нашей планеты. А в бореальной зоне, в таежной зоне пожары регулярны, и есть целый ряд экосистем, которые являются пирогенными. Они просто исчезнут, если пожаров не будет. Многим известные сосняки-брусничники, относительно открытые боры, например, периодически проходятся пожарами — раз в 10, 20, 30 лет. Если пожаров не будет, они перестанут быть брусничниками, они станут немножко другим типом леса.

— Вы имеете в виду пожары не рукотворные, а природные?

— Да. Природный пожар. Пока не было человека, пожары всегда происходили в результате молний. Пожары являются важным элементом формирования лесного покрова, потому что лес — это живой организм. Он, к сожалению, стареет и погибает. Например, сосновые или еловые леса стареют, появляется больше отпада (горючего материала), наступают пожары, происходит выгорание, и на этом месте образуются вторичные леса, например, березняки, осинники. В зависимости от конкретного местообитания будет разная секционная смена. И только потом, после того как возникнут эти березняки, они будут постепенно заменяться ельником. То есть на это требуется не один десяток, если не сотня лет.

— То есть это непрерывный цикл.

— Непрерывный. Пока не было человека, не возникало проблем. Когда появился человек с его конкретными интересами и возникли достаточно густонаселенные районы, естественно, возник вопрос, что мы не можем существовать вместе с этим естественным процессом. И этот естественный процесс мы обязаны регулировать, если мы хотим выжить и не страдать.

— Получается, природа пожаров в большинстве нерукотворна?

— Это было раньше. А сейчас, к сожалению, на первый план вышел человек.

— Речь идет о безответственности, когда кто-то кинул спичку или не убрал за собой в лесу, или же о более серьезных моментах, связанных с лесным бизнесом?

— Наверное, есть такой элемент, связанный со специальными поджогами для того, чтобы потом древесину срубить и продать. Потому что при пожарах древесина не страдает. Корни гибнут, а деревья остаются на корню. Но мы не будем затрагивать нелегальный момент, не это главное. Также есть специальные поджоги, существуют пироманы. Это психически достаточно распространенное заболевание. Но это крайние случаи.

Общая ситуация связана с двумя причинами. В большинстве случаев огонь не возникает в лесу, он приходит с других угодий. В весеннее время это пал травы. При этом нужно отметить, что пал сухой травы — это общепринято не только в нашей стране, это существующий уже много столетий метод улучшения пастбищных и сенокосных угодий. Но он должен быть управляемый. Иначе в случае сильного ветра, отсутствия каких-то ограничительных мер по распространению огня это приведет к серьезным последствиям.

Вторая причина — это просто неосторожное обращение с огнем, это оставленные костры, это окурки. Те самые окурки, которые выбрасывают из окна машины. Достаточно ведь одному из десятков, из сотен окурков быть сброшенным на обочину дороги в сельской местности, а это сухая трава и бытовой мусор, и начинается пожар. А потом этот пожар придет в лес.

— А из-за чего произошел знаменитый печальный пожар 2010 года в европейской части страны? И были ли здесь такие масштабные пожары ранее?

— В 2002 году пожары были не менее катастрофичны. В эти годы сложилась очень специфическая погодно-климатическая ситуация именно на европейской части.

В 2010 году где-то со второй половины июля началось резкое ухудшение ситуации, то есть меньшее количество осадков выпало при повышенной температуре. А критическая ситуация настала в первых числах августа. Но катастрофичности ситуации добавило то, что над Москвой находился антициклон. И он, как купол, держал все эти выбросы, связанные с пожарами. Фактически Москву накрыла зона высокого давления, которая удерживала высокие температуры в этом небольшом пространстве. На границе этой зоны, например, в Тверской области, было изменение температур, достигавшее десяти градусов. Это экстремальная ситуация. Это уникальное явление. И за счет этого давления, этих температур выбросы от пожаров, сажа, другие загрязняющие вещества держались в атмосфере над Москвой. И это, собственно говоря, привело к таким последствиям и для людей, и для здоровья, и для экономики.

Плюс в 2010 году к лесным пожарам добавились торфяные пожары, а у торфяных пожаров есть специфика продуктов горения, которые имеют особое воздействие на человека. Это был особый смог, определенные загрязняющие вещества, и отсюда высокая гибель людей.

— В чем специфика тушения именно торфяных пожаров?

— Они очень тяжело тушатся. Причина та же самая — антропогенная, то есть человек. И чаще всего огонь приходит из соседних угодий. Но главное -их тяжело тушить, потому что горит даже влажный торф. Огонь подсушивает примыкающий к очагу пожара торф, и дальше начинает он гореть. Обычно торфяные пожары охватывают первые десятки сантиметров торфа, но бывают очаги пожара, которые проникают вглубь на метры, это и есть торфяные пожары.

— Обводнение торфяников — это сложный процесс?

— Нужно фактически восстановить регулирование водного режима — того, который был нарушен осушением.

— Понятно. А скажите, пожалуйста, технологии тушения пожаров как быстро совершенствуются? Вообще, как тушится современный мощный пожар?

Лесные пожары бывают низовые и бывают верховые. Низовые, когда огонь идет по поверхности, сгорает трава, подстилка, вот эти сухие остатки, которые лежат на земле, могут пострадать кустарнички и кустарники, легонько повреждается кора деревьев.

Но чаще всего для деревьев не столь опасны низовые пожары, а вот когда огонь приходит уже в кроны деревьев, начинается верховой пожар. Тут речь идет в основном о хвойных, конечно. Вот тогда с ним бороться очень тяжело, потому что там и ветер сильнее. Он перемещается гораздо быстрее. И там единственный путь — либо авиация, что очень трудоемко, либо создание коридоров, которые будут непроходимы для огня. Это удержание какого-то естественного рубежа, например, водоток или какой-то водный объект, либо создание минеральной полосы путем, в том числе, взрывных материалов. Взрывается полоса, образуется минеральная полоса, которая не будет проходима.

— По статистике, верховых пожаров много в течение сезона?

— Они часто бывают, особенно на востоке страны. В европейской части страны главная задача — ни в коем случае не допустить этого, потому что это влечет за собой гибель людей, населенных пунктов и т.д.

— То есть на востоке страны жертв меньше, потому что плотность населения меньше, населенных пунктов меньше?

— Отсюда и различия подходов. Например, для Сибири, для Дальнего Востока привычен такой термин, как управление лесным пожаром. Не борьба, а управление. То есть в каждом конкретном случае выбирать оптимальное решение. Например, где-то надо остановить на каком-то рубеже, где-то локализовать, а где-то тушить, если это примыкает к населенному пункту.

В европейской части страны, в густонаселенных районах, конечно, управлять нельзя, нужно бороться. И здесь раннее обнаружение очагов пожаров является ключевым.

Огонь начинается, в любом случае, с низового пожара и чаще всего на других угодьях. И если его вовремя обнаружить, то здесь ключевой инструмент — это лопата. А копать надо минеральные полосы. То есть это полоса, у которой нет надпочвенного покрова, там выступает открытый грунт, который гореть не будет. Он не остановит верховой пожар, но низовой пожар, который распространяется по земле, по сухой траве, по сухой подстилке, он остановит.

— Как я поняла, технологии тушения, в общем, не меняются, только прибавились вертолеты, авиация. А в профилактике пожаров есть какие-то подвижки? Может быть, ведется космическое наблюдение за обширными территориями или существуют еще какие-то современные способы предотвратить пожар с помощью технологий?

— Начнем с космических технологий. К сожалению, в основном, космические технологии направлены не на обнаружение пожара, а на фиксацию того, что уже сгорело. Нам кажется, что космическая съемка существует на всю территорию и она постоянна. На самом деле, она периодична. И только стационарные спутники, которые висят над территорией и могут давать информацию в реальном масштабе времени, могут использоваться для оперативного слежения за лесными пожарами, за точками возгорания.

На самом деле, сейчас, буквально последние две недели, такие технологии разрабатываются для Дальнего Востока. Там есть технологические возможности, связанные с определенными спутниками. А если мы говорим о европейской части страны, то, в основном, мониторинг идет за счет беспилотников.

Плюс на многих вышках сотовой связи установлены камеры слежения, которые охватывают достаточно большую территорию. Это позволяет оперативно выявить тепловые очаги пожаров.

Ну и, конечно, человек, обходы лесников. Хороший лесник знает болевые точки, он обходит не все, он, прежде всего, обращает внимание на те места, где возможны какие-то очаги возгорания.

Главное — это, конечно, устранить источник возгорания. По простой аналогии с балконами. Пожары на балконах возникают при соединении двух обстоятельств — наличии горючего материала и окурка, брошенного сверху. Если не будет одной из этих составляющих, пожара не будет. А лучше, чтобы не было ни того, ни другого. Это будет 100-процентная гарантия.

Интервью к публикации подготовила Мария Сныткова

Беседовала

Image

Как служилось в советском стройбате

«Королевские войска» или стройбат были настоящей легендой в СССР. Правда, скорее в плохом смысле слова – этого рода войск сторонились многие призывники, а военное руководство вообще выступало против его существования.