Курсы валют: USD 24/03 57.5228 -0.1132 EUR 24/03 62.0959 -0.174 Фондовые индексы: РТС 18:50 1124.35 0.11% ММВБ 18:50 2051.04 -0.51%

Флот Крыма отходит от украинского безвременья

Страна | 13.04.2016


Флот Крыма отходит от украинского безвременья
Источник фото: REX

Правительство будет добиваться, чтобы крупные российские компании размещали заказы на строительство судов на отечественных верфях, а не за границей, заявил вице-премьер Дмитрий Рогозин. Какими возможностями обладают российские судостроительные заводы? В состоянии ли они конкурировать с иностранными верфями? Об этом Pravda.Ru рассказал глава Общероссийского движения поддержки флота Михаил Ненашев.


Севастопольский судоремонтный завод

- Весна наступила, скоро начнется активное судоходство и откроется туристический сезон. Важнейший вопрос — паромная переправа в Крым. И сам полуостров очень важен для судостроения и судоремонта. Как там дела?

- Вопрос кораблестроения, судостроения, действительно, для морского региона является архиважным. В Крыму — порядка пятидесяти крупных предприятий, хотя за двадцать три года на большинстве из них осталось мало чего работоспособного, у всех накопились проблемы.

А Севастопольский судоремонтный завод и некоторые другие находятся просто в убитом состоянии. Мы туда приезжали два года назад, когда Крым только воссоединился с Россией-матушкой. В цехах березы растут. Там меньше тысячи человек работало. Сейчас мы более двух тысяч уже набрали.

Украинское безвременье

— Легче, наверное, новый завод построить?

— Да, люди так и считают. Но еще есть вопросы инфраструктуры, нужна свободная земля у берега, подъездные пути, поэтому иногда легче и нужно новый строить, а иногда — ремонтировать, модернизировать. По цене будет — фифти-фифти. Сейчас вопрос модернизации стоит в целом по промышленности Крыма, а не только по судостроению. В цехах надо поставить современное оборудование и решать кадровые вопросы.

Керченский завод "Залив" — крупнейшее предприятие — в удручающем состоянии и нуждается в полной модернизации. Там — великолепный док на триста шестьдесят метров — огромное двадцатиэтажное здание.

Можно строить суда водоизмещением двести тысяч тонн, но для этого нужно док модернизировать. То же самое — с феодосийским заводом "Море". Раньше там строили "Кометы" и "Ракеты" — корабли на воздушной подушке.

Кое-что уже делается. Заводу в Феодосии помогают предприятия из Ленинградской области, из Петербурга. Все заводы в Крыму замкнуты на кооперацию с заводами остальной части России.

Керченский завод является частью большого инвестпроекта Зеленодольского завода из Татарстане. Они уже много вложили туда. "Залив" сейчас начинает строить два танкера. Там делается корпус судов. А начинка, как всегда делалось, поступает из других регионов.

Крымской промышленности, кораблестроительной и судостроительной в первую очередь необходимо развивать и укреплять связи. Это сейчас активно развивается. Есть определенный коммуникативный эффект для всех.

Но здесь мы больше заинтересованы в том, чтобы почти трехмиллионное население Крыма получило источник постоянной работы. Ведь курортный сезон не длится долго.

А промышленность Крыма и Севастополя — это основной источник наполнения бюджета. Крымский регион всегда имел высокого уровня подготовленные кадры. Но было украинское безвременье, как говорят сами жители.

- Кадры-то остались? И откуда-то их можно взять?

- Вот-вот, это очень важный вопрос. Но для начала кадры есть. Даже когда Крым де-юре находился по юрисдикцией украинских властей, крымский рабочий класс и инженерные кадры все эти двадцать три года работали на предприятиях российской судостроительной промышленности. И мы делали заказы на крымских предприятиях. Вы могли встретить человека с Крыма во Владивостоке, Северодвинске и Калининграде. Там крымские судостроители работали целыми бригадами.

И с других заводов Украины — николаевские, херсонские рабочие и инженеры — у нас работали, а некоторые и сейчас в разных форматах участвуют в реализации российских промышленных проектов. На Украине-то промышленности уже нет. Там есть только остатки. А за счет того, что они работали в России эти двадцать три года, то кадры сохранились. И они сейчас работают уже на своей родной земле.

Есть вопросы техники и технологий, уровня управления, вопрос современных процессов в судостроении и в целом в промышленности.

Но некоторые предприятия уже великолепно работают и загружены заказами. К примеру, симферопольский завод "Фиолент" строит систему управления кораблем. Симферополь расположен не на море, но тоже работает в интересах флота достаточно серьезно. Завод "Селма" делает сварочные аппараты для судостроительной промышленности.

Ледоколы для Арктики

- Сейчас все важнее становится Арктика. Расскажите, что у нас происходит на северных берегах?

- Да, Арктика — это то место, где Россия живет. Мы тысячелетиями живем на этом берегу и никогда оттуда не уходили. Но сейчас надо активно повышать степень развития арктических регионов и наше присутствие в Северном Ледовитом океане.

У нас — около шестидесяти процентов арктических и приарктических территорий. И хотя они малонаселены и недостаточно освоены, общероссийский и региональные бюджеты на пятьдесят-шестьдесят процентов зарабатываются в Арктике и около Арктики.

Сейчас на первый план выдвигается транспортная тематика. Эта отрасль становится более важной, чем другие источники доходов. Тем более сейчас с учетом пиратства, терроризма, проблем с безопасностью все больше и больше в мире обращают внимание на Северный морской путь через российскую Арктику. Он становится все более и более востребован, хотя пока только идет обсуждение. Нужна политическая воля, и мы этот проект реализуем.

У нас есть и мы всегда строили и строим ледоколы. В западной части Арктики ходят суда обычного класса, как и в южных морях. Но в сторону Сибири и восточней, конечно, необходимо использовать суда в основном ледового класса или ледокольное обеспечение.

Сейчас у России в строю порядка пяти атомных ледоколов и порядка сорока дизельных ледоколов. В строительстве атомных ледоколов мы — страна номер один. Никто рядом с нами даже стоять не может. У американцев, к примеру, всего один ледокол, и они сейчас пытаются наверстывать упущенное.

Ледоколы — это наше мощное преимущество. Наши ледоколы круглогодичны, а атомным, кроме того, не требуется заходить для пополнения запасов на базы. И поэтому в Арктику мы можем вплоть до Северного полюса ходить. Туда пока ходят только туристы, и конечно, исследователи.

Наши ледоколы обеспечивают даже туризм в Норвегии, хотя мы должны свой туризм развивать. Мы должны на этом зарабатывать, но есть еще проблема неразвитости нашей инфраструктуры.

Сейчас мы догоняем многие процессы, которые могли бы делать пять и десять лет назад. Арктика — это наш родной регион. Самые лучшие, мощные, атомные подводные лодки и надводные корабли мы строим в Северодвинске. Там рядом могут стоять самые разные корабли. Промышленность, кораблестроение, вся экономика взаимосвязана, есть двойные технологии. Все, что может пригодиться для гражданского судна, очень во многих случаях может пригодиться и для военного корабля.

В нынешнее время, каким бы проблемным и кризисным оно не было, вся обстановка подвигает к тому, чтобы в России всерьез задумались над этими вопросами и запустили на всю мощь эти процессы. Не надо думать, что импортный товар лучше. Вопрос развития судостроения и всей промышленности — это еще и вопрос изменения матрицы в мозгах. Мы можем и должны ставить амбициозные задачи, потому что мы можем их решать и все сделать.

Для этого мы, в первую очередь, должны сами себя уважать, должно быть в человеке достоинство. Мы должны выдвигать к руководству умных, сильных, а не того, кто чей-то сын или к какому-то клану принадлежит.

Нужно базироваться на компетентности и стремлении человека. И всем людям должно быть интересно работать и жить. Тогда мы все сможем.

Подготовил к публикации Юрий Кондратьев

Беседовала


Какие корабли делает Россия?
Ирина Шлионская
Код для вставки в блог

Новости партнеров