Курсы валют: USD 25/05 56.2743 -0.2809 EUR 25/05 62.9203 -0.6986 Фондовые индексы: РТС 18:50 1087.59 -0.84% ММВБ 18:50 1951.98 -0.42%

Эстетическая астрономия Кэти Пэтерсон

Эстетическая астрономия Кэти Пэтерсон
Культура | 11.11.2011


Ей 29 лет, она британка, и на данный момент у себя на кафедре - единственный художник в области физики и астрономии. Кэти Пэтерсон со скрупулезной точностью трудится в рамках изобразительного искусства, тесно граничащего с наукой и нанотехнологиями. Одна из ее последних работ - изучение коллоидных систем, в частности - тщательное исследование оригинального размера песчинки, отобранной из горки рассыпного песка. Корреспондент Newsinfo отправилась в Университетский колледж Лондона на встречу с научным художником.

- Кэти, у вас очень интересная специализация - вы и ученый, и художник. Эмпирический опыт в работе не мешает романтическому взгляду на искусство?

- Иногда это действительно выглядит несопоставимо. И в этом даже есть свой антагонизм. По-моему, самое замечательное слово для моей работы - гибридность. Я себя чувствую комфортно в данный момент в качестве художника резидента на кафедре астрофизики при университете. Процесс научных исследований мне очень интересен, каждый момент по-своему содержателен. Иногда люди, сидящие за соседними столами в одном помещении, и знать не знают друг о друге. Но, в конечном итоге, все сводится к тому, что мы делимся полученными результатами исследования. В этом смысле моя работа более научная, чем художественная. В мире искусства все несколько по-другому.

- Художники сразу выставляю результаты своих трудов в галерее или на выставке?

- У художников этот процесс происходит как-то параллельно друг другу. Быть же ученым - равносильно тому, как быть клеткой в крупном теле. И научное сообщество всегда работает сообща.

Интервью: Кейт Хадсон. Два мужа, два сына, две страны

- Что именно ученые получают от совместной работы с тобой?

Эстетическая астрономия Кэти Пэтерсон. 2739.jpeg

- Я своего рода выступаю в роли художественного продюсера, который пытается запечатлеть процесс различных исследований и преподнести его в художественном теле. Но надо понимать, что я целиком и полностью нахожусь в зависимости от исследований, проводимых удивительными людьми, которые не жалеют потраченных сил и энергии, чтобы воплотить в жизнь различные, порой даже самые абсурдные идеи.

- Другими словами, ты придаешь научным исследованиям художественную интерпретацию?

- Да, можно сказать и так.

- А бывает такое, что невозможно придать художественную форму некоторым из твоих проектов? Все же научные исследования непредсказуемы...

- Такое случается, конечно. Но все равно я пытаюсь оставить некий эстетический почерк за каждой из своих работ, даже когда многие объекты исследования весьма неуловимы. Например, в 2007 году мы занимались исследованием звука таящих ледников. После этого я попыталась инсценировать звуковую трансляцию... Все желающие могли позвонить по телефону и на другом конце провода услышать и представить, какие звуки сопровождают тающие ледяные глыбы. Помню, в тот день нам позвонили около десяти тысяч человек.

Или , допустим, взять для примера другую мою работу по исследованию потухших звезд. В действительности, как только умирает отдельная звезда, на ее месте рождается миллион других звезд. Запечатлеть этот момент весьма непросто. Но подобная интимная связь между масштабными вселенскими процессами позволяет тебе быть частью такого важного и большого наблюдения. Ты, конечно, чувствуешь себя песчинкой в этом мире, но подглядывающей за таким невероятным и эффектным зрелищем.

Интервью: Истинный джентльмен Колин Фёрт

- Ты наблюдаешь за звездами в одиночку?

- Мы работаем в компании большого количества человек. Так вот территория моих исследований - создание карты погасших звезд и отслеживание траектории их падения. Далее я начинаю исследовать природу умершей, погасшей звезды, связываюсь с сотнями астрономов и астрофизиков.

- Как ты увлеклась астрономическими проектами?

Эстетическая астрономия Кэти Пэтерсон. 2740.jpeg

- Это произошло год спустя, после моего выпуска из Эдинбургского университета. У меня был период, когда я стала задумываться, чем мне заниматься в жизни. Тогда мне мечталось жить и работать в Исландии, и я решила поехать в Рейкьявик. Устроилась работать официанткой в отеле и удивляюсь, как умудрилась посмотреть в перерывах от работы почти всю страну. Ездила к вулканам и ледникам: в принципе, это был мой первый настоящий опыт общения с небом и воздухом. Я увидела то, о чем раньше вообще не могла предположить. На картинках, в кино, все выглядит совершенно иначе. Это был момент в моей жизни, когда я воскликнула "О, Боже!", потому что поняла, что мы вертимся-крутимся на этой планете, неистово взрываемся и вновь заряжаемся энергией - все это я увидела в гейзерах, выбрасывающем фонтаны горячей воды пара, бурлящей горячей лаве. Я наблюдала, как меняется погода каждые две минуты, и понимала, насколько все это мне интересно, и что я хочу быть частью этой большой экосистемы. Эти наблюдения и воодушевили меня на поиски себя в художественно-научной сфере.

Интервью: Мужские откровения Питера Андре

- Выглядит довольно бесстрашно и безбоязненно...

- Я очень увлекающийся и любопытный человек, по сути. И необязательно быть пораженной чем-то сногсшибательным и удивительным - как например, природными явлениями в Исландии. Я считаю, существует столько всего интересного для исследований. Мне в жизни не бывает скучно.

- Никогда-никогда?

- В сущности, я не знаю, что такое скука. Конечно, как любой человек, я могу уставать или расстраиваться. Так я все время занимаюсь художественным производством, загоняя мой разум в эмпирические рамки. У меня линейное мышление. В моей работе по-другому нельзя, иначе можно выпасть из какого-то звена исследовательского процесса. Но вот, например, организатор в наведении порядка я никудышный. По дому у меня могут быть разбросаны сотни книг, все сплошь с интригующими названиями, но я никогда их не читаю, просто не хватает времени. Но и в этом хаосе есть своя польза. Название одной из этих книг "100 миллионов солнц" постоянно мелькало перед моими глазами, - именно так я назвала одну из своих работ.

- Кэти, а есть ли среди твоих инсталляций незаконченные проекты?

- Конечно, как и многие процессы в природе и космосе, у которых в действительности нет ни начала, ни конца. Так, например, обстоят дела со звуковой трансляцией на Луне. Этот проект называется "Лунная соната". Отскочил маленький кусочек на поверхности Луны - мы отслеживаем его звуковые колебания... Пока тщетно. Но я верю, что музыкальные ноты моей сонаты уже свободно колеблются где-то в космическом пространстве (улыбается).

Олеся Бускенс-Гольцева
Код для вставки в блог

Новости партнеров